Страховая компания Ллойда управляет рисками в бизнесе уже более 330 лет. Она была основана в лондонской кофейне, затем переехала на Королевскую биржу, а в 1928 году — в собственное здание, которое через 30 лет пришлось расширить. К 1977-му Lloyd’s потребовалось дополнительное пространство, так что компания пригласила десяток архитекторов на конкурс проектов для постройки новой штаб-квартиры на Лайм-стрит в Сити — историческом центре Лондона. Выиграл Ричард Роджерс, который незадолго до того завершил вместе с Ренцо Пиано строительство парижского Центра Помпиду. Роджерс предложил откровенно хай-тековый дизайн: коммуникации предполагалось вынести наружу, чтобы сделать более мобильными офисные пространства.

В соответствии с планом Роджерса, в середине участка формы неправильной трапеции размещалось прямоугольное основание с атриумом. Между основанием и границей землевладения должны были вырасти шесть дополнительных технических башен — три с пожарными лестницами, три с санузлами, лифтами и трубопроводами. Башни несли еще и эстетическую нагрузку, нарушая симметрию комплекса: из- за плотной окружающей застройки их никогда не видно полностью — лишь отдельные вертикальные полоски из стали, бетона и стекла.

С одного угла участка при современной застройке удалось сохранить фасад 1928 года. Странное сближение старого и нового повторяется и внутри: на первом этаже воссоздана столовая XVIII века, а в Страховой комнате повешен корабельный колокол с «Лутины»*, отлитый в 1779 году и возвещающий своим голосом о событиях общенациональной важности.

Дуэт Роджерса с инженером из фирмы Arup Питером Райсом сложился при возведении Центра Помпиду. Коллеги сперва хотели разработать похожий стальной каркас и для здания компании Lloyd’s. Но пожарная служба потребовала использовать не сталь, а бетон. Поэтому был взят курс на создание «лучшего бетонного здания в Британии». За внешними стенами и по краям атриума установили железобетонные колонны высотой 10,7 м. Сборные бетонные кронштейны и хомуты поддерживают преднапряженные балки U-образной формы, которые перераспределяют нагрузку с полов на колонны. Сталь тоже оказалась задействована: металлические трубы заполнили бетоном, сделали диагональные связи на фасадах. Использовали трубы и в конструкциях кровли — сводчатая форма стала напоминать Хрустальный дворец, построенный в 1851 году Джозефом Пакстоном.

Фундаментные работы начались в июне 1981-го, и через 66 месяцев, в 1986 году, страховая компания перевела своих сотрудников в новые помещения. Работу ускоряло использование готовых элементов, например металлических лестниц и туалетных модулей. Роджерс предусмотрел в конструкции фальшполы и другие особенности, обеспечивающие гибкость инфраструктуры. Во время строительства возникли сложности. Так, для IT-отдела потребовалось дополнительное электричество, и на вспомогательных башнях установили незапланированное оборудование. Нагрузка на башни возросла, и их пришлось строить с более толстыми стенами, чем предполагалось.

После завершения строительства небоскреба офисный бум сместился из Сити в район Доклендс. Но с началом нынешнего столетия хай-тековая башня оказалась загороженной более высокими сооружениями. Архитектор дал компании задание: перенести небоскреб в XXI век. То же можно сказать и обо всем Сити — теперь район уже не был прежним.

Здание Ллойда в Лондоне (Lloyd’s of London)