Падение Берлинской стены ознаменовало окончание сорокалетней эпохи разделения континента, страны и города. В Западном Берлине в 1984 году осуществлялась программа «международного строительного установления» (Internationale Bauausstellung, IBA), которая явилась широчайшим выражением европейского постмодернизма. В нее не были включены проекты, не соответствовавшие планам будущего слияния Восточного и Западного Берлина. В то время такой подход представлялся экстравагантным отрицанием реального положения вещей, но он явился пророческим, когда в 1989 году Берлин и Германия стали быстрыми темпами двигаться к объединению. Предусмотренный программой IBA критическая концепция реконструкции города легла в основание новых связей Востока и Запада. Ее воплощением стали Фридрихштрассе и ее окрестности. Архитекторы Макс Дудлер и Ханс Колльхофф предложили строгий вариант Stadtreparatur («городского ремонта»), центральной для IBA идеи.

Берлин был не первым и не единственным городом, где начали возводиться с очень символичной архитектурой. 1980-е годы оставили свой след в Париже в виде grands projets, осуществленных по инициативе тогдашнего президента страны Франсуа Миттерана. К сооружениям этого же рода можно отнести Дворец Тысячелетия в Гринвиче, созданный по проекту Ричарда Роджерса, хотя он и не вызвал такого же общественного резонанса, как парижские проекты. Наиболее впечатляющим образчиком такой архитектуры явился музей Іуїтенхейма в Бильбао архитектора Френка Гери. Эта послужила моделью обновления обветшавших городов и районов во всей Бвропе. Часто ключевой характеристикой обновления такого типа бывает преобразование прежних портовых или промышленных зон в жилые и рабочие кварталы, причем в этом процессе делается на возведение культурных объектов и создание общественного пространства. В таком духе трансформировались Лондон, Ливерпуль, Роттердам, Амстердам, Маастрихт, Ікмбург, Эссен, Копенгаген, Таллин и многие другие города, обретшие новую притягательность во многом благодаря качеству и разнообразию их архитектуры.