Домой Блог

Хельсинки. Дворец «Финляндия» и Дом конгрессов.

https://architecturebest.com/dvorec-finlyandiya/

Дворец «Финляндия» — первое общественное здание в новом центре Хельсинки. Кроме него, здесь будет возведено Дом конгрессов для проведения различных конгрессов, которое будет непосредственно связано с дворцом «Финляндия». Оба здания — лишь фрагменты будущего центра. Поэтому сейчас еще трудно судить о том, насколько удачно выбрано для них место, так как отсутствует их логическое окружение и еще в целом не ясен характер связи нового центра с близлежащими районами.

На хельсинкском полуострове, т. е. в самом сердце будущего центра, в настоящее время находится множество путей товарной станции, которые, естественно. никак не вяжутся со столичным центром. Перенос товарной станции предоставляет редкую возможность для создания нового сердца Хельсинки. Уже существующий план застройки центра находится сейчас в стадии доработки. Новая товарная станция, отвечающая требованиям экономики и потребностям транспорта, строится на отведенном для нее обширном участке.

Таким обраэом, следует учитывать, что временно дворец «Финляндия» лишен своего окружения. Участок, на котором сейчас находится станция, предоставляет (за исключением площади, необходимой для прибывающих па центральный вокзал пассажирских поездов) достаточно места для очень обширного центра, который отвечает требованиям современного общества.

Дворец «Финляндия» расположен в парке, однако он не уничтожил парковых насаждений. Строящийся рядом с ним Дом конгрессов расположен с соблюдением техже принципов. Городу нужны золеные зоны и в центре, но надо иметь в виду, что зеленая зона, как правило, ограничена, что обусловлено структурой обычных горизонтально развивающихся городов. Более важными, чем деревья небольшого парка, являются вода н морфология местности, например, в условиях Хельсинки — скальные образования. С учетом этих факторов осуществляется строительство Дома конгрессов.

После переноса товарной станции на ее территории будут построены здании, которые вдохнут в жизнь, сохранив вместе с тем характер местности, связанный с естественными элементами центра, и создав спокойную зону для жителей города.

В 1975 г. было завершено строительство Дома конгрессов, непосредственно примыкающего к дворцу «Финляндия» и функционально связанного с ним.

Здание включает: входной вестибюль со стороны парка Хесперия с рядом вспомогательных помещений; па следующем этаже — фойе с примыкающими к нему рабочими комнатами и выше — главный зал па 900 человек, предназначенный для проведения различных конгрессов и конференций.

Во всем творчестве Аалто не найти ни одной абстрактной идеи, ми одной формы ради формы, никакой игры геометрическими или математическими элементами, в общем — никакой узкой теории.

Если попытаться подвести итоги творчества Аалто и определить его место и блистательном ряду пионеров современного зодчества, можно сделать массу выводов.

Стиль и направление двадцатых годов в архитектуре определялись тремя выдающимися проектами: Баухауз Вальтера Гропиуса, Дворец Лиги Наций Ле Корбюзье (1927) и туберкулезный санаторий в Паймио Алвара Аалто (1929—1933). Несмотря на то что Аалто работал в далекой Финляндии, он сумел сразу запять место в авангарде современной архитектуры.

Подобно Гропиусу и Ле Корбюзье, Аалто понимал, что здание не обособленное произведение искусства, а лишь часть целого. Эта идея и была претворена в жизнь в проекте санатория в Паймио, корпуса которого, неодинаковые по высоте, расходятся под разными углами от основного ядра, как бы разрывая общепринятые представления о доме как о замкнутой структуре.

И Ле Корбюзье и Аалто стремились к достижению единства внутреннего и внешнего пространств. Для достижения этого единства Аалто часто проектировал внутри здания потолок в виде раковины, повторяя снаружи его пластическую объемность. Это очень интересное решение в современной архитектуре.

Часть здания, где расположены кружковые и служебные помещения, имеет конструкцию. Здесь в качестве акустического материала использовано главным образом дерево. Потолок лекционного зала состоит из волнообразных деревянных пластин, служащих для такого распределения звука — в первую очередь голоса,— которое создавало бы для большей части акустические условия. Исходя из характера мероприятий, которые намечалось проводить в этом зале, я считал, что общие беседы не менее важны, чем отдельные выступления. Поэтому проблему акустики я стремился решить таким образом, чтобы в отличие, например, от концертного зала исходной точкой звучания могло бы стать любое произвольное место. Другими словами, каждая точка зала — на определенной, нормальной высоте — служила бы одновременно как источник, так и приемник звука. Я отношу вопросы акустики в первую очередь к области физиологии и психологии и считаю, что их нельзя решать чисто механически.

Перекрытия, за небольшим исключением, представляют собой массивные бетонные плиты. нигде не использованы добавочные деревянные конструкции. Полы везде настланы непосредственно по бетону. Звукоизоляция достигается за счет сочетания большой массы бетонных плит и мягких древесноволокнистых плит инсулита.

Крыша — также без добавочных конструкций — покрыта двумя слоями битума, между которыми имеется свинцовая пленка.

Карнизы кровли, трубы внутреннего водостока, а также различные защитные детали фасада сделаны из меди.

Переплеты окон — стальные, изнутри облицованы пластинами тика. Не большая часть переплетов — из дуба.

Наружные матовые стекла световых потолочных проемов соединены с более тонкими стеклами, находящимися с внутренней стороны. Эти круглые матовые стекла (d —180 см) удерживаются на бетонных конусах под тяжестью собственного веса.

Во внутреннем оформлении здания широко использовано дерево как для отделки стен, так и для обшивки потолков.

При этом определяющими факторами являлись великолепные свойства дерева как облицовочного материала и обязательный для библиотек принцип, заключающийся в том, что в помещениях следует применят!. только естественные материалы, которые не могут привести при эксплуатации здания к вредным явлениям, вызываемым, например, окрашенными поверхностями и синтетическими материалами. Выбор различных пород дерева связан в известной мере с интенсивностью эксплуатации той или иной части здания. В лекционном зале наиболее широко использована карельская кондовая сосна; в фойе —детской библиотеке, как и для изготовления мебели,— дуб, береза и тик; в основном помещении библиотеки применено сочетание красного бука и сосны, которое встречается всюду, где эксплуатация помещений наиболее.

В соответствии с делением здания на две основные части система центрального отопления также разделена. Собственно библиотека снабжена системой лучистого отопления, которая состоит в том, что частая сеть труб нагревает бетонные и оштукатуренные поверхности потолка и таким образом вызывает тепловое излучение. В другой части здания использованы обычные нагревательные приборы. С помощью верхней системы отопления в точных залах я стремился исключить вредное воздействие нагревательных приборов на книжные полки, а также перемещение пыли по воздуху, причиняющее вред как книгам, так и людям.

В здании оборудована вентиляционная камера, из которой свежий воздух по специальной сети каналов поступает в различные помещения. Усовершенствовав эту вентиляционную систему, ее можно превратить в систему полного кондиционирования воздуха.

Стиль модерн в архитектуре

https://architecturebest.com/art-nuvo-v-arkhitekture-istoriya-fakty/

В переводе с французского языка стиль модерн означает новое искусство. В России этот популярный стиль начали называть как русский модерн или современный модерн.

Зародилось направление в 19 веке во Франции. Стиль синтезировал в себе почти все известные течения, которые существовали на мировой арене. Основной целью синтеза являлась архитектура, в стиле объединяются все виды творчества, начиная с живописи и заканчивая элементами одежды. Этим модерн и отличается от других направлений.Фасады зданий выполненных в стиле модерн представляют собой формы заимствованные из природы, в нем нет ни прямых линий, ни четких углов.

Постройки в таком стиле отлично выглядят со всех сторон, все элементы зданий выстроены по единому плану архитектора.В русском модерне преобладают нотки фольклора. Архитекторы России подражают декору, основанному на боярских хоромах или византийской церкви. Модерну присуще наличие мозаики, она все чаще виднеется на зданиях и представляет собой отдельное, неповторимое произведение искусства.

Одной из отличительных черт стиля является сочетание различных строительных материалов бетон, сталь и стекло могут спокойно соседствовать с камнем, кирпичом или деревом.

Архитектура модерна

https://architecturebest.com/arkhitektura-moderna/

Художественный стиль модерн в архитектуре зародился в момент, когда развитие общественной индустрии стремительно набирало обороты. В это время все прогрессивные представители общества были увлечены новой утопической идеей, следуя которой искусство рассматривалось как инструмент воздействия на человеческое социальное развитие.

Однако, полностью подчинить этой идее все эстетические разработки не удаётся, и в художественном содержании творений того времени всё равно просматриваются индивидуализм и самобытность авторов. Среди первых основоположников модерна в архитектуре выделяется творчество Виктора Орта. Работам бельгийца свойственно широкое использование новых строительных материалов. Его проекты, в которых несущие металлоконструкции напоминают растения из мира фантазий и снов, легко узнаются по единому, характерному для Орта стилю.

Работая над проектом, архитектор создавал здание, чей внутренний и внешний дизайн были подчинены одному стилю. Прорабатывались все мелкие детали интерьера, включая даже ручки дверей. Приблизительно в это же время во Франции работает архитектор Эктор Гимар, чьё творчество также становится основополагающим в стиле модерн. Парижане знакомы с его работами по созданным мастером входным павильонам станций городского метро.

Дальнейшее развитие модерна в архитектуре было получено в работах такого известного автора, как Антони Гауди. Здания, построенные по проектам этого талантливого архитектора, отличаются способностью органически вписываться в пейзаж окружающего ландшафта. Дома Гауди производят впечатление творений, созданных естественными силами, а никак не человеческими руками.

Всем представителям модерна свойственно правило, согласно которому всё окружающее человека должно быть выполнено в едином стиле, начиная с жилья и заканчивая фасоном одежды. Именно в архитектуре мастерам модерна удалось воплотить в реальность свои основные принципы.

В стиле модерн было построено большое количество элитных частных домов, деловых зданий крупных фирм-производителей, торговые центры, вокзалы и другие специализированные здания. Модернисты полностью отказались от эклектики в экстерьере и интерьере проектируемых сооружений.

Строго придерживающийся одного стиля модерн в архитектуре не позволяет рассматривать конструкцию и декор здания в разных ключах. Дизайн внутренних помещений и внешняя архитектурная форма должны находиться в глубокой взаимосвязи друг с другом. Очень часто организация внутреннего пространства, его стиль, планировка и ритмика диктовали и внешние формы будущего здания, заставляя отодвигать на второй план его утилитарное назначение.

Поразительной пластичностью и динамичностью внешних форм отличаются постройки таких известнейших архитекторов, как А.Гауди, В. Орт, Ван де Велде, Ф.О. Шехтеля. Творения этих модернистов больше напоминают скульптуры, нежели жилища. Но существует взгляд на архитектуру и с другой стороны, не изменяя стилю модерн, некоторые мастера, в частности И.Хофман, Ч. Р. Макинтош, Й. М. Ольбрих, наоборот, акцентируют внимание на строгой геометрии и чётком ритме в объёмах проектируемых зданий.

Яркой особенностью стиля модерн считается решительный отказ от прямых линий и углов, все разработки дизайнеров-модернистов используют плавные, естественные линии, стремящиеся создать с натуральной природой единое целое. Во время расцвета модерна большую популярность приобрели и прикладные искусства, что послужило толчком к их развитию и обновлению.

Такое повышенное внимание к художественному творчеству вызвало организацию всевозможных выставок по новым достижениям в искусствах любого вида. Пиком этого движения считается всемирная выставка произведений представляющих стиль модерн в архитектуре, произошедшая в 1900 году в Париже. Но уже к 1910 ведущая роль модерна начинает ослабевать, в это время активно начинают формироваться новые стили и направления в архитектуре и общественном сознании.

Архитектура. Давайте слушать хорошую музыку.

https://architecturebest.com/arkhitektura-davayte-slushat-khoroshuyu/

Хорошая метафора: архитектура, как застывшая музыка. Посмотришь на какой-нибудь город в Европе, и совершенно очевидно, что в архитектуре прошлого, как и в музыке, немало было создано шедевров. Формы, насыщенное содержание – видимо как-то по другому люди мыслили в те времена.

Если сравнивать архитектуру с музыкой то, к сожалению, выглядит все, как упадок. При чем, упадок чисто в плане фантазии и красоты, потому что в плане функционала и технологий, все очень плотно нафаршировано. Стоит заметить, что среди стран с развитой экономикой, относительно эстетики современных тенденций архитектуры, доминирует безвкусица и даже пошлость.

Глядя на современные коттеджные поселки, которых выросло немало за последнее время, складывается впечатление, что в музыке доминирует даже не попса, а жесткий шансон. Хотя, в основном, хозяева таких «уникальных» построек современности, слушают именно Шансон. Поэтому не удивительно, что музыкальные предпочтения, читаются в архитектурных вкусах. Характерно, что современные архитекторы, возможно и понимают, как это выглядит, но особенно не сопротивляются этому. Видимо работает аксиома: любой каприз за ваши деньги, руками ведущих таджикских зодчих.

Вне времени, предпочтений и законов жанра, есть элементы, которые необходимо использовать всегда. Для любых дверей или ворот, придется купить домофон — доступно, практично, надежно.

И это логично, зачем доказывать, что это не красиво, если проще не спорить и сделать, как просят. «Хочу бассейн с бильярдом, а рядом, чтобы статуя с фикусом. Пусть все обзавидуются» — не вопрос, сделаем. А чтобы посторонние не видели этой пошлости, сделаем высокий забор с видеокамерами по периметру. И чтобы вы себя прямо конкретно прочувствовали аристократом-эстетом, сделаем газон, непременно с альпийской крошкой. Это обязательный элемент, для завершения образа.

И смешно, и грустно. Остается надеяться, верить и ждать, что придет новое поколение архитекторов, и тех, кто будет предпочитать другое музыкальное пространство. Надежда остается всегда.

Французская архитектура Барокко

https://architecturebest.com/arkhitektura-barokko/

Истоки этого стиля восходят к эпохе Возрождения к творчеству Микеланджело, когда начался кризис гуманизма, т.е. церковь открыто выступала против научных открытий, светских тенденций, подрывающих идеи католицизма.

К концу XVI в. в Италии наблюдается упадок ремесла, торговли, запустение городов. Заказчиками строительства становятся деятели церкви и монастыри. Архитектурная деятельность развивается в это время главным образом в Риме по заказам папства. Архитектурные композиции теряют спокойную гармоничность. Ясность и четкость уравновешенных пропорций заменяется сложными ритмическими построениями, многообразием пропорций, движением масс и сложной пластикой.

Черты барокко особенно ярко проявились при строительстве храмов. Их планы вновь приобретают средневековую протяженную, базиликальную форму. Композиции придается фронтально-осевой характер с выделением на главном фасаде и глубинным развитием внутреннего пространства.

Черты барокко уже проявились в постройке позднего Возрождения церкви Иль-Джезу в Риме (архитектор Джакомо Делла Порта по проекту Виньолы).

Ярко выраженные черты барокко проявились в архитектуре церкви Сан-Карло 1638-1640 гг., которая была построена крупнейшим мастером этого стиля Франциско Борромини (1599—1667 гг.). План церкви отличается намеренной сложностью и обтекаемостью форм. Волнообразная поверхность фасада, заполненная нишами со скульптурой и многообразными декоративными элементами, расчлененная двумя ярусами ордеров обладает высокой эмоциональной выразительностью и служит цели акцентирования главного входа. Подобное формообразование озабочено в первую очередь непосредственным чувственным восприятием образа в ущерб логике и тектоничности формы.

Сант-Андреа-аль-КвириналеКрупным мастером римского барокко был Лоренцо Бернини (1598—1680 гг.). В построенной им в Риме церкви Сант-Андреа-аль-Квиринале (1658 г.) торжественно выделен главный фасад в виде огромного портала, что является тенденцией для стиля барокко.

Бернини принадлежит также постройка колоннады на площади собора св. Петра в Риме. Перед собором им создана трапециевидная площадь, окаймленная портиками, к которой примыкают полукружия колоннад овальной площади. Бернини создал обширную площадь перед фасадом собора, который господствует в общей композиции. Сам собор претерпел большие изменения.

площадь собора св. Петра в РимеИдея центрической композиции в проектах Браманте и Микеланджело была заменена на глубинную, фронтально-осевую. Сильно возросло значение фасада, который в начале XVII в. был построен крупным мастером барокко К. Мадерной. Фасад по ширине 115 м при высоте 45 м обработан колоссальным ордером, своим масштабом подавляющий человека. Распалубки крещатого свода приобретают уступчатую форму, которой на фасадах соответствуют несколько ярусов кокошников со световой главой. Эта «корона» кокошников отделяется от основного объема четверика горизонталью трехчастным «антаблементом» с профилями по форме кирпича. Традиционное членение фасадов на три части раскрепованными пилястрами вместе с «антаблементом» образуют своеобразный «ордер», прямоугольные членения которого контрастируют с живописной пластикой округлых кокошников.

Архитектура барокко во Франции

«Блеск и великолепие, окружающие королей, составляют часть их могущества». Высказывание Монтескье дает нам ключ к пониманию французского искусства управления государством и объясняет успех французской политики в эпоху барокко. Градостроительство и архитектура использовались как средства выражения, даже своего рода метафора, абсолютистского образа правления — ничего подобного Европа не видела со времен Античности. Площадь Вогезов и Вандомская площадь, купол собора Инвалидов и пристроенный к нему госпиталь, восточный фасад Лувра, расширение версальского дворца, которое в конце концов повлекло за собой перенос королевской резиденции, — вот самые впечатляющие из бесчисленных королевских архитектурных заказов. Предназначение их состояло в первую очередь в том, чтобы поражать воображение, несмотря на то что все они служили практическим целям.

Решимость, с которой воплощались в жизнь эти начинания, не имевшие равных финансовые затраты и усилия по организации работ и, не в последнюю очередь, их высокое качество означали, что Франция на многие годы встала во главе развития архитектурного процесса.

Централизация государственной власти сделала Париж и королевский двор центром развития архитектуры. Остальные области копировали столичные образцы или впадали в провинциализм. Далее частные дворцы строились по принципу королевской резиденции, так что искусство отражало общественную иерархию, в которой фигура властителя, суверена занимала высшую позицию.

Существует еще два немаловажных фактора, игравших существенную роль во французском политическом искусстве: подражание эпохе Античности и предпочтение классических форм в тех случаях, когда речь шла о масштабном архитектурном заказе. Они считались наиболее подходящими для подобных проектов, нежели все остальные современные стилевые направления. Классические формы стали обязательным языком, выражавшим идею абсолютистского правления и в странах, удаленных от Франции во времени и пространстве. Хотя во Франции зародился также и стиль рококо, он сохранил свою исключительно декоративную природу.

Рассматриваемый нами период охватывает XVII и XVIII столетия, совпадая с эпохой абсолютизма, которая началась при Генрихе IV и завершилась революцией 1789 года. За эти двести лет Франция стала ведущей державой Европы. Первый представитель династии Бурбонов Генрих IV (1589-1610) положил конец религиозным войнам, перейдя в католичество в 1593 году и объявив свободу вероисповедания Нантским эдиктом 1598 года. Затем Генрих IV начал сознательное расширение королевских полномочий, укрепляя престиж государства и экономическое процветание. Прочное положение, достигнутое Францией в период его правления, было тем не менее быстро утрачено в эпоху регентства Марии Медичи и при неумелом правлении Людовика XIII (1610-1643). Вдобавок к конфликту с гугенотами, то затухавшему, то разгоравшемуся с новойсилой, государство сотрясали волнения аристократии, стремившейся расширить свои права.

Лишь в 1624 году, с приходом к власти кардинала Ришелье, в стране воцарился мир и прекратились внешнеполитические неурядицы. Искусные переговоры кардинала помогли французской короне выйти окрепшей из сумятиц Тридцатилетней войны, одновременно ослабив мощь Австрии. Ришелье также положил начало культурному расцвету во Франции. Основание Французской академии в 1635 году стало первой из целого ряда мер, с помощью которых монархия стремилась поддержать науки и искусства, развитие которых стало теперь делом государственной важности.

Политика Ришелье была продолжена кардиналом Мазарини, правившим при малолетнем Людовике XIV (1643-1715). Нанеся поражение Фронде (восстание парламента и высшей аристократии против абсолютной монархии в 1653-1654) и заключив мир с Испанией, он способствовал утверждению Франции в качестве ведущей европейской державы. Когда Людовик XIV наконец взял власть в свои руки в 1661 году, границам государства ничто не угрожало, система управления и финансов была уже хорошо отлажена. Последнему немало способствовали и сам король, и политика меркантилизма, проводимая его министром финансов Жаном-Батистом Кольбером.

Укрепление морского флота означало, что крепнет влияние Франции как колониальной державы. Брак Людовика XIV и Марии Терезы, старшей дочери испанского короля Филиппа IV, стал причиной претензий Бурбонов на испанский престол. Поразительный взлет, начавшийся в середине века, повлиял также и на состояние искусств и наук: теория познания Декарта, критика Паскаля, трагедии Корнеля, проза Расина, басни Лафонтена и, наконец, комедии Мольера — все было в руках Кольбера. С 1664 года он был сюринтендантом строений, а после основания Академии в 1671 году он смог контролировать этот важнейший инструмент, влиявший на сложение архитектурного стиля.

К концу столетия картина изменилась. После войны за Испанское наследство главенству Франции в Европе пришел конец, хотя Филипп V Анжуйский, внук Людовика XIV, и занял испанский трон. Увеличивались экономические, социальные и даже нравственные противоречия, приведшие к падению всей системы. После смерти Людовика XIV, правившего в течение 72 лет, начался период кажущихся бесконечными перемен. Они проявили себя и в области управления государством, в экономической и социальной сферах. За регентством герцога Орлеанского последовала эпоха правления Людовика XV (1715-1774), начавшегося с 1723 года. Теперь уже почти ничего не предпринималось для того, чтобы разрешить проблему растущего государственного долга, отторжения территорий и, наконец, перехода канадских колоний к Великобритании. Парламент тщетно требовал более широких полномочий. Когда Людовик XVI (1774-1792) в 1789 году решил восстановить Генеральные штаты, распущенные в 1614 году, проводить реформы было уже слишком поздно. Революция набирала обороты.

Французская архитектура при Генрихе IV, Людовике XIII и в период регентства кардинала Мазарини

Двухсотлетнему расцвету французской архитектуры предшествовало развитие градостроительства, начавшееся при Генрихе IV и осуществленное при поддержке Сюлли — его министра. Намерение Генриха состояло в том, чтобы создать «новый» город, который отражал бы концепцию абсолютизма. Король, таким образом, опирался на опыт папы Сикста V, обустраивавшего Рим. Пастырская забота монарха о своем народе, публично демонстрируемая Генрихом IV, и, с другой стороны, иерархическая структура общества стали постоянными элементами, определявшими характер градостроительства и архитектуры на протяжении эпохи барокко. Даже самый первый проект — площадь Дофина, расположенная между Новым мостом и островом Сите, свидетельствует об основательной теоретической подготовке и немалых усилиях, затраченных на его реализацию.

Треугольная в плане, расположенная в месте, где проводились значительные градостроительные работы, она* стала отправной точкой, из которой исходила система осей, пересекающих весь город. В то же время она подчеркивала Сену — становой хребет разрастающейся столицы. В центре был воздвигнут памятник Генриху IV — первый монумент королевской особе, созданный со времен заката Римской империи. Вторым детищем короля стала прямоугольная площадь Вогезов, позже послужившая прототипом для Королевской площади. Расположенная в квартале Маре, она окружена единообразными кирпичными домами. На аркадах их первых этажей лежат еще два яруса. В этом пространстве выделялись лишь два павильона, более высоких, чем остальные сооружения. Это были Павильон Короля и Павильон Королевы.

Предполагалось, что в домах будут жить изготовители шелковых тканей, но вскоре площадь стала любимым местом встреч высшей аристократии. В самом центре комплекса, как и на площади Дофина, находится конная статуя короля. Поскольку работа над фигурой несколько запоздала, то памятник был воздвигнут уже как монумент Людовику XIII (это состоялось в 1639 году). Площадь Франции также заслуживает упоминания как один из градостроительных проектов Генриха IV. В плане она представляет собой символическую звезду, лучи которой обозначали дороги, ведущие к городским воротам, носящим названия восьми французских провинций. Хотя площадь так и не была завершена, тем не менее, она стала важным этапом в развитии градостроительства.

При Людовике XIII акценты в архитектуре несколько сместились; в предыдущий период главной задачей было развитие сети дорог, унификация обращенных к улице фасадов домов и общее расширение городской территории. В то же время архитекторы, такие, как Саломон де Брос, Франсуа Мансар и Луи Лево, старались разрешить традиционные строительные задачи с помощью новейших методов и технологий. Они совершенствовали типологию дворцовых и храмовых построек, которые впоследствии еще долго служили образцами для других мастеров и далеко за пределами Франции.

Люксембургский дворец в ПарижеЛюксембургский дворец в ПарижеДе Брос (1571-1626), придворный архитектор и выходец из известного семейства зодчих, на протяжении второго десятилетия XVII века построил три основных дворца: Куломье (1613), Блеранкур (1614-1618) и Люксембургский дворец в Париже (1615-1624). С точки зрения типологии наибольший интерес представляет Бле- ранкур, появление которого ознаменовало собой разрыв с прежним принципом П-образной планировки: в Блеранкуре нет боковых крыльев. Это стремление свести здание к единому блоку и его взаимодействие с окружающим пейзажем создало условия для дальнейшего развития типологии дворца эпохи барокко по всей Европе.

Представление о первоначальном проекте Люксембургского дворца, построенного для Марии Медичи, можно составить по сохранившейся гравюре. Она изображает основной объем здания с угловыми павильонами, боковыми крыльями и перекрытым куполом павильоном, подчеркивающим центральную часть. Внешний облик дворца суров и четко структурирован. Крыша объединяет несколько кубических объемов, составляющих здание. Рустованный фасад восходит к палаццо Питти — городской резиденции Медичи во Флоренции. Дворец, где с 1642 года жил Гастон Орлеанский, во внутреннем убранстве также отмечен чертами нового стиля. Так, угловые павильоны представляют собой покои, состоящие из нескольких отдельных комнат. Это решение предвосхищает проекты, которые появятся позднее и будут обеспечивать большее удобство и функциональность помещений. К тому же галерея правого крыла между 1622 и 1625 годами была украшена циклом картин Рубенса, посвященных Марии Медичи. Левое крыло должно было быть украшено сценами из жизни Генриха IV, однако этот замысел так никогда и не был осуществлен. Следующими работами Саломона де Броса стали Дворец Правосудия в Ренне (1618) и большой зал Дворца Правосудия в Париже (1619-1622).

Сады Барокко

Наслаждение жизнью и действия абсолютных властителей требовали соответственно оформленного свободного паркового пространства. Примером стал Версаль.

Ценой значительных усилий, направленных на строительство украшений, землеустройство и водоснабжение и для обеспечения всех прихотей, удовольствий и величия короля был создан огромный ансамбль. Талантливые мастера подарили Версалю лучшие образцы искусства: Ленотр — сады, Лебрен — живопись, Лево и Ардуэн-Мансар — архитектурный облик. Версаль воплотил новый тип дворца и регулярного централизованного города-государства, построенного по законам разума и гармонии. Версаль включал в себя Большой Дворец, два парадных двора и одноэтажный дворец Большой Трианон (в стороне от главного дворца).

Аллеи и дорожки делили территорию парка на четкие геометрические объемы, и все посадки были заключены в прямоугольные, квадратные и круглые формы. В регулярных садах предпочтение отдавали геометрическим формам, парк уподоблялся царству логики и порядка. Математический строй мышления Декарта проник во все области французской культуры и в том числе в ландшафтную архитектуру.

Регулярный парк воплощал веру в человеческий разум, противопоставляемый иррационализму хаоса, и символизировал подчиненность природы законам разума в духе философии Декарта. Симметрия сада казалась созвучной гармонии природы. Боскеты, партеры, пруды и фонтаны вступали в соотношение, которое олицетворяло все разумно устроенное мироздание. Важным компонентом барочного сада стали лабиринты. В лабиринте воплощалась идея вечного движения, выраженная сворачиванием бесконечности в точку.

Парадный характер барочных парков подчеркивался бесконечными перспективами, открытыми пространствами и масштабными партерами. Барочный сад по- прежнему находился в эстетическом подчинении у архитектуры, но эта архитектура стала пышной, декоративной и динамичной. Для барокко были характерны павильоны, гроты, бельведеры, которые были уставлены скульптурой, вазами, балюстрадами, лестницами и нишами. Декоративный эффект получали за счет сочетания камня и зелени. От сырости камень на цоколе покрывал тонкий ковер мха. Камень поглощался зеленью, как бы стремясь составить с ней единое целое.

В садах появился новый элемент берсо — крытый каркас из дерева или металла, возводимый над дорогой. Растения образовывали сплошной зеленый тоннель.

Очень важно было использование фигурной стрижки и использование трельяжного искусства — арок, бесед, оград. Главным украшением барочного парка была парковая аллея из двух или четырех рядов деревьев, открывавшая перспективу на окружающую местность.

Большое значение придавали воде. Водоемы напоминали зеркала, вода находилась на одном уровне с поверхностью земли, иногда делали лишь небольшой бордюр. Зеркала иногда размещали на газонах. Многочисленные водные «партеры», словно огромные зеркала, увеличивали пространство, наполняя его сиянием и светом. Требовалось не просто поразить и ошеломить гостей оригинальностью замысла, богатством и вкусом владельца, их следовало непременно удивить и рассмешить. Поэтому делали обманные перспективы, ложные строения, тайные скамьи, гроты — сюрпризы, водяные шутихи. Фонтаны скрывали в зелени, под ступенями и среди статуй. Они начинали «работать» с появлением человека.

Цветов было мало. Цветники состояли из низких кустов и травы, имели сложный и симметричный рисунок из завитков, овалов, кругов и квадратов. Цветники огораживали по периметру невысокой стеной или палисадом. В садах для красочности и оживления содержали павлинов. Они важно прогуливались по дорожкам. Сажали цветы — фиалки, гвоздики, лилии, ирисы и розы, а также кусты — жасмин и магнолии.

Архитектура эпохи барокко в Англии

В Англии эпоха барокко начинается с «открытия» Ренессанса. Художник и декоратор Иниго Джонс (1573-1652) в 1613-1614 годах совершил путешествие в Венецию, Виченцу и Рим. На родину он вернулся захваченный архитектурным гением Андреа Палладио. Джонса потрясла строгая гармония его сооружений, прообразом которых служили античные здания. В то же время обучение у главного архитектора Виченцы побуждало английского мастера самостоятельно штудировать сочинения древних. Проснувшуюся в архитекторе увлеченность классическими формами разделял и коллекционер лорд Эрундел. Все произведения зодчего несли на себе отпечаток преклонения перед Античностью, определившего доминирующий стиль британской архитектуры вплоть до конца XVIII века.

Описываемая нами ниже эпоха завершилась с приходом романтизма и начавшимся возрождением готики. Этот период можно условно разделить на три этапа. Палладианство было особенно влиятельным в первые шестьдесят лет XVII века. «Настоящее» барокко, процветавшее во времена Кристофера Рена, приобрело масштабные формы после лондонского пожара 1666 года. Третья фаза — неопалладианство, развивавшееся с начала XVIII столетия. Это последнее направление также связывается с именем незаурядной личности — в данном случае покровителя искусств, архитектора- любителя лорда Берлингтона.

На протяжении второй половины XVIII века велись археологические изыскания, которые повлияли на возвращение интереса к классическим формам, что отражало новое, ставшее более широким понимание античного наследия. В Англии рококо можно рассматривать как легкомысленное дополнение к господствующему классицистическому вкусу и увлечению средневековой культурой. Готическая стилистика никогда не исчезала полностью. Еще до того как романтики вновь ввели в употребление архитектурный язык прошлого, Гораций Уолпол построил «готический» загородный домик в Строберри Хилл.

загородный домик в Строберри ХиллАнглийский пейзажный парк служил идеальной площадкой для экспериментов с историческими стилями: живописное окружение давало возможность возводить здания непривычные и даже экзотические для XVIII столетия. Такова была художественная ситуация, в XIX веке способствовавшая становлению историзма.

В описываемый период английская архитектура
развивалась несколько в ином направлении, нежели зодчество на континенте. Эта эпоха включает в себя время правления династии Стюартов, Протекторат Оливера и Ричарда Кромвелей, воцарение Ганноверской династии и превращение Британии в мировую колониальную державу. Конфликт короля и парламента, стремившегося ограничить власть монарха, достиг кульминации, когда была провозглашена Английская республика. В этой борьбе победителями оказались мелкопоместные дворяне и купцы средней руки. Теперь именно они контролировали финансовые потоки и определяли направление государственной политики. Таким образом, у архитекторов здесь был иной заказчик, нежели во Франции Людовика XIV или при папском дворе в Риме, где искусство служило частью государственной машины.

Следующим фактором, столь же важным и определившим самобытность английской архитектуры, стало отпадение от римско-католической церкви, произошедшее при Генрихе VIII в 1533-1534 годах. Причина была скорее не религиозного, а вполне светского характера: королю необходимо было развестись с женой — Екатериной Арагонской. Государственной церковью была провозглашена англиканская, в 1536-1539 годах были распущены монастыри, а их земли и сокровища перешли в собственность короны и аристократии.

Впоследствии попытки вернуть страну в лоно католической церкви потерпели неудачу; приверженность протестантизму оставалась характерной особенностью английского общества, хотя в течение следующих столетий неоднократно разгорались серьезные конфликты между абсолютистскими устремлениями двора и поддерживаемой им церкви с одной стороны и средним классом, близким идеалам пуританской доктрины. Учитывая это обстоятельство, неудивительно, что церковь не была слишком активна, когда дело касалось строительства: роскошное убранство, которое столь часто использовалось Контрреформацией на континенте, здесь не получило распространения.

Архитектурные стили. Готика в архитектуре

https://architecturebest.com/arhitekturnye-stili/

Большинство архитектурных стилей, возникая в определенную эпоху, в недрах определенной народности, приобретают впоследствии международное значение. Если в свое время такое международное значение приобрели классические стили: греческий, ренессанс и другие, то есть основание ожидать «международной» роли и от той архитектуры, которая основана на общей всем цивилизованным странам механизации труда, производства, передвижения и пр.

Кроме влияния указанных выше факторов, нетрудно предвидеть, что на архитектурный облик будущих сооружений повлияют социальные мировые сдвиги. Могучая воля всего трудового человечества пожелает отразить себя в монументальных сооружениях.

Касаясь вопроса «истории европейской архитектуры», следует сказать, что начиная с греко-римского зодчества и кончая стилем возрождения, все время происходили смешения одного стиля с другим. Формы греко-римского искусства, сочетаясь различным образом с формами восточного зодчества, создали византийский стиль. Этот последний, в свою очередь, преобразовался впоследствии в так называемый «романский» стиль, а также оказал влияние на русский стиль.

Готика, зародившаяся в недрах германских племен, резко выделяется из всех стилей многими характерными чертами. Дерзкий, смелый творческий дух зодчего добился того, что сумел выявить в грандиозных сооружениях легкость, стремление в высь, несмотря на массивность зданий. Готика имела распространение по всей Европе, кроме России. Чрезвычайная усложненность этого стиля вызвала реакцию в сторону упрощения строительных форм и в Италии появился стиль Ренессанс. Этот стиль представляет собою в значительной степени повторение архитектурных элементов греко-римского зодчества.

Приобретая постепенно все большую декоративность и обогащаясь различными усложнениями, архитектурные формы Возрождения перешли к новому стилю —барокко. Этот стиль, подобно готике, достиг своего кульминационного пункта и уступил место более спокойным формам стиля империи.

Альбомы Партикулярных строений

https://architecturebest.com/albomy-kazakova/

Созданные в 1801 -1802 годах «Альбомы Партикулярных строений» М. Ф. Казакова до сих пор являются важнейшим источником наших знаний об архитектуре Москвы второй половины XVIII века. Материалы Альбомов были подготовлены к печати Е. А. Белецкой и опубликованы в 1956 году б.

Е. А. Белецкая провела огромную работу по исследованию истории домов и сохранности их в натуре и все же в работе ее встречаются ошибки, а многие уцелевшие доныне дома остались ею не найденными. Между тем, из 103 домов, чертежи которых составляют Альбомы, доныне сохранились не 60, как полагает Белецкая, а 70 (считая сильно перестроенные).

Сохранившиеся дома, как правило, дают сведений несравненно больше, чем зафиксировано в Альбомах. Детали убранства, профили, иногда — убранство интерьеров, данные о включении старых палат и множество подобных сведений можно выяснить только при натурных исследованиях. К тому же в Альбомах немало ошибок, а в иных случаях изображены проекты перестройки дома, не всегда осуществленные или осуществленные с отступлениями от проекта. Не менее важно отыскать дом в натуре и для его дальнейшего сохранения. Необходимость такого сохранения совершенно очевидна: здания, считавшиеся памятниками архитектуры уже в 1801 году, не могут не являться таковыми теперь.

И уж, конечно, совершенно очевидно, что архитектуру невозможно по-настоящему понять не на натуре: масштаб сооружения, его объемное построение, отношение к улице и пейзажу нельзя отразить никакими чертежами. Невозможно понять, например, характер и планировку усадьбы Веневцова, этого купеческого дворца, если не знать на какой улице и на каком рельефе она расположена.

Но и в том случае, когда дом давно исчез, определить место, где он находился, очень важно.

Так, неожиданно разъяснился при этом облик усадьбы Нелидова, из Альбомов совершенно непонятный. Дом Н. Хлебникова оказался небольшим самостоятельным домиком при большой усадьбе и построен (или спроектирован) он был, вероятно, единственно для того, чтобы владелец мог жить в доме, который по масштабу и отделке отвечал бы требованиям нового стиля (дом, аналогичный хлебниковскому или рахмановскому, описан К. Н. Батюшковым в его «Прогулке по Москве» как противопоставление огромным дворцам, к которым он — человек последующей эпохи — относится осуждающе.

Наконец, тот факт, что дом А. П. Шаховской стоял на Арбатской улице по соседству с крупнейшей церковью улицы (Николы Явленного), не только расширяет наши знания о допожарном Арбате, но и архитектуру дома освещает по-новому.

В этой работе даются краткие сведения о домах из Альбомов, не найденных или считавшихся погибшими к моменту выхода Альбомов из печати, домов, которые обнаружены мной при исследовании застройки Москвы, уцелевшей от конца XVIII века. Попутно, при архивных поисках, удалось выяснить местоположение нескольких исчезнувших домов.

Сохранность уцелевших домов различная, но большинству из них не трудно возвратить первоначальный облик. В этом случае Москва приобрела бы еще несколько прекрасных памятников архитектуры.

Вокзал, небоскребы и Театральная площадь Роттердама

https://architecturebest.com/vokzal-neboskreby-i-teatralnaya-ploshh/

Железнодорожный вокзал Роттердама (Centraal Station) расположен в северной части исторического центра. Выглядит он довольно безлико, ибо построен был в 1953 году, совсем в нетворческий для большинства мировых архитекторов период. Зато шедеврально-высоко взметнулась линия небоскребов вдоль широкого проспекта Вена (Weena), что пролег параллельно железнодорожным путям слева от вокзала. Это прежде всего коробка Delftse Poort (152 м, 1991) и башня Millenium Tower (149 м, 2000).

Вокзал Роттердама Вокзал Роттердама

Поскромнее выглядят Weena-Center (104 м, 1990), Weenatoren (106 м, 1990). Это все бизнес-офисы, но есть и жилые апартаменты. А между ними скромно примостилось приземистое квадратное здание штаб-квартиры могущественного концерна Unilever. Эта фирма, которую в 30-е годы создали английские мыловары братья Левер и голландский жировик Маргарин Уни, сейчас по объему пищевой, продукции в мировом масштабе может переплюнуть разве что «Нестле». «Юнилевер» — это около 400 известных брендов, в т. ч. чаи «Брук Бонд» и «Липтон», майонез «Кальве», маргарин «Рама», кофе «Бру», супы «Кнорр», порошок «Доместос», дезики «Рексона», шампуни «Сансилк» и масса других не слишком полезных для здоровья продуктов. Проспект Вена вскоре приводит к площади Хофплейн (Horplein). Там тоже все высотно, но пониже, в духе 50-70-х годов, с отелем «Хилтон» и штаб-квартирой концерна Mittal Steel, крупнейшего сталепроизводителя в мире (сумма голландского, индийского и британского капиталов).

Delftse Poort Millenium Tower

Посреди стоит фонтан (дизайнер Кор ван Кралинген). От площади уходит скоростной трамвай до Гааги, а в 2008 году планируют соединить его с метро (прорыть тоннель до вокзала). Чуть дальше Хофплейн стоит каркас старых Делфтских ворот. Это своего рода роттердамский «Дом Павлова» — напоминание о бомбардировке Второй мировой. Главной достопримечательностью дома является гравировальный станок начала 19 века. Около ворот железная дорога уходит в тоннель, чтобы пройти под землей через весь центр и реку Маас и появиться на поверхности только на южном берегу. А прямо справа от вокзала можно видеть большое, длинное, в меру уродливое здание Groothandelsgebouw (1949-1951, архитекторы Мааскант и ван Тийен). Это первая после войны серьезная постройка в городе, и именно она стала символом послевоенной реконструкции Роттердама. Здание 220 м в длину и 85 м в ширину в свое время было самым большим по площади в Европе. Там сейчас масса офисов и конференц-центр, используемый для выставок, модных показов и т. д.

К башне Миллениум, что прямо напротив вокзала, примыкает целая россыпь развлекательных мест: концертный зал «Дулен» (De Doelen), казино, театр и первый ночной клуб города Baja Beach Club. Весьма понятная страсть северного Роттердама по экзотической Америке — в данном случае ассоциация с жаркой Калифорнией. И вообще дискотеки Роттердама считаются более жгучими, чем в Амстере. Симфоконцерты местного оркестра ценятся благодаря его главному дирижеру, нашему соотечественнику Валерию Гергиеву. Казино представляет рулетку, блэк-джек и много еще чего. Нужно иметь гаврилу и пиджачок, открыто с 1.30 до 3.00 ночи, 4 €. Перед казино летом традиционно проходит праздник песочных скульптур. На Крёйскаде (Kruiskade, № 22), ведущей к площади Хофплейн, есть еще один популярный ночной клуб — Off Corso. А в другую сторону, по Весткрёйскаде (West Kruiskade) — дансинг Nighttown.

Groothandelsgebouw Schouwburgplein

Концепция Театральной площади (Schouwburgplein) авангардна, и сразу не въезжаешь. Все сделано как бы в виде модели порта (автор дизайна — некто Гёзе). Вишневые фонари напоминают по форме портовые краны и выглядят весьма неадекватно. У этих кранов восемь положений, они меняются каждые два часа, правда, бросив денежку в автомат, можно самому привести в движение механизм, изменив проекцию освещения площади, не дожидаясь, пока краны сделают это сами. Тротуар состоит из металлических и деревянных панелей, подсвечивающихся изнутри. Вокруг современные бетонные здания уровня московских спальных районов 80-х. Очень популярен кинотеатр The Pathe, это главная площадка январского кинофестиваля. От площади отходит торговая улица Карел-Доурман (Karel Doormanstraat) с универмагами и супермаркетами, весьма популярная в плане покупок местных.

Усадьба Веневитова на Таганке

https://architecturebest.com/usadba-venevitova-na-taganke/

Усадьба в Яузской части, которая у Е. А. Белецкой значится как «Усадьба Веневитова на Таганке», в 1801 году принадлежала купцу В. И. Веневцову. Это современный дом № 13 по Верхне-Радищевской улице. Веневцовы — крупная купеческая фамилия, которой принадлежали дома и лавки в районе Китай-города и Таганской площади.

Дату постройки дома установить не удалось. Одно несомненно: облик дома, зафиксированный в Альбоме, — это результат переделки более старого здания. В первом этаже сохранились следы срубленных наличников, окантовывавших окно, с нишками вверху и внизу. Наличник завершается белокаменным сандриком с гуськовым профилем. Больше всего такой прием напоминает 70-е годы XVIII века.

Быть может к этому времени относится столь необычная для конца столетия креповки дома, небольшая его асимметрия и, наверняка, те наличники первого этажа, которые изображены в Альбоме. Второй этаж, судя по архитектуре, относится к 90-м годам XVIII века и, как показывают натурные исследования, выстроен весь одновременно.

В 1812 году дом сгорел, но был скоро восстановлен (в указатель 1818 года он уже включен, службы поправлены примерно к 1815 году) д. Послепожарная его отделка известна из чертежа 1835 года. После смерти Веневцова (в 1826 г.) ж усадьба перешла к купцу Шелапутину. Современную отделку дом получил между 1865 и 1875 годами.

Планировка первого этажа дома связана, вероятно, планировкой ранее существовавшего здания. Часть комнат второго этажа в первом дублирована (устроена еще спальня, кабинет и т. д.). Планировка парадного второго этажа очень продумана и удобна. На улицу выходит анфилада комнат: зал (с угловыми печами), гостиная, парадная, спальня и кабинетик — самая любимая и постоянно повторяющаяся в Москве схема. «Откристаллизованный» характер планировки и наличие центрального коридора, который в Москве появился очень поздно, подтверждает мысль, что второй этаж дома относится к 90-м годам XVIII века.

Форма участка, на котором уже стоял перестроенный позднее дом, обусловила сильную асимметрию усадьбы. Между правым флигелем и домом насилу удалось втиснуть ворота и калитку, не хватило место даже для одного из пилонов ворот. Забор и ворота слева (фальшивые) вместе с изломом двора образуют небольшой хозяйственный дворик, в который выходят конюшня и каретный сарай (замаскированный со стороны улицы под жилой флигель). Характер этого небольшого замкнутого дворика, за стеной которого слышна улица, и сейчас хорошо ощутим.

Службы Веневцовской усадьбы

Веневцовская усадьба дает редкую возможность увидеть в натуре службы, планы которых изображены в Альбоме. Эти службы расположены по границе усадьбы и со стороны соседних участков окон не имеют (задняя их стена играет роль брандмауэров). В основной своей части службы двухэтажные.

По архитектуре они различны, хотя варьируют одну тему. Центральное окно второго этажа имеет полуциркульное завершение, несмотря на то что по пропорциям оно близко к квадрату; аналогии этому в памятниках конца XVIII века не встречалось. Фасад маленького квадратного корпуса, которым кончается правая служба, идентичен изображенным в Альбоме уличным фасадам флигелей (сейчас переделанным). Задняя сторона двора не замкнута и за службами до небольшого обрыва тянулся сад. Местоположение усадьбы очень высокое и от обрыва открывался замечательный вид на Москву: на сады Воронцова поля, берега Яузы, переулки, расположенные внизу, и церковь Симеона Столпника в.

Усадьба Веневцовых дошла до нас в хорошем состоянии: в превосходной сохранности вся пропорциональная схема дома, его правый боковой фасад, креповка фасадов, белокаменный карниз. Внутренняя отделка частью послепожарная, частью времени последней отделки фасада. Службы со сводами в первом этаже тоже хорошо сохранились. В левом корпусе уцелел старый шестичастный переплет окна. На фальшивых окнах (их довольно много) частично сохранились нарисованные переплеты такого же типа (светло-серой краской по темно-серому фону).

Топ-10 самых красивых вокзалов в мире

https://architecturebest.com/top-10-samykh-krasivykh-vokzalov-v-mire/

Интересно узнать, что Джордж Стефенсон был изобретателем поезда. Сегодня это самый любимый населением вид транспорта. Благодаря более низким тарифам и комфорту он нравится почти всем людям, особенно нацеленным на длительное путешествие. Итак, вот список некоторых самых красивых, удивительных, потрясающих и чудесных железнодорожных вокзалов, которые славятся своей красотой и роскошью.

Канатная дорога в Северном парке, Австрия

Канатная дорога в Северном парке находится в Инсбруке, Австрия. Это самый большой вокзал кабельного транспорта. Этот удивительный и чудесный вокзал был построен по проекту архитектурной студии Захи Хадида. Крыша, напоминающая по форме движущуюся волну, придает ему совершенно уникальный и необычный вид.

Вокзал Страсбурга, Франция

Дизайн вокзала в Страсбурге был разработан Иоганном Якобсталем в Берлине в 1883 году. Здание было реконструировано в 2007 году. Сделано из стекла.

Вокзал Южный крест, Австралия

Этот железнодорожный вокзал уникален по своей архитектуре, так как он обладает гофрированной крышей. Он также выиграл Премию Любеткина Британского Королевского института архитекторов.

Железнодорожный вокзал Куала-Лумпур, Малайзия

Ретро-архитектура (1920 года) придает замечательный вид этому вокзалу. Находится он в Малайзии. Его архитектура сочетает старый западный стиль с историческим и культурным обликом.

Вокзал Канадзава, Япония

Большие ворота высотой 14 метров на этом вокзале созданы в традиционном японском стиле. Внутри вы увидите купол, который покрывает восточную и западную часть вокзала 3000 листами стекла.

Центральный вокзал Антверпена, Бельгия

Этот вокзал был создан в 1905 году. По архитектурной форме он напоминает церковь.

Западный железнодорожный вокзал Пекина

Западный железнодорожный вокзал Пекина расположен на западе Пекина. После трех лет строительства он был открыт в начале 1996 года. Это самый большой железнодорожный вокзал в Азии.

Центральный вокзал Берлина, Германия

Центральный вокзал Берлина – это крупнейший железнодорожный вокзал Европы. Он может похвастаться красивой и уникальной архитектурой и дизайном архитектурной фирмы в Гамбурге. Был открыт в мае 2006 года. Обслуживает около 1800 поездов и 350 000 пассажиров в сутки.

Вокзал Чхатрапати Шиваджи, Индия

Этот вокзал находится в Мумбае, Индия. Дизайн английского архитектора Фредерика Уильяма Стивенса. Является одним из самых больших вокзалов Индии.

Вокзал Сент-Панкрас, Великобритания

Этот железнодорожный вокзал находится в Англии, Великобритании. Был основан в 1864-1868. Две девятиметровые статуи из бронзы дополняют его красоту.