К этому времени на вершине Голгофы — на месте предполагаемого распятия Христа и Его недолгого захоронения — был построен Венеры, языческой богини любви. Рискуя навлечь на себя гнев ее почитателей, Константин все же разрешил снести и начать раскопки. Начальницей благочестивой археологической экспедиции стала мать императора — Елена. Два года работы велись впустую, но потом труды были вознаграждены с лихвой. Расчистив площадку от строительного мусора, исследователи обнаружили не только старинную каменоломню с гротом, в котором они немедленно признали место последнего земного пристанища тела Спасителя, но и лобное место с остатками креста — орудия Его казни.

Теперь у христиан был собственный Иерусалим, противостоящий греховному древнему, собственный центр поклонения — гробница Иисус а, с их точки зрения затмившая святостью иудеев, и собственная Святая гора, возвышающаяся над Сионом. На протяжении веков вершина Голгофы застраивалась сложным комплексом сакральных построек, пока полностью не скрылась под сводами и куполами. Сейчас  над самой гробницей находится небольшая часовня — кувуклия (греч.  KOUPOUKXIOV — «покой», «опочивальня»),  в которой с завидной неотвратимостью ежегодно является чудо схождения Благодатного огня. Часовня построена внутри гораздо большего сооружения — Ротонды Храма Воскресения (Анастасис), в свою очередь являющегося частью композиции, включающей в себя и вершину Святой горы, и даже могилу первого человека — Адама, которую христианские легенды также не оставили Сиону, хотя первоначально такая версия имелась.

Сразу же после венчания на царство программа, прозвучавшая в коронационном чине, была продолжена царем Борисом в замысле сооружения в Кремле храма Святая Святых. Для Руси XVI в. понятие «Святая Святых» связывалось одновременно с двумя иерусалимскими храмами, имевшими для христиан вселенское значение: со святилищем не существовавшего тогда ветхозаветного храма царя Соломона и с храмом Гроба Господня.

Однако христианам оказалось мало лишь одного храма и даже одного города. Отправляясь в путешествие, паломники устремляются не просто в конкретное место — к Гробу Господню, но на Святую землю. Помимо главной святыни, их ждут отмеченные сакральными постройками Сионская горница, где состоялись Тайная вечеря, явление Иисуса после воскресения и сошествие на апостолов Святого Духа; Елеонская (то есть Масличная, с оливковыми деревьями) гора, где Иисус молился перед арестом; а также, уже за пределами Иерусалима, река Иордан, в которой Он принял крещение; местечко Вифлеем, где родился Спаситель, и другие освященные Его присутствием места.

Остается отметить, что многие постройки в разных концах христианского мира, которые мы привыкли считать обычными храмами или просто монастырскими комплексами, на самом деле задумывались как Новые Иерусалимы. В эпоху пеших паломничеств земля была необъятной, а Священный для большинства недостижимым, поэтому идея принести Иерусалим в собственную страну казалась очень соблазнительной. При этом важно понимать, что каждое такое сооружение — не тиражированная копия, а тот же самый город Иисуса, но возникший заново. Не подражание, не декорация, не символический повтор, а настоящий Иерусалим, имеющий право появиться в любом месте — во всей своей славе и в силе своей святости.

Вне этого монастыря, называемого Иерусалимом, вокруг него,  размечены местечки на таком же расстоянии,  как они в действительности находятся в Иерусалиме, — Вифлеем, Кана, гора Олифетум, сад Гефсиманский и т. д. На некоторых  стоит только крест, на других — часовня, хотя там [в Иерусалиме] — деревни и деревушки.