Рядом с готическим собором Святого Петра, который часто называют Вестминстерским аббатством, находится Вестминстерский дворец — комплекс зданий, вытянувшийся вдоль берега Темзы.

Свой современный вид он обрел благодаря страшному пожару, вспыхнувшему в октябре 1834 г. Среди многочисленных свидетелей этого трагического события был и великий английский живописец Уильям Тернер. На своей картине «Пожар Парламента» запечатлел столб золотистого пламени, пожирающий старое здание королевского дворца.

Его начал строить в XI в. еще англосаксонский король Эдуард Исповедник и перестраивал в XII в. Генрих III. Вскоре в капелле Святого Стефана стали проходить заседания английской Палаты общин. Когда пожар 1834 г. уничтожил старый дворец, была создана специальная королевская комиссия, которой предстояло решить судьбу этих руин.

Поскольку место, на котором стоял дворец, для британской истории было знаковым, дворец решили отстроить заново. Новое здание должно было органично вписаться в исторический центр Лондона.

Был объявлен конкурс, на который подали 97 проектов. Лучшим сочли предложение британского архитектора Чарльза Бэрри (1795-1860). К тому времени он успел снискать себе прочную репутацию зодчего, увлекавшегося творческим наследием Палладио.

Среди прочих сооружений Бэрри построил Королевский хирургический колледж, Пентонвильскую тюрьму и оформил несколько клубов в лондонском Сити. Перестройка Вестминстерского дворца требовала от него отказаться от ранее опробованных приемов и возвести здание, по сути имитирующее лучшие достижения английской готики. С этой задачей Бэрри справился блестяще. Новый Вестминстерский дворец стал образцом неоготики.

Помимо создания новых фасадов и интерьеров, Бэрри нужно было решить, что делать со старым зданием Вестминстер- холла, которое огонь, по счастью практически не тронул. Это помещение длиной 88м и шириной 28м было во многом уникальным.

Несмотря на внушительные размеры, оно было возведено без внутренних опорных столбов. Крышу холла поддерживает целая система перекрытий, напоминающих шпангоуты старинных фрегатов.

Под высоким сводчатым потолком Вестминстер-холла с 1282 г. проходили заседания Верховного суда страны. Его старые стены слышали оглашение смертных приговоров Томасу Мору и Карлу I. Именно здесь были низложены короли Эдуард II и Ричард II.

В Вестминстер- холле Оливер Кромвель стал лордом-протектором Англии, и на крыше этого же здания через восемь лет после реставрации монархии была выставлена его голова, извлеченная из могилы. Учитывая все эти особенности Бэрри, решил органически включить Вестминстер-холл Эклектика в новую постройку.

В плане она представляла собой очень сложное сооружение. Площадь нового Вестминстерского дворца должна была занимать около 3,2 га. Общая длина коридоров приближалась к З км.

Во дворце нужно было разместить более тысячи комнат и около ста лестниц. Бэрри запланировал не только помещения для Палаты общин и Палаты лордов, но и специальные комнаты для голосования и проведения парадного церемониала. Плюс библиотеки, столовые и различные подсобные помещения.

Все это было вполне логично помещено на плане Бэрри, включая резиденцию спикера и комнату, в которой на королеву надевают ее парадное облачение для торжественного выхода к членам Парламента.

Строительство началось в 1840 г. Говорят, что первый камень в фундамент нового Вестминстерского дворца был положен супругой Чарльза Бэрри. Новый Вестминстерский дворец стал вершиной творчества архитектора.

Стоит взглянуть на его вытянутый вдоль Темзы фасад, чтобы и без пояснений экскурсоводов почувствовать верно найденную меру основных объемов здания, оценить его архитектурные акценты. Их два — могучая, квадратная в плане башня королевы Виктории и огромная часовая башня, которую современные британцы называют Биг Беном.

Такое название возникло благодаря Бенджамину Холлу, который во время ее возведения был министром публичных работ. Именно Холл курировал установку на башне огромного колокола и знаменитых часов. Их запуск связан с именем сэра Эдмунда Гримторпа (1816-1905).

Этот незаурядный человек был выпускником знаменитого Кембриджского Тринити- колледжа. Он увлекался церковной архитектурой и часовым делом; был автором «Трактата о карманных и башенных часах и о колоколах».

Когда начались дебаты относительно вида часов, которые должны были украсить в Вестминстерском дворце башню Святого Стефана, Гримторпа наряду с королевским астрономом Дж. Эри привлекли в качестве эксперта. Именно он спроектировал четыре огромных циферблата и изобрел для Биг Бена гравитационный регулятор хода. Этот механизм позже стал широко применяться при создании башенных часов во всем мире.

Изрядную долю своего природного таланта вложил в сооружение нового Вестминстерского дворца еще один незаурядный человек. Речь идет об английском архитекторе и дизайнере Огастесе Пьюджине (181 2-1852).

Любовь к готической архитектуре ему привил в раннем детстве еще отец-француз, который был прекрасным рисовальщиком. Огастес унаследовал этот его талант и стал не только прекрасным знатоком Средневековья, но и ярым пропагандистом культурных достижений той эпохи.

Множество зарисовок для интерьеров нового Вестминстерского дворца было сделано именно его рукой. Яркие мозаики на полу и стенах, деревянные резные панели, фрески, балдахины, ниши, разноцветные изразцы — всем этим богатством современный дворец во многом обязан Огастесу Пьюджину.

Если бы не хорошо известная история появления Вестминстерского дворца, это монументальное сооружение можно было бы принять за готическое здание, Эффект «узнавания» готики создают многочисленные стрельчатые башенки на крыше. Они, безусловно, напоминают настоящие пинакли, которыми в Средневековье обычно украшали соединяющиеся со стенами контрфорсы.

Своеобразными архитектурными аллюзиями на фасадах Вестминстерского дворца выглядят и длинные стрельчатые окна, и украшающие их розетки. Изящная резьба по камню придает внушительному фасаду дворца необыкновенную легкость и изящество.