Специфика аграрной Индии с ее экономикой, опирающейся на оросительное земледелие, определила ведущую роль в промышленном строительстве гидроэнергетически х комплексов многоцелевого назначения. Они включают электростанции, ирригационные системы с водохранилищами и оросительными каналами. Гидроэнергетический узел разрешает одновременно ряд задач — предотвращение наводнений, орошение, снабжение электроэнергией, а оросительные каналы могут служить и целям навигации. Иными словами, эти узлы способствуют росту промышленности, возникновению новых транспортных связей и тем самым — развитию городов и поселков. Величественные сооружения с каналами, простирающимися на тысячи километров, искусственными озерами и грандиозными плотинами вливают новую жизнь в обширные районы, коренным образом изменяя ландшафт.

Джавахарлал Неру предвидел ту исключительную роль, которую должны сыграть эти невиданные по масштабу архитектурные ансамбли в преобразовании страны, и очень образно их назвал храмами новой религии Индии — религии гуманизма.

В течение первой пятилетки в наиболее важных районах страны были воздвигнуты мощные гидроэнергетические комплексы: Бхакра-Нангал в штате Пенджаб (1953), Дамодар в штате Бенгалия (1956), Хира- куд в штате Орисса (1955), Нагарджуна- сагар в штате Мадрас (1955) и другие, главным образом на юге Индии.

Самым крупным гидроэнергетичеоюш сооружением не только в Индии, но и в Азии является комплекс Бхакра-Нангал, возведенный на реке Сатледж по проекту арх. Д. Чоудхари. К проектированию отдельных зданий и озеленения был привлечен Ле Корбюзье. В комплекс входят две плотины Нангал и Бхакра высотой 225 м, расположенные у подножия Гималаев, и четыре электростанции. Оросительная система с каналами простирается более чем на 4,5 тыс. км.

Рост промышленных предприятий неизбежно влечет за собой возникновение новых населенных пунктов. За 1951—1961 гг. в Индии появилось 452 новых города с общим населением 3,5 млн. человек. С 1948 по 1958 г. в Индии построено 114 научно- исследовательских институтов и 26 национальных лабораторий. Строительство, щедро финансируемое правительством и крупными промышленниками, велось с участием иностранных специалистов. Архитектуру здесь характеризует высокая степень рационализма.

Первые новые города независимой Индии (Раджпур, Нилокхери, Гандидам идр.) созданы в 1948—1950 гг. для переселенцев из Пакистана и строились частично на субсидии государства, а частично силами самих переселенцев. Некоторые из этих городов стали центрами сельскохозяйственных районов. А Гандидам, запроектированный немецким архитектором О. Кёнигсбергером на 250 тыс. человек, вырос в портовый промышленный город.

Поселки и города при крупных производственных предприятиях сооружают преимущественно на неосвоенных территориях, как, например, спроектированные в 60-х годах рабочие поселки на 150 тыс. жителей— Годреджналар (близ Бомбея), Рам- ганджамунди в Раджастхане.

Крупными промышленными городами стали Новый Джамшедпур (штат Бихар) — центр черной металлургии (200 тыс. человек), Бхилайнагар, выстроенный в том же штате (100 тыс. человек), Роуркела (100тыс. человек), Бхадравати (штат Майсур) на 400 тыс. жителей. Все они имеют прямоугольную сетку улиц и разделены автомагистралью на две параллельно развивающиеся зоны: производственную и жилую. В их планировке используется принцип культурно-бытового обслуживания микрорайона.

Новые индийские города застраиваются отдельно стоящими либо сблокированными домами в два-три этажа с внутренними двориками. Плотность населения не превышает 90—120 человек на 1 га. Малая этажность определяется сложившимися особенностями быта, климатом, отчасти и слабостью материальной базы строительства. До сих пор сохраняются’ патриархальные семьи, объединяющие три, четыре поколения, и проблема увеличения жилой площади по мере роста семьи приобретает особое значение. Малоэтажная застройка с приусадебными участками облегчает решение этой проблемы. Однако коммунальное обслуживание и организация транспорта на расползшихся территориях таких городов весьма затруднительна.

Обычно город разделяется прямоугольной уличной сетью на кварталы, распределенные вдоль главных магистралей. По такому принципу построены, например, Бхилайнагар, Бхубанешвар, Чандигарх.

Искусно вписанный в пейзаж, Роуркела создан группой индийских архитекторов под руководством К. Штайлера.

Социальная дифференциация индийского общества наложила отпечаток на новые города, расчлененные на сектора с домами различных категорий, определяемых положением и материальной обеспеченностью их владельцев. Квартиры для государственных служащих и торговцев, ремесленников и рабочих различаются по размерам и степени комфорта.

Новый административный центр штата Орисса — Новый Бхубанешвар — возник в 50-х годах по проекту О. Кёнигсбергера. Город рассчитан на 50 тыс. жителей, но у него есть предпосылки для будущего роста. Он имеет энергетическую и продовольственную базу, соседство с древнейшими архитектурными памятниками обеспечивает приток туристов. По сторонам главной магистрали города размещены четыре микрорайона, объединенных по два общими торговыми центрами. Широкий бульвар связывает возвышающийся на холме комплекс административных зданий Капитолия с привокзальной площадью, где сосредоточены деловые и общественные здания. Тропическую жару смягчает постоянный бриз.

Для крупных чиновников отведены особняки (четыре — шесть комнат) с гаражом, помещением для прислуги, садом и хозяйственным двором. Дома второй и третьей категории с разным количеством помещений сблокированы по шесть, четыре и два. Двухкоматная квартира с террасой, кухней и санузлом, как правило, рассчитана для низкооплачиваемых служащих. Традиционным солнцезащитным устройством служат нависающие карнизы, глубокие лоджии и террасы. Над зданиями с плоскими крышами возвышаются декоративные многоярусные башенки, стилизованные под башенный верх храма — шикхару.

Важной вехой в развитии архитектуры независимой Индии явился Чандигарх — столица штата Пенджаб (бывшая его столица Лахор осталась на территории Пакистана). Это был первый опыт претворения в жизнь новых градостроительных идей в Индии. Строительству города придавали общенациональное значение. По словам Джавахарлала Неру, Чандигарх должен был символизировать новую Индию. В условиях экономической разрухи, финансовых трудностей, недостатка квалифицированных строителей, отсутствия индустриальной базы и средств механизации, недостатка цемента и стали город, отвечающий требованиям современности, был в основном построен за три года (1952—1955).

Расположение Чандигарха на торговых путях в Кашмир и Тибет, в 100 км от Бхакра-Нангала, обеспечивающего город электроэнергией, создает предпосылки для дальнейшего его роста и превращения в крупный промышленный и торговый центр важного сельскохозяйственного района. Население Чандигарха по окончании первой очереди строительства составляло 150 тыс. жителей, в следующей фазе развития города должно достигнуть 500 тыс. жителей.

Для Чандигарха было выбрано живописное место у отрогов Гималайских гор, в плодородной долине с манговыми и баньяновыми рощами, между двух рек. Естественную красоту пейзажа строители дополнили искусственным озером (послужившим для города резервуаром воды), построив плотину высотой 20 м и длиной 4 км.

Первый предварительный проект был разработан в 1949 г. польским архитектором М. Новицким и американским градостроителем А. Мейером. После смерти М. Новицкого в 1951 г. проектирование и строительство Чандигарха возглавил Ле Корбюзье. Вместе с ним работали его постоянный сотрудник П. Жаннере, английские архитекторы М. Фрай, его жена Д. Дрю, А. Мейер и индийцы Д. Чоудхари, М. Шарма, Дж. Мальхотра, Б. Матхур, П. П. Варма (главный инженер) и др.

принадлежат общий замысел планировки города, проект озеленения, а также комплекс зданий Капитолия (здания Ассамблеи—собрания депутатов штата, Секретариата — правительства штата, Верховного суда). При проектировании города широко использовалась система измерения «модулора» Ле Корбюзье.

В соответствии с представлением о городе, как о развивающемся организме, проектировщики строго разграничили его на функциональные зоны. Административная зона с Капитолием и правительственными зданиями вынесена на возвышенное плато к горам, вблизи озера. К ней примыкает зона учебных и спортивных сооружений с большим парком и «Долиной досуга». Здесь расположены университет, стадионы, музей, клубы, библиотеки. Зона промышленных предприятий отделена от города зеленым поясом.

Дифференцированная система транспортных артерий, обеспечивающая максимальную безопасность движения, легла в основу планировки Чандигарха. Эта система включает семь видов дорог. Прямоугольная сеть проездов скоростного транспорта разделяет город на 30 микрорайонов (размерами в среднем 800X1200 м), рассчитанных на число жителей от 5 до 20 тыс.

Композиционная ось города — главная магистраль — ведет к Капитолию и разрезает город на две почти равные части. На пересечении главной магистрали и поперечной, соединяющей город с промышленной зоной и другими городами Индии (прежде всего с ее столицей Дели), расположен деловой центр, Т-образный в плане, с прилегающим к нему большим озелененным пространством для ярмарки. Помимо этого центра имеются по старинной индийской традиции «базарные улицы» с торговыми рядами ** и дорогами для движения с малой скоростью. Эти извилистые улочки, пересекающие в поперечном направлении микрорайоны, соединяют их между собой и с размещенными вдоль них (лишь на затененной стороне улицы) торговыми и другими общественными зданиями культурно- бытового назначения. Внутри микрорайона проложены огибающая его *по замкнутой кривой дорожка для велосипедов и верховой езды и замощенные тропинки, подводящие к подъездам каждого здания. Среди широких зигзагообразных полос зелени, перерезающих микрорайоны в продольном направлении, проложены пешеходные дорожки с площадками для детских игр и спорта.

Учитывая социальные и другие различия жителей, особенности характера их быта и вкусов, проектировщики стремились придать каждому кварталу своеобразие. Каждый из них имеет свободную живописную планировку, свои формы озеленения и архитектуры. Особенно показательны кварталы, спроектированные Дж. Мальхотра, П. Жаннере, Джейн Дрю, где каждый участок пространства рационально использован как в социальном аспекте, так и с точки зрения визуального восприятия. Обеспечены интимность индивидуальных участков и вместе с тем возможность приобщения жителей к жизнедеятельности квартала и города. Любовно отработан каждый; уголок, каждая архитектурная деталь доставляет истинное эстетическое наслаждение.

Выполняя заказ, продиктованный правительством, зодчие были вынуждены, несмотря на все попытки противодействовать этому, поместить в центре города виллы министров, просторные двухэтажные особняки с лоджиями и террасами для судей, служителей культа, крупных торговцев, а на окраинах — ряды однообразных жилищ казарменного типа для рабочих и низкооплачиваемых служащих.

В Чандигархе имеется 16 категорий жилых домов, соответствующих жизненному уровню и укладу различных групп людей.

К низшей категории относятся одноэтажные, сблокированные в два ряда, жилые постройки, смыкающиеся между собой задними двориками с хозяйственным строением. Такой домик имеет две маленькие комнаты, кухню и санузел.

Дома высшей категории — двухэтажные пятикомнатные особняки с хозяйственным двором и фруктовым садом.

Серьезные проблемы ставил перед строителями климат Пенджаба. В зимние месяцы дни здесь солнечные и теплые, ночи же — холодные; летом стоит невыносимая сухая жара, а выпадающие в июле и августе муссонные дожди способны смыть целые поселения; сильные ветры, дующие зимой и летом, поднимают столбы пыли.

Проектировщики постарались приспособить здания хотя бы к летней жаре, обратившись к традиционным приемам: к замкнутым внутренним дворикам, создающим свой микроклимат, плоской крыше, используемой часто в качестве террасы, и известным здесь с давних пор ажурным решеткам «джали», закрывающим вместо стекла оконные проемы и лоджии. Пропуская воздух, джали ограждают обитателей дома от палящих лучей солнца и взоров случайных прохожих.

Нововведением стали солнцерезы— кирпичные и бетонные выступы на наружных стенах зданий, расположенные так, чтобы летом охлаждать собственной тенью поверхность стен, а зимой не лишать их солнечного тепла. Солнцерезы вместе с джали превратились в основной, очень эффектный декоративный мотив, образуя на фасадах домов причудливый геометрический орнамент.

Зодчие изыскивали наиболее экономичные материалы и формы строительства. Бетон и железобетонные конструкции употреблялись лишь для правительственных зданий. Основной строительный материал здесь — обожженный кирпич. Это было обусловлено дешевизной кирпича, изготовленного вручную, а также необходимостью экономить цемент.

Большую изобретательность проявили индийские зодчие при возведении школьных зданий. Используя мотив ложной треугольной (а не клинчатой) арки, выложенной старинным способом постепенного напуска кирпича, Дж. Мальхотра создал оригинальную зигзагообразную аркаду. Такая аркада в школьных зданиях служит оградой и галереей. При необходимости она может наращиваться вверх и в стороны, возвышая и удлиняя фасады зданий. Аркада-галерея защищает от солнца и дождя и вместе с тем делает здание необычным и- привлекательным. Из булыжника и гальки Б. Матхур соорудил оригинальные классы под открытым небом (как принято в Индии, где зимой в поме

щении холоднее, чем на улице) в виде эллипсообразных оград, тень от которых спасает от солнцепека сидящих внутри школьников. Рядом — обычные классы для занятий в дождливый сезон и сильную жару. Удачно использовал Б. Матхур естественную насыпь, образовавшуюся в процессе строительства, для амфитеатра, облицевав его булыжником и галькой. Изысканно просто спроектированное Дж. Мальхотра двухэтажное здание спортивного клуба, подобно змее стелющееся по земле.

Фасады гостиницы депутатов Ассамблеи, спроектированной группой индийских зодчих под руководством П. Жаннере, напоминают огромные живописные полотна абстракционистов. Гостиница, как большинство зданий в Чандигархе, отличается праздничным колоритом. На красном фоне кирпичных стен игриво извивается белая лента бетонных тяг, окаймляющая оконные и дверные проемы.

Одним из оригинальных современных мемориальных сооружений Индии является Ганди-Бхаван (авторы Б. Матхур и П. Жаннере;). На фоне прямоугольных университетских корпусов это трехкрылое, белокаменное здание с остроконечными, как бы взлетающими вверх опорами и округлыми стенами напоминает белую вспорхнувшую птицу. Отражаясь в водах окружающего его со всех сторон бассейна, оно кажется еще более значительным. Динамичная винтообразная в плане объемнопространственная композиция является попыткой символизировать противоречивый образ Ганди. За гладкими наружными стенами здания скрывается сложный лабиринт интерьера, покрытого росписями работы индийского художника Гуджрала. В целом творение Б. Матхура и П. Жаннере выразительно и гармонично.

Тщательно продумана система озеленения Чандигарха. Во внимание были приняты характер кварталов, назначение улиц и направление солнечных лучей, учтены особенности деревьев различных пород: окраска их цветения, форма крон.

Совсем обособленно от города воспринимается Капитолий, а сами его здания производят впечатление самодовлеющих монументов. В их удивительно пластичных формах есть нечто родственное индийским средневековым сооружениям, и вместе с тем в них композиционный замысел зодчего, направленный на решение функциональных задач, органично сливается с инженерноконструктивным.

Эти качества наиболее очевидны в монументальном и пластически выразительном здании Верховного суда (1952—1956;). Приподнятая,подобно зонту,гигантская крыша вместе с пространственной решеткой солнцерезов обеспечивает хорошую солнце- защиту здания. Крыша с двумя пологими скатами, обращенными к продольной оси здания, поддерживается коническими сводами, причем между крышей и сводами остается продуваемое ветром пространство. Своды опираются на решетчатые диафрагмы, установленные с шагом 8,4 м поперек прямоугольного в плане главного объема.

Ориентированный на Капитолий фасад с величественным входом в форме трех пилонов, поднимающихся на всю высоту здания, раскрывает организацию внутреннего пространства. По правую сторону от центрального вестибюля расположены залы судебных заседаний, по левую находится Верховный суд. Сквозь пилоны входного портика, окрашенные в цвета национального флага— зеленый, белый и оранжевый, видны пандусы, связывающие этажи. Нарочито подчеркнутая массивность серых со следами опалубки бетонных стен, несмотря на отдельные элементы полихромии, угнетает. Иначе воспринимаются просторные и светлые интерьеры залов судебных заседаний, на стенах которых красуются сотканные руками кашмирских мастеров громадные яркие гобелены по рисункам Ле Корбюзье.