К 2025 г. городское население Земли может достичь 5,2 млрд чел. Согласно некоторым оценкам, 4 млн из них будут жителями городов, находящихся в развивающихся странах. Как показывает карта «мегагородов» мира (см. рис. 18.2), большинство из тридцати шести городов, в которых к 2015 г. ожидается наличие более 8 млн жителей, находятся в развивающихся странах.

Мануэль Кастеллс называет мегагорода одной из основных характеристик урбанизации третьего тысячелетия (Castells 1996). Они

определяются не только своим размером, хотя и являются большими агломерациями людей, но также своей ролью в качестве точек, где сходятся огромные массы людей и глобальная экономика. Мегагорода — это концентрированные каналы деятельности, по которым движутся политика, СМИ, коммуникации, финансы и производство. Согласно Кастеллсу, мегагорода — это своего рода магниты для тех стран или регионов, в которых они расположены. Люди тянутся в большие города по различным причинам; внутри мегагородов находятся те, кому удалось пробиться в глобальную систему и те, у кого этого не получилось. Помимо своей роли в качестве узловых пунктов в глобальной экономике, мегагорода стали также «местом, где находятся все те сегменты населения, которые борются за свое существование» (Castells 1996, 404).

Почему скорость роста городов в менее развитых регионах мира настолько выше, чем где-либо еще? В этом случае особенно важны два фактора. Во-первых, скорость роста населения в развивающихся странах выше, чем в индустриальных (см. главу 19 «Рост народонаселения и экологический кризис»). Рост городов подкрепляется высоким уровнем фертильности тех людей, которые уже являются горожанами.

Во-вторых, происходит массовая миграция из сельской местности в города — как, например, в случае развития мегагорода Гонконг— Гуандун, описываемом ниже. Люди тянутся в города в развивающихся странах либо потому, что их традиционные системы сельского производства разрушились, либо потому, что в городе есть возможность получить работу получше. Бедность в сельской местности заставляет многих людей попытать счастья в городах. Они могут желать переехать в лишь на относительно короткое время, с намерением вернуться в свои деревни, как только они заработают достаточно денег. Некоторые действительно возвращаются, но большинство вынуждено остаться, потеряв по той или иной причине свое положение в тех общинах, где они жили ранее.