Картезианский монастырь Нуэстра Сеньора

39

Сакристия монастыря картезианцев в Гранаде — наиболее примечательный с художественной точки зрения памятник андалузского барокко, хотя сохранилось мало документов, касающихся его постройки. Известно лишь, что проект был готов в 1713 году, но работы начались не ранее 1732 года. Сведений об архитекторе не сохранилось. Как мы уже отмечали, последующими поколениями это сооружение расценивалось как характерное воплощение упадка испанского искусства. Только в последние десятилетия стала возможной более объективная оценка данного замысла. Компактная одно- нефная композиция оживляется пластикой избыточного декора, покрывающего составляющие ее элементы. Пилястры ясно читаются, несмотря на пышные стуковые орнаменты. Не менее сорока пяти характерных мотивов классической архитектуры — части капителей, карнизы, волюты, канделябры и так называемые "свиные уши" (сегмент круга, совмещенный с углом) — покрывают поверхность стен. Выступающий верхний карниз опоясывает стену кругом, его бег повторяется в многочисленных ступенчатых рельефных профилях. Несмотря на обилие деталей, у зрителя создается впечатление небывалого великолепия, пространство напоминает филигранный ковчег. Хотя Уртадо Изквиердо предоставил реализовывать замысел своим коллегам — Луису де Аревало, Луису Кабельо и Хосе до Бада, — его авторство не вызывает сомнения.

Благодаря своему положению королевского налогового инспектора, Уртадо пользовался определенной финансовой свободой, а потому обеспечил себя необходимой командой мастеров-оформи- телей и ремесленников. Они донесли свое искусство до самых отдаленных уголков Андалусии. Следы их пребывания и работы можно обнаружить даже в колониях, особенно в Мексике. Там испанский стиль смешивался с традициями искусства индейцев, подобно тому, как в Андалусии традиции декоративного убранства восходили к мавританской архитектуре.

Семейство Чурригера; Кастилия, Леон и восточные области страны Новый импульс развитию архитектуры Центральной Испании дала семья художников из Каталонии: скульптор Хосе Ратес и Далмау из Барселоны принял в свою мастерскую пятерых сыновей своего скончавшегося родственника Хозефа де Чурригера. После его смерти в 1684 году все они — Хосе Бенито, Хоакин, Мануель, Альберто и Ми- гуэль — оставили мастерскую и стали работать самостоятельно как архитекторы и создатели ретабло. Б 1693 году старший из пяти братьев, Хосе Бенито Чурригера (1665-1725), воздвиг ретабло в монастырской церкви Сан Эстебан в Саламанке (с. 102). Эта постройка стала прообразом для многих сооружений своего типа благодаря широкому применению витых мавританских колонн, оригинальным пространственным решениям и вычурному декоративному оформлению. Ее композиционные приемы близки теориям, изложенным в трактате Карамюеля де Лобковица, и проектам, описанным Андреа дель Поццо. Принципиально иное, более строгое решение демонстрируют нам постройки в Нуэво Базтан — резиденция местного правительства и дворец, построенный по заказу банкира Хуана де Гойе- неке между 1709 и 1713 годами. Церковный фасад, фланкированный массивными башнями, выглядит тяжеловесно. Его центр акцентируют фронтоны в палладианском духе, расположенные один над другим и постепенно уменьшающиеся в размере. Хоакин де Чурригера (1674-1724) также создал наиболее значительные постройки именно в Саламанке: он возвел здания двух учебных заведений — Оспенде- рия дель Коледжио де Анайя (начало в 1715 году) и Коледжио де Ка- латрава (работы велись с 1717 года). Классические формы здесь сочетаются с богатством архитектурного декора, выполненного в стиле "платереск", к которому мастер прибегнул и при работе над собором Катедраль Нуэва. Подобное использование стилистических форм XVI века, ясно прочитываемое в памятниках, нередко расценивается как вполне осознанное намерение автора напомнить о славном прошлом Испании, равно как и противостоять магистральной линии развития национальной архитектуры, ориентированной в

период правления Бурбонов на общеевропейские образцы. Самый молодой из братьев Чурригера — Альберто (1676-1750) — долгое время оставался в тени своих знаменитых родственников. Только после их кончины он смог выработать собственную манеру, развивавшуюся уже под воздействием стиля рококо. Его основная работа — площадь Плаза Майор в Саламанке, проект которой он выполнил в 1728 году. Прямоугольная площадь в самом сердце знаменитого своим университетом города соперничала с уже существовавшими комплексами Плаза Майор в Мадриде и Вальядолиде. Ее отличали элегантность и праздничное убранство трехъярусных фасадов, основанием которым служит аркада. Каждому окну соответствует балкон с железной решеткой! И сегодня они остаются лучшим местом для наблюдения за жизнью большой площади. На Плаза Майор выделяются два строения, отличающиеся от остальных. С одной стороны расположен королевский павильон с аркой для проезда внизу. Его украшает медальон с портретом Филиппа V, дополненный сверху фронтоном. Напротив помещается ратуша, строительство которой завершил лишь в 1755 году Андреас Гарсиа де Квиньонес. Альберто Чурригера получил и множество других заказов на возведение храмов и учебных заведений в Саламанке, однако в 1738 году он покинул город после спора о сооружении башни при новом соборе.

Младший из братьев Чурригера обрел достойного преемника в лице Андреаса Гарсиа де Квиньонеса, чья творческая активность пришлась на вторую половину XVIII века. Между 1750 и 1755 годами он не только закончил Плаза Майор, но и завершил постройку Клерессии — возведение этого здания к тому моменту тянулось уже долгие годы. Башни и двор колледжа комплекса (с. 87) демонстрируют совершенно иной подход к решению архитектурных задач, нежели в Плаза Майор. Гигантские мощные полуколонны на высоких пьедесталах и развитой выдающийся антаблемент на собственных опорах сообщают динамизм всей поверхности фасада, отступающего назад на фоне игры объемов. Монументальность римской архитектуры дополняется здесь иберийским по духу внешним оформлением. Поэтому архитектурное решение двора Клересии оказывается совершенно независимым от французской и итальянской традиции, получивших широкое распространение за время правления Бурбонов. Этой постройке скорее близок двор для официальных церемоний Колледжа Сан Мартин Пинарио в Сантьяго де Компо- стелла.