Родившийся в Вальядолиде Филипп II обещал щедрые пожертвования на восстановление города, но настаивал на своем активном участии в составлении плана. Увлеченный идеей кардинального обновления испанской придворной архитектуры и классическим наследием, он задумал устроить город с четкой структурой и регулярной застройкой. Соответствующие примеры можно было легко отыскать в итальянских трактатах, основанных на книгах Витрувия. Мадрид недавно стал местом постоянного пребывания правительства; поэтому именно Вальядолид представлял собой пространство, прекрасно подходившее для экспериментов в области городского планирования. Концепция города как объекта, состоящего из отдельных самостоятельных элементов, и соединения разных сегментов в единое целое, характерная для этого проекта, была уникальной для Испании. Центральную часть комплекса образовывала прямоугольная, окруясенная со всех сторон портиками площадь — Плаза Майор — со зданием муниципалитета, впоследствии ставшая образцом для многих похожих площадей.

Результат перестройки собора в Вальядолиде (слева) тоже явился прототипом многих подобных ему построек. Придворный Хуан де Эррера получил заказ на обновление сооружения в 1580 году. На старом готическом фундаменте, заложенном при Карле V, когда было начато строительство комплекса, Эррера воздвиг здание, имевшее огромное значение не только из-за использования классической стилистики, но и по причине особого способа организации внутреннего пространства. В соответствии с высказанным на Тридентском соборе настойчивым требованием, чтобы евхаристия совершалась "ближе к людям", архитектор переместил хоры — окруженную массивными стенками певческую трибуну, заслонявшую алтарь, — в восточную часть здания, так что пространство от входного портала до средокрестия оказалось свободным. Подкупольная зона, к востоку от которого располагался совершенно открытый алтарь, стала центром прекрасно пропорционированной конструкции. План, основанный на прямоугольнике с четырьмя угловыми башнями, тоже отличался гармоничностью соотношений. Эррера заменил типично средневековое понимание конструкции трактовкой пространства как отдельных ячеек, отражавших в своем расположении ход литургии. В колониях эта схема считалась почти обязательной. Архитектурный вклад Эрреры имел еще большие перспективы применения: созданный им стиль, основанный на античных формах, стал решающим импульсом к окончательному отказу от позднеготических образцов и усвоению нового классического языка. Вертикальное развитие интерьера было ограничено теперь мощными гранитными столбами с коринфскими пилястрами, поддерживающими массивный архитрав главного нефа. Цилиндрические своды и полукруглые арки подчеркивали торжественность интерьера. Внешний вид собора также отражал эти классицизирую- щие тенденции. Между тяжелыми угловыми башнями (сохранилась только одна, в измененном виде) возвышается двухъярусный фасад с напоминающей триумфальную арку центральной секцией, оформленной дорическими колоннами в нижнем ярусе и увенчанная треугольным фронтоном. Несмотря на то (или, возможно, благодаря тому), что строительство собора в Вальядолиде продолжалось до конца XVII столетия, его стилистика, ведущая свое происхождение от архитектуры Эскориала, стала нормой для многих церковных зданий, возводившихся по всей Испанской империи.

Другие значительные постройки были сооружены в Медине де Риосеко около Вальядолида и в Виллагарсия де Кампос (в провинции Вальядолид). Иезуитская церковь Сан Луис в Виллагарсия стала в своей классической простоте (главный неф с боковыми капеллами, цилиндрический свод, двухъярусный фасад, переход от нижнего к верхнему ярусу посредством волют, скупая декорация) моделью для огромного количества иезуитских церквей Испании. Сооружение было спроектировано в 1575 году работавшим вместе с Эррерой мастером Педро де Толоза. Другая модель была выполнена Хуаном де Натом (даты жизни неизвестны), впервые применившим римскую схему на фасаде церкви Санта Крус в Медине де Рио- секо (вверху). Он воплотил нереализованный проект церкви ордена иезуитов Джакомо Бароцци Виньолы, гравюру с которого ему, вероятно, довелось видеть. Эррера смягчил здесь свой обычно жесткий подход к организации архитектурной композиции. На смену сложности маньеристической архитектуры пришли изящество и мягкость обработки деталей. Церковь Богоматери де лас Ангустиас (1598-1604) в Вальядолиде также была построена Хуаном де Натом (справа вверху). Хотя схема фасада была, очевидно, заимствована из рисунка Эрреры, новые барочные стилистические принципы выходят на передний план: идея классического равновесия была отброшена в пользу более контрастного выделения отдельных элементов и введения их четкой иерархии. Нижний ярус исключительно высок, а массивные пилястры доминируют в композиции фасада.