Испании потребовалось почти полстолетия, чтобы отойти от маньеристических форм и обратиться к созданию национальной архитектуры барокко. Этот временной интервал совпал с правлением Филиппа III (1598-1621) и Филиппа IV (1621-1665). Действительно, хотя первые элементы раннебарочной стилистики появились в Вальядолиде уже около 1600 года, только при Хуане Гомесе де Мора, свободные фасадные композиции которого вытеснили строгий классический стиль последователей Хуана де Эрреры, эта манера прижилась и начала развиваться. Однако влияние архитектуры Эс- кориала ощущалось на протяжении почти всего XVII века.

Эскориал как образец испанской архитектуры времен Габсбургов

Строительство монастыря и дворца Сан Лоренсо дель Эскориаль открыло новую эпоху в архитектуре (внизу и справа). Выбор «римского» стиля, основанного на витрувиевских ордерах, знаменовал отказ от позднеготических приемов и так называемого «стиля пла- тереск», господствовавшего в Испании вплоть до XVI столетия. Влияние процесса «возрождения» классической конструкции и композиции, происшедшего в Италии уже ко второй половине XV века, стало ощутимым в Испании лишь значительно позже. Даже классические формы дворца Карла V в Альгамбре в Гранаде не воспроизводились широко. Это было, конечно ясе, несправедливо по отношению к Эскориалу: рационально построенный план, четко структурированный фасад без единой лишней детали, официальная строгость и монументальные пропорции интерьера, и, наконец, использование местного серого гранита, — всем названным чертам суждено было оказывать влияние на дворцовую архитектуру Испании до XIX века. Во времена диктатуры Франко здание все еще служило архитектурной моделью.

Сооружение монастыря и дворца отметило начало эпохи абсолютизма — правления одного человека, осуществляющего, как считалось тогда, божественную справедливость. Решение объединить королевский дворец и усыпальницу Габсбургов с монастырем и коллегией ордена иеронимитов означало для Филиппа II соединение духовной и светской власти. Комплекс размерами 208 на 162 метра включал испанский алькасар (укрепленный дворец) и больницу. В него входили административные постройки и здания научных учреждений, которые вместе создавали самостоятельную, независимую среду, государство в государстве, микрокосм, образ высшего порядка. Символично, что на главной оси комплекса располагается церковь, а за ней помещаются королевские апартаменты, — пространственная концепция, нашедшая свое полное воплощение в ансамбле Версаля. Не случайно строительство Эскориала началось в 1563 году, в год завершения Тридентского собора, на котором король предстал как защитник и объединитель католической церкви. Необычное расположение комплекса и, возможно, заложенная в основу его планировки символика привели к появлению целого ряда чрезмерно конструктивных интерпретаций: для некоторых Эскориал представлял собой образ храма Соломона, описываемого в Ветхом Завете, и был поэтому утвержден на земле божественной волей. Другие усматривали в решетчатой структуре плана напоминание о мученической кончине святого покровителя монастыря Лаврентия.

Наличие различных метафорических толкований обусловило повсеместное использование проекта, что и было главной целью его создателей. Филипп II понимал, что обращение к архитектуре «в римском духе» символизирует наступление новой политической эпохи. Он сам интересовался архитектурой и пытался найти новые средства выражения для передачи представления о роли Испании как мировой державы, освобождающей мир от устаревших средневековых традиций. Идея возрождения «Золотого века» Августа казалась особенно уместной в этом контексте. Для реализации своих честолюбивых замыслов король пригласил ко двору итальянских и получивших итальянскую выучку архитекторов и приобрел для своей библиотеки важнейшие теоретические трактаты, которые по его просьбе были переведены на испанский.

Хуан де Эррера (1530-1597), ученый и наперсник короля, следил за проектированием всех крупных построек в государстве. Он являл собой новый тип архитектора, сильно отличавшийся от средневекового мастера, характер работы которого основывался на ремесленном труде. С этого момента в течение всей эпохи барокко главную роль играл искусный мастер, ответственный за разработку конструкции здания и обсуждавший его проект с заказчиком. В отличие от помощников, которые несли ответственность за воплощение в жизнь любого проекта, и главного строителя, контролировавшего ход работ, действующий архитектор занимал более высокое положение. Он играл роль художественного руководителя и работал в тесной связи с заказчиком. Степень почтения к положению архитектора нашла отражение в религиозных текстах, называющих Бога Отца «высочайшим зодчим».

Придворные архитекторы имели достойное положение в обществе и, в дополнение к гонорарам за отдельные проекты, годовой доход, сопоставимый с заработком доктора или университетского преподавателя. Новый тип профессиональной подготовки зодчих этой эпохи основывался на теоретических выкладках Витрувия и Альберти и в самом деле являлся результатом всестороннего обучения, которое дополнялось практическими навыками, приобретавшимися во время работы под началом старших и более опытных мастеров. Обычно только представители аристократии и духовенства могли получить такое образование. Очень показательны описи книг, содержавшихся в библиотеках испанских архитекторов: Хуан де Эррера владел 750 специальными изданиями, а Хуан Баттиста де Монего 610 томами, среди которых были важнейшие иностранные и испанские трактаты и практические руководства.

Эскориал

Эскориал представлял собой сложную модель, оказавшую воздействие на архитектуру Испанской империи на разных уровнях. Тесные связи между аристократией и двором, религиозные притязания Контрреформации вместе с предпринятыми испанской короной мерами по централизации государства обусловили превращение сурового классицизма Эскориала в исходный образец стиля. Цели и характер придворного искусства, отраженные в заказах аристократии, в особенности нарочитое стремление обеспечить себе спасение, оказывали гораздо более сильное влияние. Богатства знати расходовались на вклады и дары, строительство церквей, капелл, монастырей. Гражданскому строительству, придавшему новую мощь архитектуре Италии и Франции, почти не придавали значения в Испании. Кроме временных сооружений — триумфальных арок, катафалков, декораций для оформления городов в страстную неделю — из творений городской архитектуры можно вспомнить только ансамбль Плаза Майор. Испанская архитектура раннего барокко, в отличие от итальянской и французской, сводилась практически исключительно к церковным постройкам. Помимо двора наиболее значительные заказы поступали от религиозных орденов и многочисленных религиозных конгрегации.

Последователи Эрреры и поиск нового языка форм Богатый и известный уже в средние века кастильский город Вальядолид играл основополагающую роль в формировании архитектуры барокко в Испанской империи. Случившийся 21 сентября 1561 года сильнейший пожар, уничтоживший большую часть городского центра, стимулировал обращение к новой концепции строительства.

Эскориал