Значительную роль в истории Переднего Востока XV в. играли государства Ширваншахов, Кара- и Ак-коюнлу. Ширван охватывал земли «от пределов Шеки до Баб-ал-Абваба со всеми городами» (Мир- хонд). Основным ядром государства Кара- и Ак-коюнлу был Южный Азербайджан, до Куры на севере, включавший значительные области Закавказья, а также Диарбекир, арабский и персидский Ирак, Луристан, Фарс и Кирман.

Евразийские торговые пути по-прежнему пролегали преимущественно через южные области страны, в связи с чем свое значение сохранили Тебриз, Марага, Арде- биль и другие города. На севере широкую известность нефтью, солью, шафраном и ткацким производством приобрел Баку, затмив столицу Ширвана — Шемаху и основной порт на Каспии — Дербент. Шемаху прославил «самый лучший шелк», который вывозился во многие города Востока и Запада. Шелковыми тканями славилась Ганд- жа, а Нахичевань была известна художественными изделиями из дерева и керамики. Как и прежде, исключительное место в экономике страны занимал Тебриз, значение которого еще более возросло после разрушения Астрахани и Багдада. Географическое положение Азербайджана, природные богатства, относительно высокий уровень развития производительных сил, а также внешнеполитическая обстановка, которая объединяла ряд европейских и азиатских государств, обусловили расширение и укрепление торговых и дипломатических связей. Во второй половине XV в. установились дипломатические отношения между Ширваном и Русью.

Подъем экономики вызвал размах строительства. Однако архитектурная практика того времени связана не столько с возникновением принципиально новых приемов композиции, архитектурных форм и конструкций, сколько с совершенствованием ранее сложившихся. Об особенностях архитектурного развития страны позволяют судить памятники зодчества, среди которых выделяется дворцовый ансамбль в Баку.

Существенно разнятся виды мемориальных сооружений. Наряду с башенными и кубическими мавзолеями, широко представленными в строительстве предшествующего времени, возникли новые виды, для которых характерно расширение функций здания, вызвавшее развитие и усложнение планов. Группа «купольных гробниц» включает различные сооружения — усыпальницу Ширваншахов в Баку, скальную гробницу в Маразах и имарет в сел. Балахана. В архитектурном облике башенных и кубических мавзолеев проявились черты, присущие новому этапу архитектурного развития. Тор

говые связи Ширвана вызвали большого количества рабатов, овда- нов, крытых рынков. Купеческие подворья служили также местом торговых сделок. Купцы из одного и того же города обычно создавали в каком-либо караван-сарае центр своеобразного землячества, чем и объясняются их и поныне бытующие наименования — тебризский, индийский и т. д.

Назначение караван-сараев определило устойчивость вошедшего в традицию плана, широко распространенного в строительстве многих стран Переднего Востока. Замкнутый, обычно прямоугольный, просторный двор, иногда с бассейном — хаузом — в центре обрамлен небольшими однотипными помещениями — ячейками, располагавшимися в один-два яруса. Внешний вид караван-сараев сохранял черты оборонительных сооружений — глухие стены с массивными башнеобразными выступами, повышенные надвратные части с хорошо защищенными воротами. Караван-сараи у речных переправ порой располагались в береговых устоях мостов. В каждом отдельном случае упрочившаяся схема организации приобретала особенности, связанные с конкретными условиями строительства. Как правило, караван-сарай располагал колодцем или водохранилищем — овданом.

В XV в. завершился один из длительных этапов развития различных типов зданий. Особую отточенность, а подчас и изысканность приобрели черты, уже встречавшиеся в архитектуре XIV в. Парадность и торжественность архитектурного облика общественных, культовых, мемориальных и дворцовых сооружений возросла благодаря

совершенствованию приемов композиции и обогащению средств архитектурного убранства. Акцентируемые порталы еще не утрачивают тектонической связи со зданием и не превращаются в самостоятельную архитектурно-декоративную форму, но для XV в. уже свойственно их выделение всеми средствами архитектурно-художественной выразительности.

Пространственным композициям присуща монументальность и подчеркнутая статичность, определяемая архитектурным строем и характером пропорционирования. Локальные условия строительства диктовали выбор симметричного или асимметричного решения. Первое избиралось при «островном» положении зданий, второе — в тех случаях, когда здание размещалось в более или менее плотно застроенном районе.

По-прежнему примечательны обусловленность членений фасадов организацией внутреннего пространства и тектоничность архитектурных форм. Помимо объема и формы, портальные композиции подчеркивались трактовкой арочных проемов со сложными сталактитовыми заполнениями конх, эффектными перепадами рельефа и живописными контрастами светотени. Широко применялись курватуры, устранявшие зрительные искажения архитектурных форм. Богата и многообразна орнаментика. Наряду с многоцветными изразцовыми выкладками не менее распространена художественная резьба по камню, концентрировавшаяся в наиболее ответственных местах. Живописный растительный орнамент почти повсеместно вытеснил четкие геометрические узоры.

Изучение сооружений дворцового ансамбля Ширваншахов в Баку (дворец, диван-хане, так называемая старая мечеть, мавзолей «дервиша», восточный портал, дворцовая мечеть, усыпальница, баня и ов- дан), группирующихся вокруг расположенных в различных уровнях дворов, позволило установить особености его формирования и очередность строительства. Ансамбль возник на издревле обжитом холме бакинской Крепости, выбор которого объясняет его исключительно выигрышное местоположение — близость к превосходной естественной гавани, обеспеченность водой, широкий обзор окрестностей.

Застройка сложной по рельефу небольшой территории не была подчинена единому архитектурному замыслу. Однако при строительстве сооружений, которое, кстати, велось с небольшим разрывом во времени, зодчие учитывали назначение каждого и функциональную связь между ними, а также целостность постепенно слагавшегося архитектурного ансамбля. Живописность сочетания большого числа геометрически четких архитектурных объемов отнюдь не хаотична. Постепенно создавался ряд замкнутых, последовательно раскрывающихся архитектурных перспектив. Художественная целостность ансамбля определяется не только продуманностью расстановки отдельных зданий, но и стилистическим единством, присущим ширванскому архитектурному кругу.

Значительная часть дворцовой территории ныне окружена крепостными стенами, частично возведенными в середине XIX в. Есть сведения о связи ее с улицами города. Можно предполагать, что ранее стены охватывали значительно большую территорию, позволяя разместить помещения для челяди и служб. Верхний двор, связанный с зданиями дворца и диван-хане, предназначался для официальных церемоний. Нижний двор обладал интимным характером. Его восточная часть, к которой обращена дворцовая мечеть и усыпальница, использовалась для более торжественных случаев, не

жели второй участок с входом в женскую молельню мечети и на территорию бани и овдана. Трудно установить назначение южного двора. На нем располагались ныне несуществующие мечеть с примыкающим к ней мавзолеем Яхья Бакуви. С улицы во двор вел проход, в XVI в. подчеркнутый монументальным порталом восточных ворот. Из первого этажа дворца в южный двор сделаны второстепенные выходы. Лестница с «ползучим» сводом соединяла его с верхним дворцом, а пологий пандус вел к восточному порталу дворцовой мечети и проходу на нижний двор.

В идентичной планировке двух этажей сложной конфигурации здания дворца более пятидесяти помещений. Этажи соединялись тремя узкими винтовыми лестницами в толще стен. Главный зал связан с остальными помещениями небольшим восьмиугольным залом, служившим вестибюлем. Четыре проема из него вели в различные помещения, а два —к лестницам. Комнаты первого этажа, видимо, имели служебное назначение, в то время как помещения второго этажа были парадными. Среди них выделяются южный и восточный залы с «фонарями», откуда открывалась великолепная панорама залива. Уступчатый абрис плана объясняется стремлением зодчего к возможно большей освещенности помещений. Этой цели служили и двусветные окна верхнего этажа, характерные для жилых зданий Апшерона.