Основные трудности встают перед проектировщиком при работе с задачей «участие зрителя в сценическом действии».

Начать с того, что в наши дни почти вся среда центральных районов города представляет собой сплошной праздник красок, огней, сменяющих друг друга сценок городской жизни, многократно усиленных направленным освещением, ежеминутной сменой реклам и вывесок, сутолокой и яркостью форм городского движения. И попавшие сюда люди являются одновременно и актерами, и зрителями этого нескончаемого «театра без границ».

Такой является не столько местом проживания или реализации утилитарно-практических функций, сколько системой зрелищ, местом праздников и разного рода ритуальных мероприятий. Что отражается и на его пространственном проектировании, но в первую очередь — на комплексе дизайнерского оснащения среды.

Некоторые из разворачивающихся здесь зрелищ имеют давние исторические корни, вроде красочных «шахматных ристалищ» на площадях средневековых городов. Или — проводимых с века знаменитых скачек «Па- лио» на улицах Сиены, в которых принимают участие разодетые «по-старинному» потомки когда-то конкурировавших между собой ремесленников разных цехов. Некоторые — еще только встраиваются в жизнь города, как те же театральные фестивали или праздники типа «День города». Но и тем, и другим необходимы специфические пространственные и дизайнерские приемы формирования средовых комплексов. Тем более, что тенденция «постоянного праздника» становится все активнее, требуя от проектировщика все больше средств и умений.

Принципиально варианты приспособления среды к «праздничности» городских процессов составляют два направления: пространства, предусмотренные специально и формируемые «к случаю». Но суть организации обоих направлений — распределение элементов зрелища (праздника) по площади объекта таким образом, чтобы каждому участнику досталась его доля впечатлений. Только в первом направлении городская среда «нарочно» и «навсегда» обставлена объемно-пространственными условиями для проведения соответствующих мероприятий: выделением планировочных зон с использованием рельефа отведенных для этого площадок, постоянным приборным оснащением нужд зрелища и т.д. Так, как это сделано в Париже на набережной Искусств, где в рельефе каменного покрытия выстроена цепочка разделенных газонами и скульптурами миниатюрных — диаметром около 25 м — танцплощадок, окаймленных амфитеатром скамей, проходами, имеющими сходы к реке, и т.д.

Во втором случае заранее выстроенных капитальных скамей, подъемов сцены и т.п. — нет. Они появляются только во время действа либо как следствие «стихийного» зонирования пространства праздничной толпой, либо после установки разного рода переносных ограждений и других временных конструкций, нужных «театральному» хеппенингу. Именно так — всякий раз по другому — располагаются места и устанавливается сцена (с соответствующими осветительными и аудиоустановками) для периодических световых шоу и концертов, которые проходят у подножия комплекса пирамид в Гизе. Именно так — за счет временных палаток и балаганов — обустраиваются венецианские карнавалы. И именно оборудование — убранные цветами платформы грузовиков с фантастическими декорациями на них и танцующими там же участниками шествия — составляет главный интерес оформления латиноамериканских карнавалов.

В наши дни ни одна городская площадь, ни один не гарантированы от того, что их станет местом митингов, показа мод или театральных представлений. Но чаще устраивает для этих целей специально оборудованные сценические площадки, где театрализованная суета практически постоянна: площадь перед центром Помпиду, террасы у фонтанов Дворца Шайо в Париже, парк Пратер в Вене, Старомястская площадь в Праге, где калейдоскоп сменяющих друг друга акробатических представлений, конкурсов на лучший или просто песен под гитару кружит целыми днями. И каждый может принять в нем участие и лично, и как зритель.

Иначе говоря, полноценное устройство масштабных театрализованных мероприятий требует, по крайней мере, трех слагаемых:

• хорошо разработанного сценария, предусматривающего активную реакцию зрителя (участника) на ключевые моменты представления;

• организационной работы с этими участниками: выдачу или продажу им гирлянд, карнавальных масок, плакатов или другого «реквизита» (что связано с массой «подсобных» работ, от проектирования аксессуаров задуманного действия до их складирования и продажи, не говоря уже о сопутствующей торговле водой, сладостями, мороженым и пр.);

• проектирования и применения специального оборудования, обеспечивающего нормальный ход сценического действия, от технологического (освещение, экраны, декорации, мониторы и пр.) до возведения сценической площадки с ее кулисами, задниками и микрофонами .

И все это — на фоне органичного включения в зрелище капитальных форм существующей среды: архитектуры, мачт освещения, деревьев и прочего, трактованных — вкупе с временными формами — как события прежде всего пространственные, предоставляющие зрелищу удобное для него место.

Что превращает театрализованной среды в особый тип творчества, синтезирующий труд художников, сценаристов, декораторов и других специалистов, привязывающих свою работу к пространственным идеям средовой сценографии. Т.е. — подчиняющих свои интересы единому замыслу лиц, выступающих с позиций архитектора-дизайнера, независимо от того, кем они являются официально — продюсерами, режиссерами или сценографами.

Другое направление «раскачивания» традиционных целей средоформирования в современном городе — вызванных социальнотехнической перестройкой быта жителей города. Они чрезвычайно разнообразны и далеко не всегда зримо отражаются на пространственных характеристиках среды. Но у всех есть общая черта — свобода в выборе линии поведения, нонконформизм.