После войны за Испанское наследство Филипп V, внук Людовика XIV, стал королем Испании и Неаполя. Поэтому сады в Ла Гранхе в Испании и в Казерте в Италии близки по своему стилистическому решению. В начале XVIII века выросший при версальском дворе Филипп приказал заложить Ла Гранху в горах Сан Ильдефонсо близ Сеговии. Прообразом послужила резиденция Короля-Солнца. Из-за особенностей местности сад не мог быть столь же обширен, как и его прототип.

Сад в Ла Гранхе ограничен горной грядой. Похожее место было выбрано и для итальянского сада в Казерте. Сын Филиппа II и его преемник — король из династии Бурбонов Карл III купил деревню Казерта в 1734 году и повелел соорудить там величественный дворец и парк, напоминавшие ему о родине — Испании. Сады поднимались вверх от дворца, а на горизонте вид замыкался силуэтами гор.

Версаль — это в первую очередь метафора абсолютистского миропорядка, и данная особенность является определяющей для общей концепции ансамбля. Замкнутые и самодостаточные комплексы в Ла Гранхе и Казерте производят впечатление закрытых и отгороженных от окружающего мира систем.

В Англии эпоха начинается с "открытия" Ренессанса. Художник и декоратор Иниго Джонс (1573-1652) в 1613-1614 годах совершил путешествие в Венецию, Виченцу и Рим. На родину он вернулся захваченный архитектурным гением Андреа Палладио. Джонса потрясла строгая гармония его сооружений, прообразом которых служили античные здания. В то же время обучение у главного архитектора Виченцы побуждало английского мастера самостоятельно штудировать сочинения древних. Проснувшуюся в архитекторе увлеченность классическими формами разделял и коллекционер лорд Эрундел. Все произведения зодчего несли на себе отпечаток преклонения перед Античностью, определившего доминирующий стиль британской архитектуры вплоть до конца XVIII века.

Описываемая нами ниже эпоха завершилась с приходом романтизма и начавшимся возрождением готики. Этот период можно условно разделить на три этапа. Палладианство было особенно влиятельным в первые шестьдесят лет XVII века. "Настоящее" барокко, процветавшее во времена Кристофера Рена, приобрело масштабные формы после лондонского пожара 1666 года. Третья фаза — нео- палладианство, развивавшееся с начала XVIII столетия. Это последнее направление также связывается с именем незаурядной личности — в данном случае покровителя искусств, архитектора- любителя лорда Берлингтона. На протяжении второй половины XVIII века велись археологические изыскания, которые повлияли на возвращение интереса к классическим формам, что отражало новое, ставшее более широким понимание античного наследия. В Англии рококо можно рассматривать как легкомысленное дополнение к господствующему классицистическому вкусу и увлечению средневековой культурой. Готическая стилистика никогда не исчезала полностью. Еще до того как романтики вновь ввели в употребление архитектурный язык прошлого, Гораций Уолпол построил "готический" загородный домик в Строберри Хилл.

Английский пейзажный парк служил идеальной площадкой для экспериментов с историческими стилями: живописное окружение давало возможность возводить здания непривычные и даже экзотические для XVIII столетия. Такова была художественная ситуация, в XIX веке способствовавшая становлению историзма.

В описываемый период английская развивалась несколько в ином направлении, нежели зодчество на континенте. Эта эпоха включает в себя время правления династии Стюартов, Протекторат Оливера и Ричарда Кромвелей, воцарение Ганноверской династии и превращение Британии в мировую колониальную державу. Конфликт короля и парламента, стремившегося ограничить власть монарха, достиг кульминации, когда была провозглашена Английская республика. В этой борьбе победителями оказались мелкопоместные дворяне и купцы средней руки. Теперь именно они контролировали финансовые потоки и определяли направление государственной политики. Таким образом, у архитекторов здесь был иной заказчик, нежели во Франции Людовика XIV или при папском дворе в Риме, где искусство служило частью государственной машины. Следующим фактором, столь же важным и определившим самобытность английской архитектуры, стало отпадение от римско-католической церкви, произошедшее при Генрихе VIII в 1533-1534 годах. Причина была скорее не религиозного, а вполне светского характера: королю необходимо было развестись с женой — Екатериной Арагонской. Государственной церковью была провозглашена англиканская, в 1536-1539 годах были распущены монастыри, а их земли и сокровища перешли в собственность короны и аристократии. Впоследствии попытки вернуть страну в лоно католической церкви потерпели неудачу; приверженность протестантизму оставалась характерной особенностью английского общества, хотя в течение следующих столетий неоднократно разгорались серьезные конфликты между абсолютистскими устремлениями двора и поддерживаемой им церкви с одной стороны и средним классом, близким идеалам пуританской доктрины. Учитывая это обстоятельство, неудивительно, что церковь не была слишком активна, когда дело касалось строительства: роскошное убранство, которое столь часто использовалось Контрреформацией на континенте, здесь не получило распространения.

Иниго Джонс (1573-1652)

Архитектор, которому суждено было ввести Англию в новую эру в зодчестве, долго шел к своему призванию. Вначале сын портного Джонс должен был стать художником по костюмам и декоратором; он работал в Дании при дворе Кристиана IV. С 1605 года он состоял на службе Якова I, назначившего его в 1615 году придворным архитектором, несмотря на отсутствие практического опыта. Мастер уже бывал в Париже и Венеции, но лишь поездка 1613-1614 годов помогла развиться его собственному художественному языку, который произвел революцию в английской архитектуре.

В обществе графа Эрундела — молодого аристократа, с которым мастер был на дружеской ноге, Джонс совершил путешествие в Италию, где они объехали Эмилию, Венето, а позже Флоренцию, Рим и Неаполь. В Вечном городе Джонс и Эрундел осмотрели место раскопок и приобрели скульптуры, которые затем отослали в Англию. Этот поступок приобретает особый смысл, если принять во внимание то, что британские протестанты считали Рим средоточием папских интриг, а потому старались ограничить контакты с ним. Джонс провел еще несколько недель в Виченце и Венеции, чтобы глубже изучить архитектуру и переписать трактат Палладио "Четыре книги об архитектуре" (полностью впервые опубликованный в 1570 году).

Знания и опыт, полученные за границей, воплотились в постройке дворца королевы — Куинс-хаус — в Гринвиче: он был заложен в 1616 году. Хотя здание было завершено лишь в 1635 году после того, как в проект были внесены некоторые изменения, оно обозначило резкую смену направления развития английской архитектуры и полное отрицание позднесредневековой, маньеристической традиции. Дом королевы состоит из двух прямоугольных объемов, соединенных мостом. Над покрытым рустом первым ярусом возвышается второй этаж, открывающийся в сад обширной лоджией. В центре северного павильона расположен квадратный в плане двухъярусный зал, его скрывает скромное наружное убранство. Простота этого кубического объема облагораживается рядами элегантных по форме окон и колоннами ионического ордера, украшающими второй этаж. Отнюдь не сложно отыскать прототипы, вдохновлявшие мастера при сооружении Дома королевы: он представляет собой тип villa suburbana — итальянской загородной виллы. Сходную концепцию мы можем обнаружить в ансамбле виллы Медичи, построенной Джулиано де Сангалло в Поджо а Кайано (1480-1485): блоковидный объем здания открывается в парк лоджией. В постройках Скамоцци, которые Джонс осматривал в Италии, использованы те же варианты решения садового фасада. Отличие состоит в основном в пропорциональных соотношениях отдельных частей.

Невозможно недооценить то влияние, которое оказала на английское строительное искусство эта постройка, возведенная по образцам итальянского Возрождения. Современник описывал Дом королевы всего лишь как "весьма любопытную штучку", в то же время его классическая архитектура, вырастающая из простейших объемов, предвосхищала пути дальнейшего развития зодчества.

В 1619 году Иниго Джонс получил свой самый значительный заказ: он должен был возвести новый Банкетинг-хаус на Уайтхолле — здание, предназначавшееся для придворных приемов и празднеств. Первоначально оно мыслилось как часть обширного дворцового комплекса. В течение трех месяцев Джонс работал, экспериментируя с элементами античной архитектуры и наследием Палладио. Он создал монументальное сооружение, сочетая приемы архитектурных традиций Венеции и Виченцы. Этот творческий синтез и лег в основу английского палладианства. Важно отметить, что если в ранних проектах на фасаде акцентировался цоколь, то впоследствии мастер отказался от такого решения, предпочтя ему развитой антеблемент, подчеркивавший горизонтальное развитие фасада.

Капелла Королевы (1623-1627) — первая церковь, спроектированная Иниго Джонсом, стремившимся здесь облечь культовое здание в формы палладианской архитектуры. У этой придворной капеллы, находящейся в Сент-Джеймсском дворце, нет боковых нефов — единое внутреннее пространство увенчано кессонированным потолком. Узкие торцевые стены украшены трехчастными окнами. Этот прием обязан своим происхождением венецианской архитектуре и является по сути соединением архитрава и арки.

Очень значительными представляются и градостроительные проекты Иниго Джонса. Его площадь Ковент Гарден — первый в Англии внушительного размера ансамбль с единообразной застройкой по периметру. В данном случае Джонс снова опирался на классические образцы и примеры интерпретации подобной формы мастерами Ренессанса и барокко: он, несомненно, должен был знать площадь Вогезов в Париже, появившуюся на двадцать пять лет ранее. Примером принципиально нового архитектурного решения культовой постройки стала церковь святого Павла на площади Ковент Гарден (работы закончены в 1631, после пожара восстановлена в 1795 году). Фасад Джонс возводил, строго следуя рекомендациям Витрувия. использовал тосканский ордер — разновидность дорики, где массивное тело колонны покоится на базе, но не имеет каннелюр. Никто не дал ответа на вопрос, почему Джонс выбрал для строительства первой в Англии церкви со времен Реформации этот ордер — находящийся на низшей ступени архитектурной иерархии и приличествующий скорее загородному поместью. Неизвестно, стремился ли придать выразительность художественному языку протестантизма или же необычный выбор ордерной системы должен рассматриваться как дань уважения тосканскому дому Медичи, откуда происходила жена Карла I Генриетта Мария.