Структурные архетипы сохраняют характер объективности, хотя и в виде новых мифологем. Диалектика архитектурной формы, по-видимому, в том и заключается, что конкретная форма раз от разу рождается осмысленной по-новому, даже если морфологически она известна.

Порождающий принцип композиции-символа сопряжен в творческом сознании с индивидуальным художественным опытом, знанием традиций, фантазией, особыми предпочтениями и т. д.

Но тем не менее, на протяжении веков развития архитектурной мысли в качестве элементарных составляющих архитектурной формы постоянно выступают геометрический фигуры шар, куб, пирамида, цилиндр, конус и пр.

Эта тенденция в проектах Палладио, Леду и Булле; в XX е. в работах Вхутемаса и Баухауза она становится темой абстрактной живописи, дизайна.

История этой тенденции в XX е. частично может быть соотнесена с историей техницизма, с футуристическим культом машины, хотя Сезанн, не будучи футуристом, настаивал на первичности шара, конуса и пирамиды, а шел к геометрии не от эстетики машинизма.

Слиянию космологической символики и техницизма в начале XX в. способствовала их общая установка на объективность математического или естественнонаучного моделирования мира. Здесь своеобразно переплелись геометрическая символика античного космоса и геометрия техницизма, которая в конце концов привела к девальвации древней космологической традиции.

Символика античного космоса возможно стала терять доверие лишь в 70-х годах XX в., когда стало очевидно, что геометрия строительных коробок выражает не единство истины, добра и красоты, а экономический расчет, который обычно ставится в вину «технократической бюрократии».

Критика технократии обесценила геометрические абстракции техницизма, но геометрические фигуры вновь возникают в новейшей современной архитектуре, ориентированной на историю культуры.

Здесь фигуры геометрии рассматриваются как схемы пространственно-символических образов традиционного бытия, архетипов сознания и культуры (крест, перекресток, путь, мост, ворота и т. п.).

Изучая пять Платоновых тел в контексте широких историко-культурных перспектив и аналогий, американский исследователь Анна Тинг, ученица и последовательница идей Луиса Кана, предлагает оригинальную теорию развития пространственных представлений как своеобразную прогрессию от простых симметричных форм к сложным, внутренне связанную асимметричными процессами.

В работе Тинг «Геометрическая протяженность сознания» делается попытка связать архитектуру с фундаментальными формами симметрии, отражающими последовательность изменения и эволюции форм в культуре.

Тинг занимается, собственно, теми сторонами архитектурного произведения, которые не существенны для его художественности: пытается проследить идеи Юнга в зодчестве.

История архитектуры интерпретируется как последовательность «психических напряжений», которые служат реформами архетипичных образов, своего рода опорными структурами, на которые силой «творческой энергии надеваются подвижные формы». Выбор адекватной замыслу формы предопределен характером творческой индивидуальности зодчего, его образного мироощущения.

Показательно, что Анна Тинг как исследователь одновременно ученица и архитектора, и философа-психолога: Луиса Кана и Карла Юнга, синтезирует в своей теории и идею о структурных универсалиях архитектурной композиции, и учение о психических циклах в истории культуры.

Эта теория, на наш взгляд, пример логического субъективизма ученого Нового времени, традиционной позиции мировосприятия, подобно линейной перспективе в живописи, дающей картину мира с единой точки наблюдения, в которой находится исследователь.

Панорама истории архитектуры видится ученому в динамике усложнения пространственных представлений. Но не только. Архетипы композиционных структур, по Тинг, формируются с развитием социального и исторического самосознания индивида.

От времени египетских пирамид ею выделено 11 периодов-циклов, связанных с эволюцией человеческого сознания, каждый от 500 до 1000 лет, характерных акцентированием того или иного вида симметрии: зеркальной, вращения, винтовой, спиральной.

Сама историческая схема, эта переменная циклическая модель, мыслится некой пространственной спиральной конструкцией, динамично уплотняющейся с течением времени при сокращении интервалов-периодов. Самый длинный из этих циклов, который соответствует наиболее обширному витку спирали, простирается от архаики к классике, к барочно-романтическим композициям.

Фазы фигур вращения в этой своеобразной диаграмме творческих предпочтений связаны с периодами внешнего упорядочения психики, периодами распространения материализма и практицизма, научных открытий, связи с жизнью, пространством, верой в сущность добра и творчества человека. Пример центричные композиции Ренессанса.

Винтовые схемы соотносятся с периодами внутреннего упорядочения психики, субъективности, с полярностью представлений (о прошлом и будущем, смерти и вечности), иррациональностью, эмоциональностью и внутренней духовностью. Пример небоскребы, винтовые лестницы.

Спиральные формы это периоды наивысшего напряжения духа, сложных преувеличенных жестов и энергичных форм. Пример овалы, извивающиеся лабиринты, спиральная динамика форм (башня Татлина).

Зеркальная, двусторонняя симметрия — форма, характерная для периодов спокойствия и равновесия, кубические формы, подчеркивание плоскостей и осевых геометрических форм, отражающих независимость, абстрактную свободу от времени и пространства.