Город Шо, Арк-э-Сенан

38

Город Шо на соляных копях в Арк-э-Сенан предвосхищает постройки эпохи Великой французской революции. Клод-Никола Леду (1736—1806) был теоретиком архитектуры, обуреваемым социополитическими идеями. Он создал проект эллиптического в плане города, в соответствии с патриархальными установками центрирующегося вокруг дома управляющего. Эта планировочная структура сочеталась с моралистической утопией. Общая концепция комплекса приближалась к традиционной схеме, однако новаторским стал облик отдельных сооружений.

Пивоварни декорированы деталями, напоминающими сталактиты, мастерская по изготовлению ободьев решена в форме диска с концентрическими кольцами. Для манеры Леду в данном ансамбле характерны лишенные украшений кубические объемы, воплощающие отвлеченные идеи автора. Он с легкостью жонглировал разнообразными архитектурными формами, заимствованными из истории или обязанными своим возникновением его собственной фантазии. Леду комбинировал их с той свободой, которая была неведома его современникам.

Вместе с тем его цель состояла не в том, чтобы оживить архитектурный язык прошлого, а скорее в создании более выразительных форм — «говорящей архитектуры». Суть ее должна была открываться не в сложных теоретических трактатах, а посредством чувств и, главным образом, через природную среду. Даже при королевском дворе, утомленном церемонным этикетом, но в то же время совершенно не замечавшем наступления эпохи перемен, мечта о земном рае казалась утраченной. Жизнь в гармонии с природой — конечно, весьма условная формула — обещала освобождение от малоприятных реалий повседневного существования.

Эта тенденция нашла свое выражение в постройках Ришара Мика (1728—1794), созданных им для Марии Антуанетты в версальском парке. Речь идет о крестьянской ферме с мельницей и молочней. В ансамбль были также включены театр, библиотека и храм любви. Таким образом, идеи, сформулированные в английской садовой архитектуре, перенимает теперь и французская строительная практика. Однако эта идиллия оказалась обманчивой: ферма стала последним проектом, реализованным в Версале накануне революции. Несколько лет спустя Мик и его покровительница закончили свою жизнь на гильотине.