В сооружениях Ривера видел путь нового искусства, обращенного по своей природе не к культурной элите, а к массам, «искусства, которое будет взывать не только к ощущениям цвета и формы, но и воздействовать активностью своего содержательного сюжета Это искусство не должно быть замкнуто в музеях и картинных галереях, но должно быть связано со зданиями входящими в повседневную жизнь, — почтамтом, школой, театром, вокзалом»

Прием дополнения образно-нейтральной архитектуры средствами монументального искусства был применен и для нескольких других крупных сооружений. Наиболее убедительно — на здании театра «Инсурхентес» (1952, архит. А. Прието), где динамичная устремленность объема завершена громадной мозаикой Риверы, развернутой на криволинейной в плане стене зрительного зала, обращенной к магистрали Однако органичное композиционное взаимодействие достигалось редко, разрыв между функциональной детерминированностью архитектурной формы и традиционалистской изобразительной формой муралей доходил иногда до эстетической несовместимости. Подобное произошло с претенциозным зданием Министерства коммуникаций и общественных работ (1957, архит. К. Ласо), где многочисленные мозаики, рельефы и объемная скульптура, выполненная первоклассными художниками (О’Горман, Чавес Морадо и др.), воспринимаются как механистическое дополнение архитектуры созданной по своим рационалистическим закономерностям. Направление, основанное на прямом взаимодействии архитектуры и дидактических муралей, не нашло достаточно гибких и органичных форм. Оно исчерпало себя за несколько лет. чему способствовали проблемы, порожденные чрезмерными темпами урбанизации Мехико, обострением социальных контрастов, более не возникали. Политическая бескомпромиссность муралистов не способствовала получению ими официальных заказов Буржуазные заказчики укрепляли свой престиж, утверждая причастность к «западному миру». Обращение к национальной традиции стали третировать как культурный провинциализм В массовом строительстве скудность бюджетов снимала любые эстетические претензии. В этих новых условиях синтез архитектуры и монументального искусства аозникал лишь в нарочито эксцентричных малых постройках. Так, О’Горман построил собственный дом в Сайт Анхеле (1958) как «обитаемую скульптуру», в которой формы, имитирующие наивное искусство, сочетаются с идущими от доиспанской традиции и произведений Антонио Гауди.

Массовая жилая застройка принципиально не отличалась от стандартов европейских планировочных схем. Часто применялась строчная застройка В комплексе Президент Алеман, Мехико (1949, архит. М. Пани), 14-этажные пластины образуют зигзагообразную структуру, определяющую основное членение территории. Крупная пластика фасадов, способствующая затенению жилищ большая глубина корпусов меридиональной ориентации, возникшая за счет группировки квартир вокруг световых двориков, и легкие навесы над пешеходными дорогами придают некоторое своеобразие плотной застройке, как и темный колорит стен для облицовки которых использованы плиты вулканической лавы. В коммерческой архитектуре использовались стеклянные ящики «в стиле Миса», но оживленные вставками муралей или композиций из цветных плиток Энрике дель Мораль и Марио Пани, стремясь отойти от стереотипов придали 20-этажному офису Министерства гидроресурсов в Мехико (1947-1949) скульптурную сложность и зримую весомость Последнюю подчеркивают повторяющиеся непрерывные пояса балконов, дополненных солнцезащитными козырьками.

Культурная интерпретация традиционных начал мексиканской архитектуры через принципы и приемы посткубизма характерна для тех частей обширных пригородов Мехико, которые избрали для своих резиденций люди с наиболее высокими доходами. Среди строивших здесь архитекторов наиболее значителен Луис Барраган (1902-1988), развивавший поэтические и символические аспекты модернизма Он начинал свою деятельность в Гуадалахаре с эклектичных построек неоколониального стиля. Влияние и привело его к поискам первооснов архитектуры, соединению архетипов национально-традиционного с минималистской трактовкой модернизма Свой визуально весомый лаконичный язык обогащенный сопоставлениями цвета и текстуры плоскостей, он связывает со сложной игрой перетекающих пространств в открытых планах.