Упоминавшийся ранее религиозный центр — огромное по размерам сооружение — кажется несколько дробным и усложненным по композиции. И тем не менее это великолепный образец архитектуры утонченного стиля и неистощимой фантазии. Зато студенческий городок в Сагамихара университета Китазато (1967) —произведение, почти что безупречное и по технологическому замыслу, и по образу, и по исполнению. Весь комплекс состоит из учебного корпуса, включающего лекционные залы и аудитории для занятий, и жилого корпуса студентов, объединенного со студенческим центром. Университет возвышается над окружающими его полями и хорошо просматривается со всех сторон.

Отани создает выразительный и глубокий по смыслу образ. Над низкими классами на железобетонных столбах вознесен, высоко вверх двойной лекционный зал — современный храм науки. Он и по формам чем-то напоминает старинные храмы с их изогнутыми шатровыми крышами. Поражает предельная ясность конструктивного решения и богатство чисто зрительных впечатлений. Красивые внутренние дворики служат местом для бесед, отдыха и прогулок в перерывах между занятиями. Кажется, что весь университет как бы пронизан воздухом и светом.

Начиная с 1957 г. на протяжении нескольких лет Дж. Сакакура разрабатывал проект реконструкции одного из наиболее сложных транспортных узлов Токио — железнодорожного вокзала Синдзюку и привокзальной площади. Реконструкция была закончена в 1966 г., и новая площадь сразу же стала достопримечательностью города. Сакакура удалось полностью разделить транспорт и пешеходов и одновременно обеспечить удобную и быструю связь между вокзалом и автобусными остановками, предусмотреть вместительные стоянки для личных автомобилей, большие безопасные площади и пассажи для пешеходов. Фактически это многоэтажная площадь с многоэтажными перронами и пандусами для транспорта. Нижние уровни освещаются через большой световой колодец в центре площади и специальные световые воронки, возвышающиеся по ее краям.

По характеру решения проект Сакакура уже нельзя назвать планировочным. Это полноценная трехмерная организация сложных технологических потоков и одновременно законченная архитектурная композиция.

В конце 60-х годов К. создает ряд проектов крупных зданий и даже городских комплексов, в которых последовательно развивает идею так называемой «пространственной архитектуры». Уподобляя город растущему дереву, Танге считает, что каждый элемент городской структуры должен быть приспособлен к изменениям соответственно своему жизненному циклу. Самый короткий срок жизни имеют вещи, более длительный — дома и далее идут инженерные коммуникации города.

Эти идеи были положены в основу проекта радиотрансляционного центра и издательства «Яманаси» в Кофу (1966), близ Токио.

Каркасом здания служат огромные железобетонные цилиндры, внутри которых размещаются лифты и инженерное оборудование. Между ними и примыкая к ним свободно располагаются этажи, образующие огромные лоджии, балконы или открытые террасы. По сути дела, это уже не здание и не комплекс зданий, а многоэтажный город со своими улицами, площадями и кварталами застройки.

Новый радиотрансляционный центр резко выделяется из окружающей застройки и производит впечатление незавершенной циклопической постройки.

Точно такое же решение было предложено и в конкур-сном проекте реконструкции центра югославского города Скопле.

В 1968 г. строит в Токио 15-этажное здание редакции и радиовещательной компании «Сидзуока». Оно почти во всем повторяет издательство «Яманаси». Строго говоря, это одна типовая секция или блок большой структуры. На повороте автомагистрали и новой скоростной железнодорожной линии Токайдо поставлен железобетонный цилиндр, на котором как консоли размещены застекленные ящики. И опять то же ощущение фрагмента незавершенного грандиозного замысла.

В результате распространения идей метаболизма гибкая пространственная структура в середине 60-х годов становится чуть ли не обязательной принадлежностью большинства возводимых в Японии зданий. В то же время наряду с увлечением социальными и технологическими проблемами японские архитекторы многого достигли в чисто художественном плане.

Последний этап развития, начавшийся под флагом метаболизма, еще не закончен. Однако уже сейчас можно предположить, что по своему значению и последствиям он будет расцениваться как самый плодотворный за всю историю новой японской архитектуры.