Для начала отметим своего рода комплексную музеефикацию города. Постоянно появляются все новые и новые музеи, выставочные центры, галереи, целые заповедно-музейные зоны, настойчиво предлагающие свои в первую голову «завлекающие», во вторую — культурно-познавательные услуги. Число такого рода центров и зон в Москве за последние десятилетия удвоилось, в основном за счет новых объектов, превысив полторы сотни.

Другая грань рекреационного комплекса — разнообразные городские досуговые центры и зоны, от казино до гольф-клубов. Их отличительная черта — кооперация, в т.ч. пространственная, как между собой, так и с другими учреждениями и объектами обслуживания — ресторанами, кафе, торговыми рядами, спортзалами и пр. Таков недавно реконструированный Ковент-Гарден в Лондоне — блестящий симбиоз всемирно известного театра, торгового центра и нескольких музеев, в т.ч. уникального музея городского транспорта.

Внутригородские культурно-развлекательные системы дополняются крупными пригородными центрами отдыха — Диснейленды, парки разного профиля, спортклубы и арены, оттягивающие потоки отдыхающих из центра. Обычно это обширные территориальные образования, выросшие на когда-то неудобных или перепрофилированных землях. Иногда они возникают на базе исторически сложившихся мест привлечения посетителей, где есть и раритетные объекты массового паломничества, и парковые зоны, и, разумеется, развитая система «линейного» обслуживания праздного люда.

Но всегда это — образования многопрофильные, веер предложений которых концентрируются около какой-нибудь главной «завлекательной» функции, к которой подстраиваются остальные. Примеры — Музей Металлургии на берегах Рейна, -музей Гринвич или парк Шенбрунн в Вене. Поражает изобретательность в профилировании такого рода зон и центров — от чисто развлекательных до экспозиционных и даже назидательных, вроде Города Науки в парке Ла Виллетт в Париже.

В результате система рекреационных городских пространств довольно отчетливо подразделяется на сверхнасыщенные досуговой функцией центральные районы, якобы хаотично разбросанные отдельные крупные зоны развлечений и множество почти не связанных друг с другом местных достопримечательностей, от церквей до мини-музеев, вроде «квартиры Шерлока Холмса», которые в среде работают как фокусы общественной деятельности и визуальной организации средовых впечатлений данного района.

Соответственно этой системе, дающей развернутый ответ на потребность общества в познавательном и хорошо организованном отдыхе, сложилась модернизированная система обслуживания как людей, приехавших сюда ненадолго, так и местного населения, которое обычно специально переквалифицируется на сервис.

При этом набор видов обслуживания в целом строится по максимуму — на опережение. И каждая функция стремится к своим вариантам пространственной организации — от мощных территориальных единиц до россыпи крохотных лавочек, изобретая все новые и новые приемы подачи данного вида сервиса и обеспечивая посетителям свободу выбора услуг и товаров. Гостиницы, наряду с традиционными большими отелями, занимают переоборудованные расположенные рядом домики, соединенные общим переходом, размещаются в экзотических или временных объектах, вплоть до стоящих на якоре кораблей, а в целом здесь господствует принцип рассредоточения, деконцентрации.

Схожие тенденции присущи многочисленным направлениям «линейного» (попутного) сервиса (почта, киоски, банкоматы и пр.). Торговля, наоборот, выбирает крупные и сверхкрупные универсальные формы, принадлежащие одному владельцу, а иногда — множеству скооперировавшихся (ради доступности, транспортного обслуживания, ландшафтных или культурных локальных ценностей) под одной крышей или вдоль общей магистрали хозяев и хозяйчиков.

Так, в Москве к 2005 году действовало 630 крупных торговых центров с общей площадью 0,6 га каждый, и из них почти половина открылась в 2004 году.