В течение всего XVII столетия венецианское зодчество было связано с архитектурой Палладио и его последователей. Поэтому город стал ассоциироваться с неоклассицизмом XVIII века гораздо раньше, чем Рим, Турин или Неаполь. Топографические особенности Венеции, появившейся на месте фортификационных сооружений в результате объединения нескольких общин, означали невозможность реализации обширных крупномасштабных проектов, характерных для архитектуры барокко. Палладио был вынужден принять во внимание эти факторы при проектировании моста Риальто, соединившего территории, принадлежавшие первым соединившимся общинам. Даже традиция строительства над водой и характер городской застройки Венеции не предоставляли обширных возможностей архитекторам барокко. Палладио нашел решение этой проблемы в разработанных им проектах церквей. Сан Джордже и Иль Реденторе с фасадами, украшенными в стилистике позднего Возро

ждения, и высокими куполами были построены так, чтобы их можно было видеть издалека над водами лагуны. Эти здания послужили прототипами церковных построек XVII века. Венецианская дворцовая тоже следовала установленной традиции. Столетиями планы и основные черты строений оставались неизменными. В течение XVI века были реконструированы только фасады. В композиции фасадов зданий, сооруженных по проектам Санмикели и Сансовино, учтена игра отражающегося от воды света. Впоследствии это стало практически непременным условием для каждого венецианского архитектора.

Однако произведения Палладио имели огромное значение и в ином плане. В течение XVII столетия его теоретическое наследие неоднократно переиздавалось и тщательно изучалось. Опирающийся на идеи Витрувия принцип создания архитектурных проектов в соответствии со специфическими чертами Венеции, нашел проникновенного интерпретатора в лице отца Лодоли. Он отвергал все формальные решения, которые не отвечали структурным, функциональным и контекстуальным требованиям. Доведенный до абсолютизации принцип рационального истолкования явился отправной точкой для развития неоклассицизма как в Венеции, так и повсюду.