Значительная часть новейших перемен в городах относилась (как и сейчас относится) к жилищному строительству. Во многих городах Европы жилые дома строились по инициативе правительственных и некоммерческих строительных ассоциаций, в других городах эти задачи решались за счет частного планирования. В Амстердаме и Вене, например, социального жилья в основном финансировалось общественными фондами, в других городах, скажем, в Барселоне, инициативы чаще исходили от частных компаний, в Париже практиковалось сочетание обоих подходов. В Париже, как и во всей Франции, с 1894 по 1949 год осуществлялась программа Habitation a bon marche (HBM, «Дешевое жилье»), которая позднее получила название Habitation a loyer modere (HLM, «Умеренная арендная плата за жилье»).

Расширение городов за счет жилищного строительства, продолжавшееся до 1920-х годов, осуществлялось, как правило, на базе «строчной» застройки, то есть закрытого городского пространства, где улицы и площади размещались среди окружавших их по периметру кварталов. Эти кварталы открывали глазу широкое многообразие стилей, от историзма до модернизма. Иногда кварталов решалась как некое единство, но нередко можно было увидеть и кварталы, обустроенные в виде последовательностей отдельных многоквартирных домов.

Городские кварталы, в которых могли находиться магазины, деловые постройки, административные здания, жилые дома и вообще здания самого разного назначения, стали быстро развиваться, начиная с конца девятнадцатого века. Они проектировались в разнообразных формах, от классических парижских жилых домов девятнадцатого века до городской архитектуры «Новеченто» в Милане, от берлинских кварталов, образующих периметры вокруг внутреннего дворика, до похожих на крепости зданий Gemeindebauten в Вене и жилых кварталов Копенгагена.

Помимо развития центральных городских районов, проходили также процессы субурбанизации, характеризовавшиеся меньшей плотностью застройки и более просторными зелеными участками. Важным вкладом в этот тип развития стали предложенные Эбенизером Говардом идеи городов-садов и их воплощения, исполненные Раймондом Энвином. Хотя выбор модернистского архитектурного языка вовсе не был чем-то необычным при проектировании этих городских районов-садов, те архитекторы, кто небезразлично относился к английским образцам, часто предпочитали более традиционный облик садов; иногда при этом они прибегали к прямым заимствованиям форм английских коттеджей, останавливались на стиле деревенских домов Англии, придавали своим постройкам местный дух. Первоначально проживание в пригородах считалось привилегией высших социальных слоев городского населения, но 1910—1920-е годы стали свидетелями развития садовых пригородов вблизи городских центров. Эти районы предназначались для низших классов общества, в частности, для фабричных рабочих, и временами располагались в непосредственной близости к фабрикам.

Обличье европейских городов менялось вследствие не только их экспансии, но также и обновления существовавших районов. Многие градостроительные планы разрабатывались с целью адаптировать существовавшие города к новым масштабам и динамизму, которые принес с собой рост численности городского населения. В 1920-е годы постепенно формировались новые идеи открытых районов. Вначале это были главным образом утопические планы, позднее они стали осуществляться на практике; при этом открывались и первоначально закрытые районы.