Загородные дома, городские дворцы, аббатства и церкви Австрии Три знаменитых архитектора представляли изысканное великолепие барочной архитектуры Австрии. Это были Иоганн Бернгард Фишер (1656-1723) из Граца, которому в 1696 году был присвоен титул "фон Эрлах", Иоганн Лукас Гильдебрандт (1668-1745) из Генуи и Якоб Прандтауер (1660—1726) из Станца в Тироле. Фишер и Гильдебрандт долгое время провели в Риме. Гильдебрандт обучался у римского архитектора Карло Фонтана, а с 1695 по 1696 год служил военным инженером при армии под командованием прославленного "Истребителя турок" принца Евгения. После своей отставки он поселился в Вене и посвятил себя строительству дворцов.

Фишер был сыном скульптора, работавшего в процветающей художественной мастерской. Он приехал в Италию для продолжения обучения и приобретения опыта в скульптуре. Однако во время работы в Риме (1675-1684) под руководством Иоганна Пауля Шорса, поддерживавшего теплые отношения с ведущими мастерами того времени, особенно с Бернини, он все же обратился к занятиям архитектурой, которая позже стала его основной профессией. Молодое поколение художников находилось под сильным влиянием как классической архитектуры, так и свободной интерпретации формального языка древности в барочных произведениях римских архитекторов.

Определяющее влияние Италии на облик архитектуры Австрии эпохи вскоре было преобразовано в неповторимое явление с яркими индивидуальными чертами благодаря активной творческой деятельности трех упомянутых ранее архитекторов. Фишер фон Эрлах и Гильдебрандт были непревзойденными виртуозами, которые противопоставили итальянскому стилю свою собственную, в высшей степени сложную габсбургскую манеру. Прандтауэр же смотрел на проблемы создания впечатления монументальности и великолепия по-своему; сохраняя уважение к родной культуре и связь с ней, он стремился к использованию традиционных архитектурных форм.

Итальянизирующие мотивы в австрийской барочной архитектуре особенно заметны в усыпальнице Фердинанда II в Граце. До того как стать правителем Штирии, он являлся последовательным сторонником Контрреформации. Фердинанд заказал проект мемориального сооружения итальянскому архитектору Пьетро де Помису. Строительство было начато в 1614 году. Пьетро де По- мис, вероятно, был первым архитектором, использовавшим план в виде овала, севернее Альп. Мастер создал двухъярусное здание, перекрытое овальным куполом, что было характерным итальянским мотивом. Восточный фасад также полностью соответствует римской барочной традиции. Некоторые архитектурные элементы, например, трехчетвертные колонны, пилястры, обрамления окон и карнизы трактуются с точки зрения скульптора. Строго соблюдается и принцип чередования треугольных и лучковых фронтонов. Венчающий структуру фасада широкий монументальный лучковый фронтон, служащий основанием для трех крупных статуй (двух ангелов и св. Екатерины), помещен над треугольным фронтоном верхнего яруса — прием, заимствованный из церкви Джезу в Риме (1577).

После смерти де Помиса в 1663 году строительство приостановилось на полвека, пока, наконец, Фишер в 1687 году не получил заказ завершить наполовину возведенное здание. Архитектор, очевидно, сам был захвачен мотивом овальной конструкции, которая была знакома ему со времени пребывания в Италии.

Через несколько лет Фишер получил возможность применить свои новые идеи на практике. В 1694 году зальцбургский архиепископ граф Тун поручил ему построить здесь церковь Троицы. Архиепископ был настолько же сильно увлечен грандиозными строительными планами, как и Шёнборн в Вюрцбурге, и хотел превратить Зальцбург в "Северный Рим". Предполагалось возвести четыре большие церкви, и австрийский мастер казался идеальным архитектором для воплощения этого замысла. На гравюре 1699 года заказчик изображен среди своих детищ, сооруженных его архитектором: семинарии и церкви Троицы (1694), госпиталя и церкви св. Иоанна (1694-1695), университетской церкви (1696) и церкви урсулинок (1699).

Задача Фишера состояла в том, чтобы расположить каждое новое здание в эстетическом и функциональном соотношении и неразрывной связи с городом и, следовательно, он столкнулся с фундаментальной проблемой градостроительства. Он должен был учитывать наиболее выгодные ракурсы будущего сооружения, помещая его в контекст существующего города. В случае с церковью Троицы необходимо было расположить фасад и прилегающие к нему крылья семинарии в строгой согласованности с расположенной перед ними площади. Фишер взял за образец церковь Сант Аньезе ин Агоне на пьяцца Навона в Риме — также представляющую собой увенчанное куполом здание с двумя башнями, фланкирующими вогнутый, обработанный колоннами фасад. явно находился под воздействием изящного замысла Франческо Борромини. В действительности римскому архитектору не удалось достигнуть абсолютной гармонии внешнего облика и внутреннего пространства церкви; интерьер мог выглядеть намного более эффектно, если бы в нем продолжался подчеркнутый в композиции фасада мотив овала. Однако братья Раинальди, которые работали над проектом до Борромини, создали здание, в плане которого активно использовался круг. Напротив, интерьер, разработанный Фишером, обыгрывает форму вогнутой внешней стены в овальном нефе, ведущем не

посредственно к алтарю. увенчал конструкцию прекрасно пропорционированной ротондой — элементом, который с этих пор становится определяющим в пространственной организации созданных Фишером церковных интерьеров.

Проект университетской церкви в Зальцбурге, выполненный им двумя годами позже (1696),   был еще более впечатляющим; это сооружение также было заказано архиепископом Туном. Фишер внес довольно оригинальные изменения в модель фасада церкви Троицы, зрительно отделив его от прилегающих башен и вынеся его выпуклый объем вперед. В результате получились три отдельных архитектурных компонента, соединенные единым гармоничным движением. Эта привлекательная схема была воспринята далеко за пределами Австрии — в Юго-Западной Германии и Швейцарии, в Вайнгартене, Айнзидельне и Оттобойрене.

Пространственное решение здания напоминает церковь Сан Карло аи Катинари в Риме (1612), построенную Розати. Во время своего пребывания в Италии Фишер фон Эрлах, видимо, тщательно исследовал эту церковь, поскольку его собственное сооружение основывается на пространственных принципах оригинала. Отношение высоты к ширине равняется 4:1; в интерьере создается впечатление огромного пространства, подобного ущелью.

Необычное впечатление, рождаемое церковью св. Карла, основывается не только на триединстве портика, купола и триумфальных колонн. Фишер фон Эрлах рассматривал купол как кульминационную точку композиции. Овал является сердцем структуры со- эружения. Над ним возвышается купол на высоком барабане. Внутри неф, кажется, одновременно распространяется и вширь, и ввысь. Капеллы, ризницы и боковые помещения организованы вокруг хора.

Идущая с запада на восток продольная ось нефа пересекается с осью западного фасада. Спокойная упорядоченность геометрических форм фасада значительно оживляется в пространстве интерьера, приобретая неповторимый динамизм. При входе зритель увлекается вперед по направлению к свету, который открывает перед ним ритм архитектурных конструкций. И с точки зрения структуры, и на уровне ощущений центральной точкой здания остается купол. Его воздействие ощущается как изнутри, так и снаружи.

Работа над этими двумя церквами послужила хорошей подготовкой к последующей работе мастера в Вене. В 1713 году, когда страну поразила чума, Карл VI, коронованный в качестве императора в 1711 году, дал обет выстроить церковь, посвященную св. Карлу Борромею, если эпидемия пройдет стороной. К воплощению этих планов приступили через два года. Против кандидатуры Фишера фон Эрлаха выступала сильная оппозиция в лице придворного архитектора Гильдебрандта и Фердинандо Галли Бибиена. Фишер создал проект, объединявший идеи вотивного сооружения и репрезентации монаршей власти — священный памятник "австрийской набожности". Это здание с высоким барабаном и куполом, поднимающимся над классическим, дополненным пилястрами портиком и обрамляющими его двумя классическими триумфальными колоннами — эффектная вариация на темы двух зальцбургских церквей. Церковь св. Карла Борромея — несомненная часть местной традиции, в силу этого олицетворяющая политические амбиции Габсбургов — римские корни Австрийской империи и намек на притязания императора на Испанию.

Фишер фон Эрлах и в самом деле работал в это время над подобной рода книгой, ставшей основой "Исторической архитектуры", — серией гравюр, показывающих происхождение современной архитектуры. Книга была необычна, поскольку в ней отсутствовали теоретические выкладки, составлявшие неотъемлемую часть работ такого рода.