Страны Среднего Востока — Иран и Афганистан — граничат со Среднеазиатскими республиками Советского Союза. Великая Октябрьская социалистическая революция, всколыхнувшая жизнь народов Востока, вызвала волну национально-освободительного движения в этих странах, в общественной жизни Афганистана и Ирана совершился перелом.

Афганистан. После завоевания Афганистаном независимости в 1919 г. начался новый этап в политической и культурной жизни страны. Наметилось новое русло развития архитектуры, но отсутствие экономической базы и кадров специалистов связывало рост строительства, делавшего очень робкие и медленные шаги. В 20-х годах началось обновление столицы — Кабула. Новая застройка располагается на левом берегу реки — эта часть города именуется Шахри-Нау. Здесь были проложены прямые асфальтированные улицы^ зданий, в большинстве двух- и трехэтажных, была скромна—гладкие фасады разбиты монотонной сеткой проемов. Площади украсились монументами. В 1919 г. в честь провозглашения независимости воздвигнута колонна Мунари-Истикляль (в классических формах), после подавления реакционного восстания 1929 г. воздвигнут монумент Мунари-Неджат. В память битвы при Мейванде поставлена Абедаи-Мей- ванд — круглая башня с ребрами черного мрамора и резными бирюзовой поливы изразцами (1950, арх. Е. Е. Серадж;).

В Афганистане работали специалисты разных стран. В 20-х годах застраивался пригородный район Дар уль-Аман по плану, составленному французским архитектором А. Годаром. В 40-х годах главным архитектором Кабула был поляк П. Жестовский. С 1950 г. строительство в Афганистане тесно связано с технической помощью Советского Союза. По проектам советских специалистов в Кабуле построены здание аэропорта (1950 г., архитекторы С. А. Воробьев и др.), элеватор, мельница и хлебозавод (1954—1956 гг., арх.

Н. В. Класеен, инж. Л. А. Бороховский). В 60-х годах составлен план реконструкции Кабула (архитекторы А. Римша, В. Нена- роков, О. Кудрявцев и др.). В столице создан домостроительный комбинат, обеспечивший постройку завершенного к 1967 г. микрорайона с четырехэтажными крупнопанельными домами, торговым центром, школами, яслями и детским садом, плеска- тельными бассейнами (архитекторы А. Ла- бин, И. Кибирев).

В Мазари-Шерифе в 1966 г. закончена постройка двух техникумов — горнонефтяного на 500 и автомеханического на 700 учащихся (арх. П. Г. Стенюшин, инж. Н. М. Владимиров). Самым значительным учебным заведением технического профиля стал Политехнический институт на 1000 учащихся в Кабуле (1969, те же авторы). Большой комплекс учебных и жилых корпусов, расположенный на северной окраине города у склонов гор Пагмана, занимает участок площадью 36 га. В составе ансамбля стадион, спортплощадки и плавательные бассейны. Актовый зал может служить для занятий спортом. Мозаичное панно на фасаде здания актового зала (худ. С. И. Иванов) раскрывает сферу знаний, получаемых студентами в стенах института, — добыча руды и нефти, строительное дело, энергетика.

Построена гидроэлектростанция Наглу на реке Кабул (инж. Д. Жигарев, архитекторы А. Бельский, Е. Белолаптиков, Е. Першанин, Р. Якубов). Зал электростанции скрыт в бетонном теле плотины высотой 100 м.

Отдаленные районы страны, рассеченной мощными горными цепями, соединяются сетью благоустроенных автомагистралей. В этой работе принимают участие советские специалисты. В 1968 г. открылось движение по «Дороге дружбы» Термез — Кабул, прорезающей Гиндукуш на высоте более 3000 м, и дороге Кушка —Герат — Кандагар протяжением около 700 км — части будущей трансазиатской магистрали, которая свяжет Афганистан, Иран и Турцию. Вдоль автомагистралей стоят здания дорожных участков и дома линейных мастеров, комфортабельные гостиницы с ресторанами и плавательными бассейнами (архитекторы В. Борисов,-В. Евстигнеев, Д. Запруднов). Строительство возглавляют местные зодчие: А. Брешна — начальник ‘Управления по жилищному строительству и городской планировке, Е. Е. Серадж — главный Кабула и др.

Иран. Будучи нейтральной страной, Иран тем не менее служил в годы первой мировой войны плацдармом Англии, навязавшей ему в 1919 г. кабальный договор. Вспыхнувшее вслед за тем национально-освободительное движение было подавлено. В 1925 г. была свергнута реакционная династия Каджаров, но экономика страны осталась под контролем иностранного капитала— английского, а с 1954 г. также американского, французского и немецкого. К 1960 г. иностранные монополии эксплуатировали свыше 300 тыс. км2 нефтеносных земель страны. Это сдерживало развитие национальной промышленности, и Иран оставался аграрной страной, где 30% населения составляет крестьянство.

Тем не менее в стране происходит энергичная ломка пережитков феодализма, модернизация экономики и техники. В 1937 г. составлен план реконструкции Тегерана. Снесены городские стены и засыпаны рвы, площадь города расширена с 19 до 24 км2. Прорезаны прямые магистрали, на месте снесенных старых кварталов разбит первый парк площадью около 20 га. На северо-западной окраине города выросло здание университета (французский А. Годар).

В 50-е годы масштабы строительства в стране расширяются, много внимания уделяется вопросам благоустройства и застройки городов — асфальтируются и озеленяются улицы, строятся школы и больницы,. промышленные и гидротехнические сооружения (плотина р. Сефидруд). К концу 50-х и в 60-х годах получает современную техническую основу (бетон, сталь, стекло) и соответствующие формы. Внедряются солнцезащитные детали — ребра, козырьки, решетки. Возникает и современная строительная промышленность, которая, однако, в значительной степени связана с иностранным капиталом: домостроительный комбинат в Тегеране к 1960 г. стал филиалом английского, функционирует американская домостроительная компания, производство цемента в значительной степени финансируется американскими предпринимателями и т. д.

В 50-х годах на берегу Персидского залива появились новые нефтеочистительные предприятия и заводской поселок в Абадане. Работа выполнялась группой французских архитекторов (1957, Ж. Кандилис, П. Дони, А. Иосич, Ш. Вудс и др.). Перед проектировщиками были поставлены требования предельной экономичности и простоты решения. Скромные двухкомнатные жилые постройки группируются по четыре на небольших квадратных участках, в центре которых размещены санитарные узлы. При всей своей простоте гибкая планировочная схема допускала ряд вариантов и комбинаций, позволяя избежать монотонности плана. Стандартные элементы конструкций (металлический каркас, перегородки, алюминиевая крыша) завозились из Франции, из местного кирпича выполнялись наружные стены домов и ограждения участка. Для поселка, рассчитанного на 10 тыс. квартир, были запроектированы административный и торговый центр, школа и мечеть. Однако переработка нефти вскоре значительно сократилась (за границу стали вывозить сырой продукт), и это затормозило строительство.

На берегу Персидского залива расположена шахская резиденция. Среди пустыни, на невысоком холме, в 1960 г. построен дворец, в котором сочетаются достижения современного комфорта, традиционный план и средневековая пышность. Склоны холма превращены в ниспадающий террасами парк, зелень которого смягчает жару. Через ворота, управляемые электричеством, дорога поднимается к северному фасаду и ведет во внутренний двор. Ко входу над прудом переброшен мост. В составе комплекса—банкетный зал, салон, помещения для гостей, мечеть, служебные помещения, а также изолированная женская половина с внутренним двором. Железобетонный каркас заполнен бетонными блоками, фасады сияют лазурной керамикой. От солнца укрывают волнистые кровли, по фасаду— веранды и орнаментальные решетки. Ночью светятся цветные витражи в торцах параболических сводиков покрытия.

Воздух освежают фонтаны и плавательный бассейн у юго-восточного фасада. Помещения оборудованы установками для кондиционирования воздуха. Комплекс проектировала группа английских архитекторов, возглавляемая Г. Джонсоном.

Постепенно выросли собственные кадры специалистов, обучавшихся в городах Европы и на архитектурном отделении факультета изящных искусств Тегеранского университета. К именам X. Сейхуна, М. Фо- роуги, X. Гиаи прибавляются с каждым годом новые.

В 1960 г. возобновлены работы по планировке Тегерана. Город расширяется к северу до Шамирана, на юг — до остатков средневекового Рея, занимая уже около 50 км2. Новые кварталы разрезаны прямоугольной сетью асфальтированных улиц, озелененных платанами, с газонами и фонтанами. Центральное положение занимает главная площадь Майдане-Сепа 2&0ХЮ0ж с памятником Реза-шаху Пехлеви (скульптор А. Садеги), окруженная общественными зданиями. Городской сад Баге-Мелли включает искусственное озеро и детский парк с павильонами ( X. Сейхун, 1961 г.). В городе построены зимний кинотеатр «Азия» на 1200 мест (1960, арх. X. Сейхун) и кинотеатр на открытом воздухе с увеличенным экраном, где фильм смотрят из автомашин (1960; арх. X. Гиаи). Законченное в 1959 г. здание парламента состоит из трех связанных переходами корпусов—приемной части, круглого конференц- зала и административного корпуса; четкая геометричность объемов подчеркивается ритмом солнцезащитных клеток и ребер, у фасада высится вертикальная композиция из полированной меди (1959, архитекторы М. Фороуги, X. Гиаи, Зафар;). В предместье Шамиран вырос многоэтажный отель «Хилтон» (1962, те же авторы).

В Мешхеде к западу от усыпальницы имама Реза (ем. ВИА, т. 8), окруженной кольцевой стеной, растет новый город с прямолинейными магистралями, идущими радиально от главной площади Мейдане-шах. В северной части города находится железнодорожный вокзал, на юго-западе высятся многоэтажные корпуса госпиталя Рез.а-шаха, расположенные среди парка площадью 10 га (1965, арх. X. Гиаи). В предгорьях близ Шираза начато в 1969 г. строительство университета, оригинально задуманного комплекса с радиально поставленными вокруг общественного центра м н огоэт ажн ы м и корпус а м и (ар хитектор ы Р. С. Макмиллан, Ж. Онума и др.).

В жилищном строительстве довлеют многовековые нормы быта —преобладает одноэтажная застройка индивидуальными домами с внутренним двором. Многоэтажная застройка еще не получила развития.

Вступив на проторенный путь современных западных течений, Ирана не сторонится прошлого, и в некоторых областях строительства ясно ощутимы поиски национальной формы.

В стране с древней и высокой культурой немало исторических имен, память которых чтит не только иранский народ, но и весь культурный мир. В последние годы обновлены надгробные монументы над могилами великих поэтов средневековья Саади (близ Шираза), Омара Хайяма (близ Нишапура), философа и медика X в. Ибн Сины (в Хамадане), живописца прошлого и нынешнего столетия Кемаль-аль-Молька. Можно говорить, таким образом, о ясно выраженном направлении мемориального зодчества. И оно почти монополизировано X. Сейхуном. В этой области проявилась особенность его таланта сочетать глубокую традиционность формы с острой современностью замысла. В мавзолее Ибн Сины (1962) гранитный цоколь, где размещен зал библиотеки, увенчан ажурной металлической конструкцией, повторяющей контуры башни Кабуса. Надгробие Омара Хайяма (1963) покрыто ажурной ротондой параболического профиля, на глазурованных плитках которой начертаны его стихи. Через отверстие в своде ротонды по вечерам вырывается сноп света, посылаемый снизу прожектором.

X. Сейхун проектировал также мавзолей Надир-шаха в Мешхеде (1962;) близ центра города, среди сада с бассейном д фонтаном. Группа помещений расположена на мощенной гранитными плитами террасе. Гробница окружена открытыми с двух сторон галереями. К ним примыкают два музейных зала, где экспонируется оружие XVIII и более ранних веков, а на северо- востоке в виде выступа устроена комнатка для корана. Последняя служит цоколем для конной бронзовой статуи Надир-шаха, исполненной А. Садеги. Стены сложены из разномерных гранитных блоков, тяжести которых противопоставлена решетка геометрического рисунка. Игра геометрических линий продолжена в формах столбов с косыми ребрами. На столбах лежит архитрав из гранитных блоков, разрезанных косыми швами. Покрытие вспарушено также геометрическими плоскостями. Этот развитый мемориальный комплекс создает одновременно впечатление монументальности и пространственности.