Начата в 1611 далусии работы Хуана де Эрреры тоже задали тон архитектуре XVII века: созданный здесь проект биржи для расширяющегося портового города Севильи оказал влияние на церковное строительство. Примером может служить церковь дель Саграрио (начата в 1617 году, Мигуэль де Сумаррага). Несмотря на простые формы храма, его стены были богато украшены. Немаловажно, что первая монументальная постройка, созданная по повелению Габсбургов после аннексии Португалии, тоже имела отпечаток школы Эскориала. Церковь Сан Висенте де Фора в Лиссабоне представляет собой внушительных размеров здание с доминирующими на фасаде двумя башнями, считавшееся одной из самых замечательных построек на Иберийском полуострове. Она была сооружена в стиле Эрреры между 1582 и 1629 годами Филиппо Терци или Бальтасаром Альваресом.

Первые признаки более свободного подхода к трактовке форм, практиковавшегося представителями школы Эскориала, можно видеть в двух фасадах церковных построек, спроектированных Франсиско де Мора: церкви Сан Хосе в Авилье (1608) и монастыря де Сан Блас в Лерме (1604). Пропорции были изменены, чтобы подчеркнуть высоту здания: нижний ярус фасада с широкими полуциркульными арками порталов открывался в подобие нартекса. Стена над ними была обильно декорирована. Наряду с классическими элементами конструкции появляются картуши, эдикулы, оконные проемы, чередующиеся с открытой поверхностью стены. Наиболее гармоничной постройкой из этой группы церковных зданий является, наверное, церковь Энкарнасьон в Мадриде (слева). Ее спроектировал брат Альберто де ла Мадре де Диос, работавший в первой половине

После Вальядолида, который по настоянию герцога Лермы снова обрел статус столицы при Филиппе III, новые, введенные там принципы построения архитектурной формы и конструкции стали использоваться в большинстве городов Центральной Испании. В то время как еще несколько лет назад здесь могли строиться соборы в позднеготической манере, теперь все здания проектировались "в римском духе", хотя архитекторы чаще ориентировались на произведения Эрреры или школы Эскориала, чем на настоящие античные или итальянские образцы. Среди наиболее значительных примеров таких произведений: больница Медина дель Кампо ( Хуан де Толоза, завершена в 1597), портал Сан Фруто собора в Сеговии (архитектор Педро де Брисуэла, 1607), фасад монастыря Сантьяго де Уклее (Франсиско де Мора?) и капелла при больнице Афуера в Толедо (Николас де Вергара Младший, начата в 1582). Галисия, расположенная далеко на северо-западе Иберийского полуострова, тоже могла похвастаться целой серией прекрасных построек, принадлежавших зодчим школы Эрреры, лучшей из которых, вероятно, можно назвать здание иезуитской коллегии Монфорте де Лемос, сооруженное в 1592-1619 годах по проекту архитекторов Андреса Руиса, Хуана де Толоза, Симона дель Монастерио и других.

При рассмотрении этих примеров становится очевидным, что архитектурные новации были ограничены сферой церковного строительства, а гражданские постройки в начале эпохи не играли в Испании существенной роли. Одним из немногих исключений были резиденция и город Лерма. Проект был создан и воплощен в 1601-1617 годах архитекторами Франсиско де Мора и Хуаном Гомесом де Мора для фаворита Филиппа III Франсиско Сандоваль и Рохаса. Дворец честолюбивого аристократа имел четырехугольную структуру с угловыми башнями (вверху) и был построен по образцу королевского Алькасара в Мадриде. Он послужил моделью для многих произведений испанской дворцовой архитектуры XVII века. Его фасады содержали минимум декора, украшение осталось только над арочным обрамлением входного портала. Эта постройка имела большое значение также для ландшафтного проектирования и градостроительства: дворец располагался на возвышенности, откуда открывался вид на плодородную долину Рио Арланса. Главный фасад выходил на место собраний феодалов —

площадь Армас — бывшую главную площадь города. В Алькала де Энарес на средства кардинала архиепископа Бернардо Сандоваля и Рохаса был построен монастырь ордена бернардинцев ( Себастьян де ла Плаза, начат в 1617). Стилистика этой постройки уже заметно отходит от строгого классицизма школы Эрреры (слева внизу). Овальная в плане конструкция, увенчанная куполом (единственная сохранившаяся от этого времени), должна была основываться на римских образцах, занесенных в Испанию в трактатах (V книга Серлио) или гравюрах, сделанных с римских построек овальной формы (Сайт Андреа, Санта Анна деи Палафреньери).

Хуан Гомес де Мора и превращение Мадрида в столицу С 1610 года в архитектуре зданий, построенных Франсиско де Мора, и церкви Энкарнасьон обозначается тенденция, которую можно истолковать как поиск барочной свободы и освобождения от формальных классических канонов. Она сильнее проявилась в оформлении фасадов зданий, чем в их планировке или структуре интерьеров, и стала впоследствии характерной чертой архитектуры испанского барокко. Решающее значение для утверждения нового стиля имело назначение в 1611 году племянника Франсиско, Хуана Гомеса де Мора (1586-1648) на должность "королевского архитектора и строителя города Мадрида". Его влияние на архитектуру Иберийского полуострова ощущалось более четырех десятилетий.

Первой крупной постройкой, сооруженной под руководством Хуана Гомеса де Мора, была Иезуитская коллегия в Саламанке. Средства на реализацию проекта были предоставлены Филиппом III и Анной Австрийской (слева и справа). Это здание, занимавшее господствующее положение в городе, ближайший и устрашающий сосед собора, университета и доминиканского монастыря было вызовом народному осуждению. И снова ситуация, характерная именно для Испании: преобладание церковного зодчества, находившегося под королевским патронажем, препятствовало развитию более обширных градостроительных программ. Начатый в 1617 году комплекс, первые проекты которого составил Хуан Гомес де Мора, состоял из церкви, коллегии и монастыря и был завершен только к середине XVIII столетия. Сейчас его план имеет П-образные очертания и разделен на различные секции: на северо-востоке расположена церковь с сакристией и, наискось от нее, монастырь; к югу от этих построек — лекционные залы коллегии. Между частями ансамбля лежит двор, отделенный от улицы с юга большим залом, а с тыльной стороны орденским залом. Эта внутренняя площадка располагается между коллегией и монастырем. План напоминает Иль Джезу: четырехпролетный зал со смежными капеллами, просторный, но не широкий трансепт, массивный купол над средокре- стием, и (здесь) прямоугольное завершение хора. Не существует подтверждений непосредственного римского влияния на испанские постройки этого типа; в Испании их сохранилось довольно много, к примеру: старая иезуитская церковь в Монфорте де Лемос (Галисия, начата в 1598), храм в Алькала де Энарес (начат в 1602) и более или менее современное им здание Сан Ильдефонсо в Толедо (начато в 1619, ныне Сан Хуан Баутиста), а также Имперская коллегия в Мадриде (начата в 1622, впоследствии — коллегия Сан Исидоро).

Главной задачей Хуана Гомеса де Мора было расширение и застройка Мадрида — резиденции испанских Габсбургов. Несмотря на то что Мадрид получил статус официальной королевской резиденции в 1561 году, в нем вплоть до XVII века не было необходимых для столичного города социальных учреждений. При отсутствии "культурного слоя" там не существовало даже собственного местного законодательства. Филипп II, конечно, перестроил средневековый Алькасар, чтобы он соответствовал требованиям придворного ритуала, скопированного с церемоний бургундского двора, и построил королевскую резиденцию и монастырь вокруг Сан Херонимо эль Реаль в районе Буэн Ретиро, но средоточием его интересов был Эскориал. Только в 1606 году, когда Филипп III наконец принял решение, что двор должен после пятилетнего пребывания в Вальядолиде вернуться в Мадрид, начался период интенсивной строительной деятельности.

Хуан Гомес де Мора был главным создателем этих проектов: одновременно с проектированием Клересии, в том же году, он выполнил первые чертежи Плаза Майор, области городского центра, которая должна была "служить" дворцу и городу. По своей структуре этот прямоугольный в плане комплекс, окруженный аркадами и многоэтажными зданиями одинаковой высоты, большей частью закрытый для проезда, восходит к французским (площадь Вогезов) или нидерландским (Гран-плас в Брюсселе) образцам. В дополнение к строениям, занимаемым королевскими службами, функционировавшим как административные постройки, он включал городскую пекарню Каса де ла Панадериа, т. е. был сразу и общественным, и торговым центром. Проект Хуана Гомеса де Мора был завершен всего через три года, в 1619 году. Впоследствии на фоне этих декораций произошло множество событий: канонизация святого покровителя города Исидора (1620), провозглашение королем Филиппа IV (1621); разыгрывались театральные постановки, бои быков; совершались казни и печально известные аутодафе, в том числе и по приговорам инквизиции. История сооружения Плаза Майор столь же многообразна, как и развертывавшиеся на ней со-

бытия: несколько раз она страдала от пожаров и восстанавливалась; в последний раз она подверглась изменениям в конце XVIII столетия и именно тогда обрела свой нынешний неоклассический облик.