Жилые резиденции профессорско-преподавательского состава и студентов (в два-три этажа с глубокими лоджиями) отделены озелененным пространством с огромным водоемом от крупных монументальных учебных корпусов, напоминающих средневековые крепостные сооружения с толстыми непроницаемыми стенами. Сквозь огромные круглые отверстия в кирпичных стенах «бастионов» — лестничных клеток — проглядывает мощная аркада на кирпичных устоях.

Следы влияния Л. Кана можно обнаружить в работах молодого индийского зодчего Б. Кона, принимавшего участие вместе с другими местными зодчими в строительстве комплекса. В настоящее время Б. Кои открыл в Ахмадабаде свою мастерскую.

В развитии нового направления архитектуры Индии необходимо отметить роль одних из первых сторонников функционализма — талантливых индийских зодчих А. Канвинде (р. 1916), ученика и последователя Гропиуса (закончившего Гарвардский университет в США и имевшего практику строительства в Нью-Йорке) и Д. Баджпая (1918—1959), получившего специальное образование в Швеции. В определенной степени к ним можно отнести творчество Д. Бхалла и X. Рехмана, работавшего одно время в США в мастерской Ф. Л. Райта. По проектам этих зодчих выполнены многие здания научно-исследовательских учреждений, рабочие поселки, музеи, гостиницы, особняки в Дели, Бомбее, Ахмадабаде, Калькутте и других городах.

Для Д. Баджпая, возглавлявшего проектную мастерскую в Бомбее, особенно характерны поиски форм и приемов, соответствующих природным и климатическим условиям страны и ее техническим возможностям.

Просты и выразительны формы комплекса зданий Института общественных наук, построенных близ Бомбея в 1950-х годах. Уютные, хорошо проветриваемые внутренние дворики, тенистые лоджии и при этом искусное сочетание цвета и фактуры материалов (красного кирпича с серым бетоном, обработанного и необработанного песчаника, кровельной черепицы). Эти черты присущи и многим другим его постройкам. Архитектурную композицию автор решает в зависимости не только от назначения объекта, но и от конкретных условий окружающей среды.

Примером может служить галерея искусств Джахангира в Бомбее (1950). Расположение музея на углу одной из центральных улиц продиктовало композицию с двумя выставочными залами, расходящимися под тупым углом от вестибюля, перекрытого стеклянным куполом. Плавно закругленная глухая стена из светлого песчаника имеет узорную кладку. Над входом изогнулся волнообразный бетонный навес. Пластичность форм, использование камня и декоративная обработка стен сближают здание с окружающей средой и местными традициями.

Внести национальный колорит в современные постройки пытается индийский X. Рехман. Возведенное им в 50-х годах мемориальное сооружение Гандигхат в Калькутте получило характер гхата— традиционного места священного омовения и кремации. Железобетонный открытый павильон с причудливо изогнутой крышей опирается на столб, подобный шикхаре — храмовой башенной надстройке с приплюснутым диском «амалакой».

Стилизацию под айваны мусульманских сооружений X. Рехман вводит в архитектуру Академии искусств в Дели (окончена в 1968 г.). Следуя распространившемуся за последние годы среди многих индийских зодчих стремлению воскресить древнейшие традиции синтеза архитектуры и монументальной живописи, X. Рехман украшает выстроенные в 1970 г. по его проекту фасады здания Научно-исследовательского института в Калькутте фресками с изображениями печатей древнейшей цивилизации Хараппы. В настоящее время X. Рехман возглавляет прбектную мастерскую в Дели, выполняющую крупные частные и правительственные заказы.

Первым произведением А. Канвинде в Индии была научная лаборатория в Лакнау (законч. в 1950 г.). Красивое современное здание оказалось мало приспособленным к местному жаркому климату.

В дальнейшем А. Канвинде легко изживает этот недостаток. Наиболее характерные для него произведения относятся к 1960— 1970 гг., когда А. Канвинде стал возглавлять одну из крупнейших проектных мастерских в Дели. По его проектам осуществлены новые здания Бомбейского университета, сельскохозяйственный университет и научный поселок в Бангалуре (1971), технический колледж и многие жилые и общественные здания в Дели, Ахмадабаде, Чандигархе и других городах. В своих работах А. Канвинде стремится обеспечить максимум удобств для работы и жизни человека при экономии средств. Идеи функционализма Канвинде удачно преломляет в специфических условиях Индии, обращаясь к традиционным приемам.

Примером может служить построенный им для своей семьи особняк из кирпича. Обозревая снаружи его глухие кубические объемы, нависающие или смещенные по отношению друг к другу, с их узкими (для защиты от солнца) прорезями световых проемов, трудно представить себе простор интерьера, залитого светом сверху. В планировке заложен традиционный прием организации помещений вокруг внутреннего двора, обычно используемого в качестве столовой и гостиной. Здесь холл высотой в два этажа с верхним световым фонарем и с застекленной раздвижной стеной, примыкающей к саду, создает полную иллюзию двора. Открытая лестница и открытые помещения верхних этажей (за исключением спален) усиливают впечатление простора. Рационально использован каждый сантиметр площади, четко разграниченной на жилую и подсобную. На каждом этаже имеется терраса, кроме того, плоская крыша также используется в качестве террасы. Здание охлаждается летом и отапливается зимой традиционным способом: заложенной в стенах установкой с циркулирующей, в зависимости от сезона, холодной или горячей водой.

Также рационально Канвинде спроектировал рабочий поселок на Ранапратам- Сагарской плотине (штат Раджастхан). С учетом социальной, кастовой и имущественной дифференциации местного населе- ления он разработал семь типов жилой ячейки. При этом для жителей трех высших категорий предназначались особняки, а для остальных — сблокированные стандартные двухэтажные дома. Расположение поселка на холмах обусловило систему, при которой плоская крыша одного здания служит террасой, для другого. На случай жары запроектированы полуподвальные помещения. Построены дома из местного камня. Канвинде широко использовал при проектировании макетирование и модульную систему, облегчающую заводское изготовление элементов зданий.

К лучшим произведениям Канвинде относится комплекс научных и учебных заведений Национального технологического института в Канпуре (начат в 1963 г.;), одного из пяти технических университетов, построенных в Индии в 1960—1970 гг. Это целый научный городок на 2,5 тыс. студентов и 300 преподавателей, расположенный среди манговой рощи, в 12 км от промышленного города Канпура. Магистраль здесь отделяет жилища (спроектированные местным архитектором) от комплекса научных и учебных зданий. Гибкая планировка инфраструктуры комплекса рассчитана на дальнейшее расширение.

Центр ансамбля — большое озелененное открытое пространство, вокруг которого среди искусственных холмов, водоемов и насаждений живописно сгруппированы главные здания: библиотека, театр, лаборатории, аудитории. Большое количество водоемов и зелени в данном случае необходимо не столько для декоративного эффекта, сколько для охлаждения воздуха летом, когда температура в тени поднимается выше 50°. Систему объединяет характерный для Канвинде принцип модульного построения, расчлененность объемов, подчиненная вертикальному ритму, подчеркнутому остроконечными надстройками световых фонарей.

Обнаженная фактура бетонного каркаса и кирпичных стен с щелевидными световыми проемами, удобные в местных условиях открытые лестницы. Все части комплекса независимо от сети пешеходных дорог связывает раскинутая по его территории сеть приподнятых над землей галерей. Особенно примечательно здание библиотеки с открытыми лестницами, поднимающимися на четыре этажа. Здание увенчано подобием короны из фонарей в форме усеченной пирамиды с расчлененными плоскостями и проемами между ними для вентиляции и света. Возвышающийся над всеми фонарь, сплошь остекленный с северной стороны, обеспечивает рассеянный свет в читальном зале. Для защиты от солнечных лучей щелевидные световые проемы нижних этажей затенены нависающими над ними кубическими объемами верхних этажей. В интерьерах всюду ощущение легкости и простора. Легкость, доходящая до хрупкости, отличает и несоразмерно тонкие высокие железобетонные столбы на фасаде.

Те же приемы использованы для здания музея Ганди, построенного Канвинде в Дели в 1960 г., и встречаются в здании библиотеки Сен-Ксавье в Ахмадабаде, созданном X. К. Пателем в 1970 г.

В конце 60-х годов Канвинде по-прежнему избегает впечатления массивного монолита здания и придерживается принципа расчленения его на отдельные объемы, приближающиеся к формам куба, призмы, пирамиды, но теперь он стремится не к легкости, а к монументальности построек. Примерами служат приземистая гостиница «Гуджарат» в Дели (1968) и репрезентативно-монументальное здание Верховного суда, входящее в ансамбль правительственных зданий в Сринагаре (начат в конце 1970 г.). Пространственно сложная композиция здания асимметрично вписывается в квадрат площади-стилобата, отведенной целиком для пешеходов. Под ней, на уровне земли проходит колесный транспорт. Словно из-под земли вместе с зелеными насаждениями вырастают на длинных, редко расставленных столбах-ходулях фантастически причудливые формы четырехэтажных зданий с пирамидальными световыми фонарями, громоздящимися на крышах с крутыми скатами. В условиях Кашмира, где в зимнее время случаются тяжелые снегопады, скошенные плоскости фонарей и крутые скаты крыш вполне функционально оправданы. Вся композиция комплекса и облик зданий проникнуты духом величия и торжественности. Особенно величествен подход к главному залу Верховного суда: фланкирующие его с обеих сторон помещения судебных заседаний спускаются четырехступенчатым каскадом, зрительно расширяя открывающуюся перед ним и без того просторную площадь. Ослепительной белизной сверкают и облицованные местным камнем кирпичные здания и сама площадь, устланная крупными плитами того же камня.

А. Канвинде все чаще выступает в качестве руководителя проектной группы зодчих, считая бригадный метод работы совершенно необходимым в современных условиях. В 1968 г. под руководством Канвинде молодые зодчие А. Чоудхари, М. Чоудхари и Р. Сабикхи спроектировали и построили студенческий городок в Сахаранпуре и жилой ансамбль молодежной христианской ас

социации в Дели. В основе планировки последнего — свободно сгруппированные отдельные жилые ячейки на 6 комнат с санузлом и лестничной клеткой. Каждая комната имеет выход на плоскую кровлю, используемую как терраса и летняя спальня. Можно считать последователями А. Канвинде молодых зодчих Хасмукха К. Пателя (монастырь Сен-Ксавье и библиотека в Ахмадабаде), а также Ш. Прасада, построившего овальный кинотеатр на 1 тыс. мест с паркингом на 120 автомобилей и гостиницу «Акбар» в Нью-Дели.

К группе прогрессивных зодчих следует отнести архитектора Д. Бхалла, являющегося на протяжении многих лет президентом Всеиндийского союза архитекторов. Наиболее известной его постройкой является комплекс зданий Центра международных экономических и культурных связей в Нью- Дели, спроектированный им совместно с американским архитектором А. Штейном, проработавшим в Индии более 30 лет. Здания комплекса отличаются необычайным богатством декора и тщательностью отделочных работ.

В настоящее время в направленности творчества многих индийских архитекторов делается акцент на проблеме национального своеобразия, на стремлении создать решения, наиболее рациональные в специфических условиях страны.

За последние годы все более актуальной становится проблема массового жилища, при разрешении которой индийские зодчие обращаются к богатому, накопленному веками опыту народного зодчества.

В заключение следует отметить прежде всего ускоренный и неравномерный характер развития урбанизации и архитектуры в современной Индии — стране аграрной в целом, исключительно сложной и разнообразной по своим природно-климатическим, социально-экономическим, историческим и другим условиям и местным традициям народного зодчества. Все эти факторы в той или иной степени накладывают свой специфический отпечаток на архитектуру и формы урбанизации различных районов большой многоликой страны.