За годы первой мировой войны Япония не только значительно расширила сферы политического влияния в Китае, но и укрепила свое экономическое положение в ряду мировых держав. На этой основе в 1920— 1930 гг. начинается активное проникновение японского капитала в азиатские страны, до того находившиеся под контролем западных держав. Уже в 1923 г. национальная промышленность и торговля достигли уровня, позволившего ряду отраслей успешно конкурировать на международном рынке. Однако в области культуры в самой Японии иностранные влияния по-прежнему были сильны и определяли общее направление развития. Среди стран, претендовавших на роль доверенных и авторитетных советников Японии, далеко не последнюю роль играли США.

Развернувшееся после войны строительство промышленных и общественных зданий велось на основе тех же конструктивных и строительных принципов, что и в Америке. В 1923 г. архитекторы С. Ватанабе и Д. строят семиэтажное железобетонное здание Японского промышленного банка, конструктивной основой которого служит железобетонный каркас — прием; чрезвычайно распространенный при строительстве небоскребов в США. Сами японцы считают это здание важным шагом на пути к рациональной архитектуре.

Не менее значительным событием явилось показательное строительство здания «Мариуноти Билдинг», осуществлявшееся американскими фирмами. На него для перенятая опыта откомандировали своих специалистов многие японские строительные компании.

Однако, несмотря на то что спрос на американские архитектурные стандарты был чрезвычайно велик, можно указать случаи, когда влияние извне не носило характера откровенной экспансии. Здание отеля «Империал» в Токио, построенное арх. Ф. Л. Райтом в 1916—1922 гг., многие западные критики считают удачным выражением национальный архитектурной традиции. не ставил перед собой задачи продемонстрировать достоинства стиля, характерного для крупных городов США, но выстроил здание глубоко индивидуальное по своим стилистическим признакам и отвечающее местным художественным вкусам. В противовес американскому увлечению многоэтажным строительством отель «Империал»— низкая постройка, имеющая несколько флигелей, свободно расположенных на разных уровнях, благодаря чему создается богатая игра объемов. Жилые номера размещались в одноэтажных крыльях по обе стороны центрального корпуса, в котором находились ресторан, театр и танцевальный зал (здание перестроено в 1969 г.).

Глубоко индивидуальный стиль Райта был слишком труден для освоения его японскими архитекторами. Влияние творчества Райта заключалось скорее в том, что оно способствовало осознанию необходимости обретении творческой самостоятельности. И все же имели место случаи внешнего подражания. Шин Эндо, работавший над проектом отеля «Империал», пытался в своих последующих работах — академии «Джиу Гакуек» в Токио и гостинице «Кошиен» в Хако — продолжить стилистическую линию, предложенную Райтом. Однако эти и ряд других подобных построек остаются все же примерами эклектического подхода, и архитекторы постепенно утрачивают к ним интерес.

Самым крупным престижным сооружением межвоенного периода принято считать здание парламента в Токио.

Самый факт его возведения без помощи иностранных специалистов свидетельствует о возмужании новой японской архитектуры. Сложные расчеты большепролетных конструкций и все строительные работы выполнялись специалистами Управления правительственных зданий под руководством арх. Окхама. Однако его архитектура, созвучная новым художественным вкусам в период разработки проекта, к моменту окончания строительства успела утратить свою новизну, а ко времени первого заседания парламента в новом здании (в 1936 г.) оно перестало вызывать удивление современников. В этом смысле парламента не составила исключения из общей традиции выбирать для престижных правительственных построек устоявшиеся стилистические образцы.

Знакомство японской архитектурной общественности с европейским авангардизмом относится к началу 1920-х годов. В 1920 г. шесть молодых архитекторов образовали оппозиционную по отношению к академическому направлению «группу Сецессион». Деятельность этого объединения, выступившего с идеями нового европейского гуманизма и явившегося фактически первым в Японии движением за обновление архитектуры, предопределила последующие этапы ее развития. Одной из наиболее известных работ этой группы было здание телеграфа в Токио, выстроенное в 1926 г. арх. Мамору Ямада. К 1928 г. группа Сецессион распалась под ударами резкой критики другой архитектурной группировки — «Суса», пропагандировавшей идеи функционализма. Успешному распространению этих идей способствовали Токийская выставка 1922 г., а также издание архитектурных журналов «Я вижу все» и «Новая ». С этого времени работы лидеров новой европейской архитектуры Ле Корбюзье,

В. Гропиуса, становятся объектом всестороннего изучения и подражания, а в программу подготовки национальных кадров входит стажировка архитекторов в проектных ателье крупных западноевропейских мастеров. Ряд молодых японских архитекторов, занявших впоследствии ведущее положение в японской архитектуре (К. Маекава, Дж. Сакакура, М. Ямагути), в течение ряда лет стажировались в мастерских Гропиуса и Ле Корбюзье.

Широкое распространение идей рационалистической архитектуры в Японии в период между двумя мировыми войнами было обусловлено несколькими причинами. Главные из них — бурное развитие промышленности и технический прогресс в строительстве, сознание необходимости модернизировать жизненный уклад, мода на любые новинки культуры и, наконец, насущная потребность обеспечить жильем население, пострадавшее при землетрясении 1923 г.

По масштабу разрушений и количеству жертв это землетрясение было одним из самых значительных в истории Японии. Зона землетрясения охватила территорию многих префектур. Однако самые крупные разрушения были вызваны не столько землетрясением, сколько последовавшими за ним пожарами.

Непосредственно подземными толчками было разрушено 14 651 здание, в то время как пожары полностью уничтожили 291 320 зданий. Человеческие жертвы исчислялись сотнями тысяч.

Катастрофа убедила многих в необходимости критического восприятия западных строительных традиций и выработки приемов, отвечающих специфическим условиям Японии.

Одним из первых градостроительных мероприятий, осуществленных после землетрясения, было строительство нового комплекса правительственных зданий на территории, примыкающей к зданию парламента. Идея строительства комплекса была выдвинута еще в 1886 г. и частично осуществлена по проектам архитекторов Л. Оки- дера, Г. Эндо и др. Однако землетрясение 1923 г. почти полностью разрушило первые кирпичные здания, и министерства временно разместили в наскоро выстроенных бараках. Начало второго этапа строительства относится к началу 30-х гг. В 1931 г. по проекту арх. Симидзу Гуми, представителя третьего поколения знаменитой династии японских архитекторов Симидзу, было закончено здание Токийского городского совета. В его архитектуре заметно влияние так называемой Чикагской школы (см. ВИА, т. 10, гл. XIII. США). С этого момента в строительстве крупных общественных зданий почти повсеместно применяются железобетонные конструкции. Несколько позднее (в 1933 г.) были выстроены шестиэтажные здания Министерства образования и городского суда.

В этот период активизируется градостроительная деятельность. Сразу же после землетрясения правительство создает Министерство реконструкции и одновременно предлагает ряду архитекторов разработать новый план Токио.