Английский художник Джошуа Рейнольдс сетовал на то, что голландский жанровый живописец Ян Стен тратил свой талант на недостойные его темы. По его мнению, голландский мастер мог бы стать одним из величайших представителей живописи, если бы не тратил силы на «вульгарных персонажей», а посвятил себя «выбору и передаче того, что есть великого и возвышенного в природе.»

Сцены из повседневной жизни, не относившиеся к историческим, мифологическим или библейским сюжетам, рассматривались как недостойные кисти истинного художника. И все-таки, жанровые картины были очень распространены в голландской живописи и популярны у жителей страны. При жизни Рейнольдса, в XVIII веке, глубинное значение этих работ совершенно не осознавалось, их первоначальное понимание было воссоздано лишь в последние несколько десятилетий. Эти полотна иногда отличаются открытой и конкретной тематикой, а порой их смысл оказывается завуалированным.

Гарлемские художники первыми предприняли попытки представить повседневные сцены, точно отображающие их время и окружение. Биллем Бейтевег, из наследия которого сохранилось всего лишь десять произведений, предопределил некоторые черты голландской жанровой живописи. Основной темой его работ чаще всего служило изображение «веселого общества». Среди последователей Бейтевега были такие художники, как Питер Кодде, Биллем Дейстер и Дирк Хальс, брат великого портретиста Франса Хальса. Веселые пирушки уже стали распространенным сюжетом в XVI веке в живописи Фландрии, но всегда в качестве иллюстрации к библейским сюжетам, таким, как призвание Матфея или притча о блудном сыне. Их персонажи носили соответствующие исторические костюмы и таким образом были удалены от реальности.