Протестантская церковь

42

Высокие окна подчеркивают углы здания. Внутреннее пространство поражает гораздо менее, нежели можно было бы ожидать, глядя на церковь снаружи. Причина тому, очевидно, кроется в обилии пилястр и галереях, весьма неудачно закрывающих окна. Они суживают пространство, а отнюдь не придают ему обещанное "небывалое величие".

Бранденбургский архитектор Эрнст Георг Зоннин в своих церковных постройках, например, храме в Вильстере, сооруженном между 1775 и 1780 годами, нашел более удачные пропорциональные соотношения. В отличие от Дозе, он воздал должное протестантской традиции сооружения молельного зала. В плане церковь представляет собой восьмиугольник. Простота наружного убранства подчеркивается низким цокольным этажом и парящими рустованными пилястрами. Кафедра проповедника отступает от алтарной стены и врезается в пространство церкви подобно носу корабля.

Эрнст Георг Зоннин построил множество зданий в Шлезвиг- Голштинии. Среди них разнообразные по формам дворянские особняки в Вильстере; мастер участвовал также в реконструкции замка в Киле. Однако его главная работа — перестройка церкви святого Михаила в Гамбурге, пострадавшей от пожара 1750 года. В тот же год Зоннин и уроженец Тюрингии Иоганн Леонард Прей представили проекты. Строительство развернулось спустя год, а освящение состоялось в декабре 1757 года, хотя колокольня была еще далека от завершения. Закончить работы удалось только через двадцать лет, когда нашлись достаточные для этого средства.

Выдающиеся способности Зоннина как блестящего инженера и его знание строительной техники в полной мере проявились при сооружении церкви святого Михаила. К удивлению публики, он возвел колокольню без лесов. Открытая с большой пышностью в 1786 году, вскоре она стала символом ганзейского Гамбурга. Колокольня и тело храма имеют различную архитектурную организацию. Если первые два яруса колокольни составляют единое целое с основным объемом здания, то звонница, часы и фонарь, поддерживаемый мощными столбами, подчинены иной схеме, не имеющей аналогов в архитектуре предшествующего времени. Прей возвел храм целиком в рамках барочной концепции, с использованием игривых рокайльных мотивов. Незадолго до освящения Прей умер, и работы продолжил Зоннин. Его архитектурный язык был более строг и отмечен несомненным влиянием классицизма.

Наряду с храмом Девы Марии в Дрездене гамбургская церковь святого Михаила представляет собой восхитительный пример протестантской барочной архитектуры. Протестантская по замыслу, но католическая по исполнению — так можно было бы описать первое впечатление, возникающее при входе в этот храм. Замечательны пропорциональные соотношения и размеры центрического зала, особенно при обзоре с галереи. Последняя, элегантно выгибаясь, обегает центральное пространство и поднимается к хору. Четыре опоры, намечающие крестообразный план сооружения, несут кес- сонированные арки. В каком бы углу храма вы ни оказались, арочные пролеты уводят взгляд в пространство, внимание притягивают рокайльная декорация в пазухах свода и листья аканта на позолоченных капителях. Только в нижнем ярусе царит атмосфера характерной для протестантского храма сдержанности в убранстве.

Хотя выбор стиля барокко в церковной архитектуре считается фактором, определяющим лицо города, подобные памятники редко

рассматривают в контексте окружающей застройки. Дворцы эпохи барокко также необходимо изучать, не вырывая их из окружающего архитектурного ландшафта. Дом и парк обыкновенно составляют единое целое. Более того, дворец часто служил точкой отсчета при решении градостроительных задач. Резиденция порой задумывалась как ядро будущего поселения или же вписывалась в структуру существующей застройки, подобно замку Бюкебург в Нижней Саксонии. Это сооружение князь Эрнст фон Шаумбург возвел в начале XVII века непосредственно в черте города.

Длинная широкая улица вела к дворцу, возникшему как средневековая крепость, в XVI веке дополненная некоторыми деталями. Важными в градостроительном отношении объектами, связывавшими город и дворец, были четыре общественных здания: казначейство, построенное одновременно с крепостью, фахверковая ратуша (не сохранилась), сокровищница и придворная канцелярия. Рыночная площадь открывалась в сторону дворца, на ней располагалась группа богато украшенных построек и в их числе роскошно декорированные ворота. Сегодня дворцовый комплекс утратил свое единство, поскольку в него включены сооружения, возведенные в разные эпохи. Бюкебург следует считать скорее одним из раннебарочных градостроительных ансамблей на территории Германии, нежели просто памятником архитектуры эпохи барокко.

Если замок Бюкенбург был вписан в городскую среду, то дворец Людвигслуст в Мекленбурге — маленький охотничий домик — впоследствии превратился в барочную резиденцию в урбанистическом окружении. В 1724 году Кристиан-Людвиг II Мекленбург-Шверинский предпринял строительство уютного княжеского особняка близ селения Кленов. Эта область расположена в междуречье Зуде и Эльде к югу от Шверина, она известна своими серыми песчаными почвами и лесами. Правитель назвал поместье Людвигслуст (Радость Людвига). Его сын Фридрих много путешествовал и бывал в Версале. Когда он взял бразды правления в свои руки, его посетила мысль создать в Мекленбурге подобие французского дворца. В 1764 году двор был перемещен из Шверина в Людвигслуст, и князь доверил реализацию своего замысла придворному архитектору Иоганну Иоахиму Бушу. Буш работал над этим ансамблем до самой своей отставки в 1796 году. Деревенские дома были разрушены и на их месте возникло поместье с регулярной планировкой. Дворец, королевская капелла, Шлоссштрассе расположены на одной прямой, центр которой — восточная сторона площади, где находится мост, перекинутый через канал. Просторный парк, лежащий на западе, составляет естественный противовес зоне городской застройки, расположенной к востоку от оси церковь — дворец.

Зрительное впечатление, производимое дворцом, определяется повышенной центральной частью главного фасада, акцентированной тосканским портиком. К центральному объему примыкают два боковых крыла, завершающихся узкими павильонами. Восточное

крыло предназначалось для герцога, западное — для герцогини. До сих пор почти в первозданном виде сохранилось первоначальное расположение комнат. Две лестницы ведут из вестибюля в парадный двухъярусный Золотой зал. Из него можно попасть в личные апартаменты, где частично сохранилось первоначальное убранство. Когда в 1837 году к власти пришел великий герцог Пауль Фридрих, резиденция была вновь перенесена в Шверин, а Людвигслуст превратился в город отставных служащих и военных.

Архитектура Вестфалии — архитектор Иоганн Конрад Шлаун Самым значительным мастером, работавшим в манере барокко в Вестфалии, был Иоганн Конрад Шлаун (1695-1773). Во время своих путешествий по Европе он ознакомился со всеми хрестоматийными памятниками этого стиля. В 1720-1721 годах он был учеником Бальтазара Ноймана в Вюрцбурге, когда тот начинал работать над строительством знаменитой Резиденции. Сразу после этого Шлаун отправился в Рим, в Мюнстер он вернулся в 1723 году.

Вскоре он получил свой первый заказ — возможно, самый интересный в ранний период творчества — от курфюрста Клемента Августа, архиепископа Кельна, наследника дома Виттельсбах. В 1724 году Шлаун получил распоряжение приступить к перестройке замка в Брюле близ Кельна. Это была непростая задача. С одной стороны, курфюрст хотел получить достойную резиденцию, с другой же — стремился сэкономить на строительных материалах. Поэтому он приказал тщательно исследовать руины старого замка, с тем чтобы выяснить, нельзя ли использовать их в работе. Шлаун должен был придерживаться средневекового плана, но в то же время он жаждал ввести в проект элементы современной римской архитектуры, известные ему по творениям Бернини и Борромини. Найденное им решение не вполне удовлетворило заказчика, брат которого Карл Фридрих Баварский сурово раскритиковал архитектора и прислал своего придворного зодчего Франсуа де Кювийе из Мюнхена в Кельн с новыми проектами. В 1728 году Шлаун был отстранен от работы, но впоследствии он получал и другие заказы курфюрста.

Кювийе превратил проект Шлауна с его тесным двором и средневековой круглой башней в современный дворец во французском вкусе для проведения там летних месяцев. В 1741 году в Брюль приехал Бальтазар Нойман и спроектировал лестничный зал, построенный три года спустя. Наконец, по прошествии почти сорока лет, дворец был завершен. В этом сооружении смешались элементы барочной архитектуры Италии, Франции и Южной Германии.

Между 1736 и 1746 годами по заказу Клемента Августа Шлаун работал над другим масштабным проектом — сооружением охотничьего домика в Клеменсверте близ Зегеля, к северу от Оснабрю- ка. Несомненно, мастер вспоминал отстранение от работы в Брюле, выбирая в качестве главного образца для своей постройки замок — пагоду в парке Нимфенбургского дворца под Мюнхеном. Он также заимствовал элементы из архитектуры Марли и охотничьего домика Бушфор близ Брюсселя. Получившийся в результате ансамбль превзошел все эти прототипы. Изящные линии двухъярусного сооружения выложены в красном кирпиче, соединяющимся здесь со светлым песчаником.

В плане здание имеет форму креста. Цвет охотничьего домика контрастирует с зеленью лужаек. Строение расположено на пересечении продуманно размещенных восьми дорожек, и оконные проемы вторят их движению и ритму. Ансамбль исключительно декоративен. Вокруг главного дома стоят восемь павильонов с маленькой капеллой и службами. Иконографическая программа резиденции концентрирует внимание на сценах охотничьих подвигов курфюрста; мы встречаем его в четырех композициях. Со стуковы- ми рельефами, запечатлевшими охотничьи вылазки, соседствует изображенная на большом плафоне над лестницей Диана, богиня охоты.

Во время работы в Клеменсверте окончательно оформился творческий метод Шлауна, стало очевидным его пристрастие к ясности линий и практически обнаженной стене. Мастер был далек от орнаментальных изысков модного тогда стиля рококо. Кажется, что он стремился от позднебарочной манеры перейти непосредственно к южно-германскому или французскому варианту неоклассицизма.

Продолжая работать в Зегеле, Шлаун получил заказ на строительство церкви святого Клемента в Мюнстере. Он составил проект и воплотил его в жизнь, возведя монастырский комплекс братьев милосердия, который позднее превратился в госпиталь святого Клемента (1745-1753). Ансамбль был полностью разрушен во время второй мировой войны. Сегодня церковь восстановлена, но часть бывшей монастырской территории в настоящее время занимает автостоянка.

Среди бумаг Шлауна сохранился рисунок, изображающий римскую церковь Сант Иво алла Сапиенца, построенную Борромини в 1642-1660 годах. Несомненно, итальянский храм послужил прототипом церкви святого Клемента в Мюнстере. Шлаун ориентировался на сложный план Борромини, представляющий собой треугольник с вписанным в него кругом. Существенное влияние на данную работу немецкого мастера оказало архитектурное решение пьяцца дель Пополо и фасадов церквей Санта Мария деи Мираколи и Сайта Мария ин Монтесанто.

Одно из самых смелых творений вестфальского архитектора — ансамбль Эрбдростенхоф в Мюнстере, к работе над которым он приступил сразу по окончании строительства церкви святого Клемента.

Архитектор столкнулся с необходимостью оформить угловой участок, окруженный городской застройкой. Его решение сводилось к созданию центрального объема, от которого отходят изогнутые в плане боковые корпуса с фасадами, расположенными на красной линии улиц Зальцштрассе и Рингольдсгассе. Таким образом дворец замыкает треугольный парадный двор, обнесенный с двух сторон оградой. Ворота поставлены у пересечения улиц и отмечают угол двора. Они находятся на центральной оси дворца. Поэтому экипажи могли, въехав в сквозную арку здания, оказаться у заднего фасада, конюшен и служб. Из вестибюля чуть изогнутые лестничные марши ведут в боковые помещения, а затем в двухъярусный парадный зал, расположенный над вестибюлем.

Этот памятник явно создан под влиянием итальянской архитектуры. Выступающая центральная часть фасада — мотив, уже встречавшийся нам во дворце в Брюле. Возможно, этот прием восходит к фасаду Оратории св. Филиппо Нери в Риме работы Борромини. В произведении итальянского мастера центральная часть фасада с трехпролетной аркой также несколько выступает вперед. Возможно, более важным прототипом мюнстерского дворца стал второй проект восточного фасада Лувра, выполненный Бернини в 1665 году. Он предусматривал, что вогнутый основной объем будет фланкирован с двух сторон изогнутыми боковыми крыльями, торцевые стороны которых будут находиться на одном уровне с центральной выдающейся вперед частью здания. По-видимому, для Шлауна играло существенную роль положение его творений в системе городской застройки и их соотношение друг с другом — Эрбдростенхоф и находящаяся поблизости церковь святого Клемента задумывались им как родственные по духу здания: ведь фасад храма выгибается вперед полуротондальным выступом.

Недалеко от Мюнстера Шлаун выстроил собственный загородный дом, восхитительный Рюшхаус близ Ниенберга. Он был возведен в 1745-1749 годах, в то время, когда мастер работал над проектом церкви святого Клемента. В этом памятнике сочетаются архитектурные элементы типичного крестьянского дома, во множестве встречавшихся вокруг Мюнстера, и легкость и изящество французского maison de plaisance. Дорога ведет к дворовому фасаду, главный вход которого обозначен монументальным арочным проемом. Двор обрамляют службы, примыкающие к главному зданию. Садовый фасад украшают иконные и дверные проемы изысканного рисунка и лестничный марш.

В 1825 году поместье перешло к баронам Дросте-Хюльсхоф, и здесь часто бывала поэтесса Анетта фон Дросте-Хюльсхоф.

В последние шесть лет жизни — с 1767 по 1773 год — Шлаун проектировал и возводил дворец епископа в Мюнстере. Незастроенное пространство между дворцом и городом должно было превратиться в парк с аллеями и площадями, разбитыми по французской моде. Дворец имеет П-образный план, боковые крылья акцентированы собственными фасадами. Для сооружения в стиле барокко декор резиденции чересчур упрощен, эта черта свидетельствует о вхождении в моду неоклассицизма. Во многих отношениях дворец епископа — памятник переходной эпохи. Когда в 1773 году Шлаун умер в возрасте семидесяти восьми лет, закончена была лишь отделка фасадов. Интерьеры оформил Вильгельм Фердинанд Липпер, завершивший работу над ними в 1782 году.