СЕМИЭТАЖНЫЙ угловой врача, директора частного родильного дома А. Л. Сагалова построен по проекту видного зодчего Александра Лишневского при участии его постоянного сотрудника архитектора А. Л. Берлина и гражданского инженера Н. Н. Аистова220. Это один из самых поздних памятников петербургского модерна. Строго функциональная отличается жесткой геометрией объемов и плоскостей. Диктату прямого угла подчинены и общая структура семиэтажного блока, и ее элементы. Лишь большие полуциркульные окна, цилиндрические эркеры и скругленный угол здания смягчают риторическую прямолинейность форм, но и они имеют геометрически четкие очертания.

На асимметричном фасаде по Литовскому проспекту выделена гигантским обрамлением с аттиком лестничная клетка. В Петербурге — в отличие от Москвы — лестницы редко проецировались на внешнюю сторону здания, как правило, они ориентированы во дворы. Правда, Лишневский уже выводил лестничную клетку на фасад — в доме Э. Л. Петерсона на том же проспекте, 125/2 (1906). В его композиции он обыграл типичные для «северного» модерна сочетания балконов, эркеров и щипцов, выступающих и западающих частей. Протяженный симметричный дома Сагалова, обращенный в Свечной переулок, 27, пластически разработан пятиэтажными эркерами и вертикальными рядами лоджий. Над зданием вздымается пирамидальная крыша, а изначально из нее вырастала башня круглого сечения, рассчитанная на восприятие издали, в перспективе проспекта.

Декор фасадов, покрытых цементной штукатуркой, сведен к минимуму. Тем значительнее роль рельефов, завершающих лопатки лестничной клетки. Склоненные мужские фигуры обобщенно стилизованы и уверенно вкомпонованы в квадратные «капители». Лопатки-пилоны нижних этажей оштукатурены под каменную щепу. На них насажены нарочито архаичные мужские и женские маски. Грубоватая моделировка изображений по-своему выразительна, а их волосы и бороды закручиваются наподобие волют. Из стены (со стороны переулка) высовываются львиные морды.

Лишневский не раз обращался к «северному» модерну. Сагалова — наглядная иллюстрация финских влияний в петербургской архитектуре. У него есть совершенно конкретный прототип — дом Пие- тинена в Выборге, на вокзальной площади, сооруженный в 1908 г. архитекторами Б. Юнгом и О. Бомансоном. Фасады его спроектировал знаменитый Армас Линдгрен. От выборгского образца Лишневский позаимствовал и композиционные приемы, и многие детали. Это — решение верхней части угла здания с висячими парными лопатками и тройными щелевидными окнами, кубовидная надстройка, полуциркульные проемы в «перспективных» обрамлениях, тяги с зубчиками, округлые эркеры с колонками наверху (только у Лишневского они увеличены до пяти этажей). Наконец, это характерные лопатки нижних этажей, завершенные масками, и горельефные морды львиц над въездом во двор.

Сооружение Лишневского откровенно подражательно, это набор слегка перефразированных цитат, взятых из одного источника. Но в целом оно не повторяет прототип. Дому Сагалова свойственна несомненная цельность. В нем отчетливо выражена устремления зрелого модерна к строгой целесообразности, лаконизму и простоте, геометризации форм.