Программно ансамблевая концепция Королевского портала представляла собой радикальное новшество, по сравнению с романским искусством, в котором доминировал принцип неповторимости каждого портала и его структурной независимости от прилегающих к нему частей здания. Для романской эпохи наиболее типичен одиночный портал. Вместе с заключенным в нем богатством скульптурных форм он образует изолированный островок, живущий своей суверенной жизнью среди сплошной, как правило, неритмизованной массы стены.141 Встречаются в романском искусстве и асимметричные двухпортальные композиции, в которых один портал значительно меньше другого, иначе сконструирован, иначе украшен. В трехпортальных композициях сходными друг с другом могут быть лишь самые простые по структуре порталы, без тимпанов и скудно украшенные. Большей же частью боковые порталы сильно уступают среднему по размерам, отличаются от него по структуре, еще чаще бывают слепыми. В шартрском Королевском портале мышление архитекторов и скульпторов впервые стало по-настоящему системным.

Принципиально новым является в шартрском ансамбле и характер связи скульптурных форм с архитектурными формами. Эта новизна предопределена самой архитектурой порталов, той главенствующей ролью, которую получили в них трехмерные, круглящиеся формы. Правда, колонны на откосах были типичными элементами и романского портала. Но он, помимо них, содержал в себе и много плоскостей: плоскими были грани призматических столбов, держащих архитрав, грани уступов на откосах, плоскими были зачастую и грани арок портального свода. В Королевском портале, за исключением полей тимпанов и архитравов, плоскостей нет. Уступы порталов целиком скрыты за цилиндрическими объемами толстых колонн со статуями и тонких, покрытых рельефным орнаментом. Округлы в сечении и валики архивольтов. В архитектуре Королевского портала отчетливо проявляется одна из основных тенденций будущей готической архитектуры — к замене плоскости системой дискретных, трехмерных, притом круглящихся форм. К этому же стремились архитекторы Сансского собора и церкви Сен- Дени. Такая архитектура сильно акцентирует линии, которые воспринимаются как зримые тектонические силы сооружения. Благодаря тому, что скульптурные формы наложены на колонны и врезаны в валики архивольтов, система декора приобретает кристаллическую четкость, дает взгляду зрителя надежные ориентиры, позволяет ему пересчитывать компоненты декора, сопоставлять их друг с другом, короче говоря, облегчает чтение программы. Однако значение новой системы архитектурных форм этим не исчерпывается. Ее появление повлекло за собой кардинальные изменения в образном строе ансамбля. Большие плоскости романских порталов были благоприятной почвой для орнаментального декора. По плоскости орнамент мог свободно стелиться, с плоскостью гармонировал его низкий рельеф. В шартрском ансамбле для орнаментики остается мало места, притом ей, как и статуям, приходится украшать трехмерные элементы архитектуры — служебные колонки, находящиеся между статуями-колоннами, и нижние части больших колонн, под ногами статуй. Круглящиеся архитектурные объемы, становясь основой для орнамента, ограничивают его свободу, лишают его прежнего своеволия. Кроме того, орнамент отступает вглубь, так как служебные колонки гораздо более тонки, чем колонны, несущие статуи, и частично заслонены их формами, а также сползает в нижние части порталов, то есть занимает второстепенные области ансамбля, в то время как статуи, объемные и масштабные, выдвигаются на первый план. Орнаментальные мотивы полностью исчезают также из архивольтов, даже из капителей. В скульптуре Королевского портала человеческий образ становится безоговорочно доминирующим. Образный мир ансамбля гуманизируется прежде всего в буквальном смысле этого слова. Притом сфера человеческих образов в ансамбле полностью христианизирована. Среди них нет таинственных, неясных, не относящихся к идейной программе. Любая человеческая фигура, изображенная в ансамбле, конкретна в своем значении, имеет свое определенное имя или название, занимает определенное место в христианской системе миросозерцания.

В Королевском портале меняется не только соотношение между сферой образов, воплощающей идейную программу, и сферой орнаментики. Меняется и характер образов в каждой из них. Орнаментика теряет свою былую агрессивную силу и туманную символичность. Ее элементы мельчают в масштабе и снижаются в своей образной значимости, она становится декоративной, «узором». Именно мелкими геометрическими узорами покрыты нижние части стволов колонн. Это звездочки, цветочки, чешуйки, ромбики, квадратики. Более широко представлены традиционные мотивы романской орнаментики в декоре служебных колонок. Некоторые из них украшают регулярно повторяющиеся пучки стилизованных листьев, перемежающиеся львиными масками и маленькими человеческими головками. Есть колонки, покрытые усиковым орнаментом, в который вплетены нагие человеческие фигурки, карабкающиеся по завиткам, кентавры с нагими всадниками, сирены, птицы. Но весь этот мелкий, разнообразный, подвижный «природный» мир выглядит «прирученным», безобидно забавным. Он отделен от мира человеческих образов, занимает низшее, по сравнению с ними, положение и заслуживает взгляда приязненного, но снисходительного, взгляда с высот духа, до которых зрителя поднимает созерцание образов идейно значимых и несущих в себе свет христианской доктрины. В таком типе декора и в таком его понимании уже предвосхищены черты будущей, специфичной для готики системы орнаментального декора, содержащего в себе так называемые «дролери», которая была разработана впоследствии наиболее подробно в бордюрах на страницах готических манускриптов.

Иными, чем в романском искусстве, становятся и человеческие образы. В романских порталах орнаментальная стихия не только существовала на равных правах с человеческими фигурами, но и проникала в них, частично их поглощала, растворяла в себе, своевольно формируя их абрисы и рисунки драпировок. В шартрском ансамбле орнаментика перестает быть стихией, область ее обитания локализуется, обособляется. Человеческие фигуры вступают в новые взаимоотношения не с плоскостью и орнаментом, а с объемными архитектурными формами, и сами обретают их свойства — объемность и конструктивность форм, простоту и четкость контуров, мерность ритмов. Главным формообразующим элементом, позволившим создать новую пластическую концепцию человеческой фигуры, явилась статуя- колонна. В Королевском портале ее структура определила структуру почти всех остальных фигур, даже связанных с плоскостью.

Соединившись со стволом колонны, фигура получила ряд важных преимуществ перед романской рельефной фигурой. Правда, она не стала самоценной, эмансипированной. Ее энергия — это энергия силовых линий колонны, которая, подобно энергии романских фигур, воспринимается как трансцендентная, потому что силовые линии архитектуры восходят от самого цоколя портала, пронизывают статую снизу доверху и устремляются дальше, ввысь. Силовые линии на свой лад деформируют фигуру, вытягивая ее пропорции, выпрямляя ее линии. Но все же их действие кардинальным образом отличается от действия сил, владеющих романской фигурой, ломающих ее позвоночник и суставы.