В процессе деколонизации конца сороковых — начала пятидесятых годов образовалась многочисленная категория стран — в Африке, на Ближнем Востоке, в Юго-восточной Азии, — вновь обретенная независимая государственность которых еще не подкреплялась экономической самостоятельностью а индустриализация была лишь намерением. Постколониальная элита — национальная по происхождению, но с западным образованием — торопилась создать в своих столицах символы современности, основываясь на представлениях о модернизме. Среди традиционной застройки появлялись многоэтажные офисы с кондиционерами и бетонно-стеклянные коробки аэровокзалов. Утопические надежды на то, что модернистская ускорит процессы социального развития, побуждали и создание кварталов с бетонными параллелепипедами домов по моделям «интернациональной архитектуры» Специфичность местной культуры и климата игнорировалась

Традиционное, как правило, было укоренено в крестьянской культуре и отождествлялось с отсталостью. Регионализм компрометировали и постройки колонизаторов конца прошлого — начала нашего века европейская основа которых, как-то приспособленная к местному климату, декорировалось с использованием местной экзотики Идеальные представления градостроителей основывались на воспоминаниях о Манхэттене, Вашингтоне или Лондоне.

В этой ситуации воспринимались как парадокс эксперименты египетского архитектора и философа Хасана Фатхи (1899-1989), который показал, что к условиям «третьего мира» нецелесообразно приспосабливать то, что создавалось как результат исторического развития представлений и архетипов западной культуры. Фатхи писал, что каждый народ вырабатывает в архитектуре «свои излюбленные формы, специфичные, как его язык, одежда или фольклор». С 1946 г. он возглавил строительство деревни Новая Гурна в долине Нила близ Луксора. С помощью ремесленников он восстановил традиционные приемы использования необожженного кирпича и обучил им местную крестьянскую общину Сырцовые стены служили основой сводов и куполов, возводимых без опалубки.

В поселке он создал плотную ткань застройки типа арабских «касба» где меняющиеся направления улиц обеспечивают затенение одной из сторон Интравертная структура жилищ сформирована вокруг двориков; своды и перепады высот создают постоянное движение воздуха в интерьере. Традицию Фатхи называл «социальной аналогией привычного образа жизни личности, в искусстве — средством избавить художника от несущественных поисков и сосредоточить внимание на жизненно важном»75. Он отвергал абсолютную благотворность прогресса, основанного на промышленном развитии, и полагал, что в «третьем мире» крестьяне могут строить для себя лучше, чем архитекторы западной выучки, пренебрегая дорогими причудами профессионалов В философии Фатхи крестьянство романтизировалось, его прошлое становилось источником культурной мифологии, в которой виделось утверждение корней национального.

Возглавлявший архитектурный факультет Каирского университета. Фатхи не был активно практикующим архитектором. После Гурны он руководил столь же неторопливым строительством сельскохозяйственного кооператива в оазисе Харга, добиваясь естественности возрождаемых традиционных форм и приемов.