Некоторые архитектурные типы вошли в традицию. Своеобразие каждого памятника, определявшееся «почерком» зодчего и особенностями местных традиций, не лишали всю группу сооружений типологической общности. К ним в первую очередь относится «башенность», выявленная различными средствами художественной выразительности. Характерно двухъярусное расположение помещений, из которых нижнее служило склепом. Развитый цоколь обычно облицовывался крупными каменными блоками. Покрытие было двойным, причем внутренний, с заостренной макушкой купол защищал конический или пирамидальный шатер.

Особенность большинства башенных мавзолеев — трудный доступ в камеру над криптой, куда вел полуподземный дромос. Только на цоколе мавзолеев Карабаглара и Мараги сохранились следы двусторонних распашных лестниц, которые поднимались к трактованному богатым порталом входному проему верхнего помещения.

Строительные надписи и народные предания связывают мавзолеи с местными феодалами, а не с отправлениями обрядов ислама, догмам которого вообще противоречат заботы об увековечении памяти умершего. Михрабы в их интерьерах крайне редки. Ареал башенных мавзолеев позволяет отметить их концентрацию в южных областях Азербайджана. Редкой цепочкой они тянутся вдоль побережья Каспия в Хорасан, встречаясь в Закаспии. Примечателен мавзолей султана Текеша (Шейха-Ше- рефа) в Куня-Ургенче, резко выделяющийся среди функционально и хронологически близких сооружений Средней Азии. Конические покрытия, не характерные для Ма- вераннахра, роднят с башенными мавзолеями мавзолеи Чашма-Аюб в Бухаре и Хазрет-и-Имам из ансамбля Доруссиадат в Шахрисябзе.

Гипотез генезиса башенных мавзолеев немало: монументализация жилья кочевых народов, развитие древнеиранских культовых сооружений и т. п. Наиболее достоверно предположение, объясняющее формирование архитектурного типа в качестве своеобразного извода древних погребальных сооружений.

К кубическим мавзолеям принадлежит Кырмызы-гумбез (азерб.) или Гунбад-е Сурх (перс.) — Красный мавзолей в Марате, построенный в 542 г. х. (1148 г.). Кирпичный кубический корпус высится на цоколе, облицованном каменными блоками, и некогда завершался пирамидальным шатром. Его углы обработаны трехчетвертными колоннами с несложными каменными капителями. Плоскости между ними расчленены узенькими лопатками с изящными стрельчатыми арочками. Стволы колонн и софиты арок выполнены узорчатой кирпичной кладкой. Северный фасад выделен богато декорированным стрельчатым порта лом, который ведет в верхнюю камеру. В орнамент скупо вкраплена бирюзовая полива, впервые примененная в зодчестве Азербайджана, примерно одновременно с ее использованием в памятниках Средней Азии.

Обрамляющая архивольт входной арки надпись содержит титулатуру и имя правителя Абд-ал Азиза, сына Махмуда, сына Са’да, а скромная надпись ша восточном фасаде сообщает имя строителя — Бекра Мухаммеда, сына строителя Пендара, сына зодчего Мохсуна.

Небольшой проем в цоколе ведет в по- луподземный склеп с редко встречающейся конструкцией перекрытия. Центральный опорный столб соединен диагонально переброшенными стрельчатыми арками с углами склепа, образуя систему подпружных арок-нервюр. Впоследствии эта была применена в склепе мавзолея Мо- мине-хатун.

В архитектуре мавзолея членения интерьера соответствуют архитектурно-композиционному строю. Своеобразно сочетание узорчатой кирпичной кладки с каменными архитектурными деталями и впервые примененная в Азербайджане бирюзовая полива. Интересны также черты, роднящие его со сходными сооружениями Средней Азии, в частности с мавзолеем Исмаила Са- манида в Бухаре.

В XIV в. в той же Мараге был построен Гунбад-е Гаффарийе, в котором полностью повторена композиция мавзолея Гунбад-е Сурх. В трактовке же архитектурных форм и в убранстве он обладает особенностями, присущими следующему этапу развития азербайджанского зодчества.

Особое место в архитектуре Азербайджана занимают произведения зодчего Ад- жеми ибн Абубекра, которые явились прототипом для других сходных сооружений. В 557 г. х. (1162 г.) была построена усыпальница «Ходжи, именитого раиса, благочестия веры, красоты ислама, главы шейхов, Юсуфа сына Кусейира». Пирамидальный шатер завершает восьмигранный корпус мавзолея. Его создает иллюзорное представление о каркасной основе с декоративным заполнением. Соединенные горизонтальной полосой угловые лопатки обрамляют слегка утопленные плоскости, покрытые орнаментом. Каждая грань отличается от другой мотивом, нанесенным на облицовочные блоки, по форме треугольные, шестигранные и ромбовидные. По верху корпуса проходит фриз, на глади которого рельефом выделена куфическая надпись, выполненная терракотой. В западной грани размещен вход в верхнюю камеру. Верх этой грани заполнен узором, под которым идет надпись с именем погребенного и датой строительства. Ниже находится стрельчатый вход. Имя Аджеми сына Абубекра с профессиональным званием (аль-бенна) и нисбой (ан-нахичевани) скромно вписано в орнаментальное поле левой грани. Мавзолей состоит из камеры и расположенного под ней склепа, покрытого плоским куполом. Интерьер камеры обработан плоской стрельчатой аркатурой. Переходом от плоскостей стен к стрельчатому куполу служит несложный карниз. Членения фасадов и интерьеров подчеркивают тектоничность выразительного композиционного приема. Мавзолей запоминается пропорциями, ясностью архитектурного строя и многообразием мотивов убранства.

Четверть века спустя, в 582 г. х. (1186 г.), в той же Нахичевани Аджеми построил мавзолей для Момине-хатун, жены ильдегизида Мухаммеда Джехан Пехле- вана, в котором получили дальнейшее развитие композиционные приемы, архитектурные формы и методы убранства.