В годы первой мировой войны торговые и судовладельческие фирмы нейтральной Дании получали громадные прибыли от поставок воюющим странам. В то же время уровень жизни трудящихся сильно снизился в результате нарушения нормального развития экономики страны. Прекращение массового строительства привело к обострению жилищного кризиса.

В первые послевоенные годы восстановление экономической жизни связывалось с созданием высокоразвитой перерабатывающей промышленности и повышением качества продукции, рассчитанной на экспорт, в том числе строительных материалов и изделий мебельной промышленности.

Рост промышленности и ослабление экономического потенциала сельского хозяйства вызвали усиленную миграцию в города и ускорение их роста. Особенно быстрым был рост столицы. В Копенгагене к 1945 г. проживало уже более !/з населения страны; в столице было столько же жителей, сколько во всех других датских городах, вместе взятых.

В 1920-х годах под влиянием Великой Октябрьской революции рабочее движение в Дании стало набирать силы. Государство было вынуждено осуществить некоторые социальные реформы, которые коснулись и жилищного строительства. Чтобы до некоторой степени смягчить жилищную нужду, были увеличены субсидии застройщикам. Однако массовое жилищное строительство

не получило существенного развития. Симптоматично, что наиболее крупными произведениями архитектуры Дании 20-х годов были огромный корпус полицейского управления «Политигорен», монументальная церковь Грундтвига в Копенгагене и ряд богатых особняков в окрестностях столицы.

Несколько особняком в стилистическом отношении, изолированным явлением была церковь Грундтвига в Копенгагене, начатая строительством в 1921 г.. Здесь тенденции национального романтизма выступают в своеобразном преломлении, определяемом влиянием экспрессионизма (что сближает композицию здания с работами шведских приверженцев романтизма). Используя мотивы датских деревенских церквей XII—XVI вв. и придав этим формам гипертрофированный масштаб соборного сооружения, архитекторы П. Енсен-Клинт (1853—1930) и его сын К. Клинт (1888— 1954) создали несколько тяжеловесную, но монументальную композицию, которая на фоне окружающей малоэтажной застройки кажется особенно величественной. Осуществление ее было образцом высокого мастерства кирпичной кладки, которое стало в те годы культивироваться в так называемых «высших строительных школах». Школами руководили такие известные архитекторы, как отец и сын Бентсен и др. Ребристые профили кирпичных опор церкви изящно переходят в сложный рисунок нервюр высоких стрельчатых сводов.

В начале 20-х годов в датской архитектуре наблюдается новая вспышка неоклассицизма, приверженцы которого противопоставляли себя эпигонам национального романтизма.

Начиная с середины 20-х годов группа молодых архитекторов под влиянием теоретических работ датского архитектора и искусствоведа Ваншера (1875—1961) стремилась к архитектуре чистых геометрических форм, построенных по канонам античного зодчества. Самым крупным произведением неоклассицизма в Дании было здание полицейского управления («Политигорен»), построенное в 1918—1924 гг. по проекту Хака Кампмана (1856—1920) и его сыновей— Кристияна (1890—1955) и Ганса Кампманов (р. 1889) в сотрудничестве с О. Рафн (1890—1953), ставшим впоследствии его главным автором. Снаружи это крупное, треугольное в плане здание выглядит мрачным и неприступным. Суровость фасадов контрастирует с богатой пластикой двух внутренних дворов. Большой круглый двор, окруженный галереей со спаренными дорическими колоннами, производит впечатление спокойной торжественности. Второй, частично перекрытый двор расчленен двумя рядами коринфских колонн, поднимающихся на высоту всех трех этажей здания. Театральная праздничность внутренних дворов, отмеченных мастерством и вкусом, совершенно не соответствует, однако, назначению здания. Предвзятость геометрической формы помешала авторам добиться четкой функциональной организации плана. В здании трудно ориентироваться.

Простота внешней стороны объема здания при богатой пространственно-пластической композиции внутренних дворов была характерной чертой датского неоклассицизма. Подобный принцип — и в здании гимназии «Эрегорд» (архитекторы Эдвард Томсен и Густав Хаген). Здесь все классные помещения примыкают к внутренним галереям, окружающим перекрытый стеклом внутренний двор.

Неоклассицистический характер получила и композиция некоторых особняков. Их гладкие побеленные кирпичные стены производят впечатление спартанской простоты, внутри же они заключают роскошные анфилады помещений, иногда сгруппированных вокруг атриума, как, например, в вилле на Гаммелъ Вартоввай в пригороде Копенгагена (1916, арх. П. Бауман, 1878— 1963).

Среди многоэтажных жилых зданий этого периода выделяется комплекс пятиэтажных домов, построенный на Боруж Аллее в Копенгагене (1933). Арх. К. Фискер (р. 1893) решил его в виде огромного замкнутого каре вокруг просторного озелененного двора. Одинаковые оконные проемы со светлыми наличниками на фоне гладких кирпичных стен создают единообразный ритм фасадов. Это здание является первым предвестником развития типизации элементов многоэтажных жилых зданий и примером формы, доведенной до спартанского аскетизма, но еще скованной классицистической схемой плана.

К числу наиболее влиятельных архитекторов Дании 20-х годов принадлежал И. Бентсен (1876—1943), чье творчество было тесно связано с национальной строительной традицией. Не пытаясь подражать конкретным формам, он искал в традиции здоровую ремесленную основу. Трезвость его взглядов на архитектуру, влиявшая на молодых архитекторов, помогла им воспринять принципы функционализма.

В эти же годы продолжалось строительство городов-садов.

Первые поселки из сблокированных индивидуальных домов с приусадебными участками, в которых возрождались в новой интерпретации типы жилищ, традиционные для малых городов Дании, были построены И. Бентсеном и Т. Хеннингсеном (1884—1931). Предполагалось приспособить этот тип жилища для населения, имеющего сравнительно скромный заработок. Однако первые кварталы одно- и полутораэтажных сблокированных домов (Баккехусене, 1921—1923) оказались дорогими и заселялись состоятельными людьми.

Строительство сблокированных домов получило развитие в 30-х и 40-х годах в пригородах Копенгагена и других городов. Этот тип жилища соединяет преимущества индивидуального дома с экономичностью. Благодаря этим качествам такой тип жилища стал в Дании наиболее популярным. Как индивидуальные, так и сблокированные дома массового типа имели характер чисто утилитарный.

Неоклассицизм, который проявился в основном в архитектуре общественных зданий, просуществовал недолго. Когда в конце 20-х годов из Германии, Франции, а после 1930 г. и из Швеции в Данию стали проникать идеи архитектурного рационализма, они нашли здесь подготовленную почву. Рационализм был давней традицией датского народного зодчества.

Архитекторы К. Фискер, Т. Хеннингеен, И. Бентсен и его ученики (Э.Хайберг и др.) сплотились во второй половине 20-х годов вокруг журнала «Критиск Ревью» («Критическое обозрение»), редактируемого приверженцем рационалистических идей Паулем Хеннингсеном.

Под влиянием прогрессивных идей и, в частности, идей, проникавших из революционной России, датские архитекторы-рационалисты обратились к изучению требований рабочих оздоровить их жилища. Началось исследование проблем инсоляции жилых зданий, озеленения, а наряду с этим и связи композиции здания с его функциональным назначением.

На эти идеи непосредственное влияние оказали рационалистические решения новых типов жилищ, демонстрировавшихся на выставке, устроенной в 1930 г. в Стокгольме.