Дворец Во-Ле-Виконт близ Мелена стал поводом небывалого скандала. Его строительство, предпринятое в 1656 году придворным архитектором Луи Лево (1612—1670) для министра финансов Николя Фуке, было завершено всего лишь за год и потребовало значительных затрат. Это сооружение, по отзывам современников, превосходило все когда-либо построенные дворцы. Замок был окружен старомодным, но функциональным рвом и открывался в роскошные сады, спланированные Андре Ленотром (1613—1700). В то время он был никому не известным садовым мастером. Дорога к дворцу ведет через восхитительный двор, фланкированный с служебными постройками. В центре главного объема, окруженного боковыми павильонами, — прямоугольный вестибюль, открывающийся во двор и овальный салон, перекрытый куполом и обращенный в сад.

Фасад средней части двухъярусный, увенчан фронтоном и оформлен аркадой с маленькими пилястрами, составляющими разительный контраст с гигантским ордером боковых крыльев. Великолепное убранство интерьера — работа Шарля Лебрена (1619-1690). Новизна архитектурного решения в Во-ле-Виконте состояла в том, что дворец был расположен между двором и садом. Его расположение среди окружающего пейзажа, перспектива, открывающаяся на него от служб через двор и затем через вестибюль в большой салон, а из него в парк, — составили суть важного планировочного решения, послужившего образцом для многих сооружений подобного типа. Проект Во-ле-Виконта оказал столь значительное влияние на архитектуру, что даже стал прототипом самого грандиозного французского дворца — Версаля.

Кроме замков существовали еще и отели — городские дворцы. Их активное возведение в XVII—XVIII веках способствовало появлению некоторых новых архитектурных решений. В Париже аристократия и богатая буржуазия соревновались, возводя роскошные резиденции, которые, несмотря на их исключительно частный характер, часто становились доступными для всеобщего обозрения. Перед архитектором ставилась сложная задача — построить дом на участке неправильной формы, вписать его в городскую застройку и удобно расположить внутренние помещения — все это было так лее сложно, как и украсить отель впечатляющей декорацией. Как упоминалось выше, проекты Саломона де Бросса для замков Блеранкур и Люксембургского дворца ознаменовали собой разрыв со средневековой традицией сооружения П-образного комплекса.

Архитектор выделил центральную часть здания и придал более открытый характер парадному двору. При возведении городского особняка часто происходило расхождение осей парадного и садового фасадов, здесь дает о себе знать увеличение размера парадного двора. Парадными помещениями становятся вестибюль, лестница и соединенная с ней галерея. Они украшаются наиболее пышно. Возможно, самый важный памятник из числа городских дворцов этого времени — отель Ламбер на острове Сен Луи в Париже. При его возведении Лево следовал принципиально новой схеме — ее диктовали особенности участка, который был чрезвычайно узок. Вместо того чтобы расположить сад на одной оси с парадным двором, архитектор сдвинул его вправо. Двор со скошенными углами направляет посетителя к монументальной лестнице, которую фланкируют овальные в плане залы. Через один из них путь лежит в галерею, расположенную в стороне, между садом и открытой площадкой. В оформлении фасада сочетаются элементы французской элегантности и римского величия. Садовый фасад решен как чередование ионических колонн и створчатых дверей. Это изобретение Лево очень характерно для французской архитектуры своего времени. Росписи Галереи Геркулеса возвращают зрителя к временам Античности и напоминают о подвигах мифологического героя. Они были выполнены живописцем Лебреном, а рельефы — скульптором Ван Обсталем в 1654 году.

Поворотным пунктом в развитии классического барокко во Франции стал другой заказ кардинала Ришелье — сооружение церкви Сорбонны, начатой в 1626 году. Этот центрический объем, увенчанный куполом, с удлиненными поперечными рукавами креста и боковыми капеллами имеет тот же план, что и римская церковь Сан Карло аи Катинари. Западный фасад напоминает композицию римских иезуитских храмов, он включает в себя широкий портал, с обеих сторон фланкированный нишами. В первом этаже доминируют массивные колонны коринфского ордера, сдвоенные на углах, в следующем ярусе они превращаются в пилястры. Далеко выдающиеся карнизы подчеркивают горизонтальные членения фасада. По- иному выполнен фасад внутреннего двора — его ярусность, триумфальная арка, крыша с переломом и купол на барабане создают впечатление театральной декорации, картину полного взаимопроникновения барочных и классицистических элементов.

Другое купольное сооружение — речь идет о монастыре Вальдерас — обязано своим появлением рождению наследника престола. В 1645 году строительство начал Франсуа Мансар, продолжил работы Лемерсье, а окончательно сооружение было завершено в 1710 году

Новое направление во французской церковной архитектуре Французская храмовая архитектура развивалась параллельно светскому зодчеству, но первоначально она не отличалась столь же высоким уровнем творческого поиска. Попытки обрести подходящие формы и гармоническое сочетание с окружающей городской застройкой ограничивались воздействием мощной готической традиции и стремлением подражать римской архитектуре.

Первым важным памятником культовой архитектуры французского барокко стал фасад церкви Сен-Жерве в Париже (1616-1621). Возможно, он был построен Саломоном де Броссом в манере XVI столетия. Здание сочетает в себе элементы французской дворцовой архитектуры, развивавшейся во многом под влиянием маньеристическо- го решения фасада Шато д’Ане, возведенного Филибером Делормом, и отдельные детали стилистики величественного раннего римского барокко. Устремленность трехъярусного фасада вверх контрастирует с внушительной пластичностью, подражающей римским прототипам. Ярусное расположение разнообразных декоративных мотивов впоследствии стало отличительной чертой французского храмового строительства.

В творчестве Жака Лемерсье итальянское влияние на церковную архитектуру усилилось. Этот мастер, родившийся в 1585 году, работал в Риме между 1607 и 1614 годом, где изучал наследие Джакомо делла Порта. Получив заказ от Людовика XIII, после 1624 года Лемерсье возвел Павильон часов в Лувре. Построив большое количество отелей и церквей, он также спроектировал дворец для кардинала Ришелье, (работы велись с 1631 года). Он возвел в Париже Пале Кардиналь (в настоящее время Пале Рояль), который строился с Пьером Лемюэ и Габриелем Ледюком. В основе замысла здесь также римская архитектура, однако Мансару удалось по-новому интерпретировать ее монументальные формы. Его проект определил в основных чертах план первого яруса и облик фасада до уровня карниза. Капеллы, прилегающие к средокрестию, открываются не в неф или трансепт, что являлось общепринятой практикой, а диагонально — в подкупольное пространство, где находится алтарь. Увеличенный барабан и купол поддерживают массивные устои. Наследие римской архитектуры в трактовке фасада также претерпевает значительные изменения.

Третьей купольной постройкой, возведенной в середине века, стала церковь Коллежа Четырех Наций, ныне Французского института. Здание стало последним детищем кардинала Мазарини и его усыпальницей. Лево спроектировал главный фасад, обращенный к Сене, в духе римского барокко. Вогнутые в плане боковые крылья обрамляют овальное пространство центрального объема церкви. Здание открывается в окружающую среду классическим портиком, а высокий барабан и купол доминируют в ансамбле. Хотя эти три центрические купольные церкви копировали римские образцы, они, тем не менее, обогатили французское храмовое строительство национальными по характеру барочными формами. Однако параллельно с этими нововведениями существовали и другие направления. Примером тому служит приходская церковь Сен-Сюльпис, построенная Даниелем Гиттаром (1625-1686) по проекту Шарля Тамара. Работы начались в 1646 году. Храм представлял собой базилику в духе средневековой традиции с боковыми приделами, трансептом и обходом; на объем церкви была аппликирована классическая декорация.