Несмотря на ограниченное применение, поливная керамика того времени была на самом высоком уровне. Материалы куполов и сводов,,как правило, идентичны с материалом стен. Каменные купольно-сводчатые сооружения XVI—XIX вв. — это в основном памятники Апшерона. Здесь пролеты небольшие до 5—6 м. Кладка сводов велась горизонтальными рядами, параллельно длинной стороне свода. Каменные купола также складывались горизонтальными рядами, с уменьшением размера рядов к вершине. Сохранившиеся кирпичные купола имеют более значительные размеры. Так, диаметр купола кировабадской джума-мечети равен 14 м. Большие кирпичные купола возводились и над центральными узлами крытых рынков.

Плановое решение, конструктивная схема и архитектурная композиция сооружений того времени тесно связаны друг с другом. Эта черта особенно хорошо выявляется на анализе плановой структуры и конструктивной схемы девятичастных в плане помещений, обычных для апше- ронских мечетей XVII в. В этой плановой схеме достигается. наилучшая связанность всех элементов конструкции — держащие купол опоры прочно связываются со стеной обычно посредством сводов. Таким образом, распоры перекрытий передаются на стены, которые работают вместе со связанными с ними конструкциями. Такая схема, несомненно, надежна и с точки зрения сейсмостойкости. Различные варианты такой схемы были широко распространены не только в культовом строительстве, но и, в частности, в банях. В банях, однако, редко встречаются отдельно стоящие опоры, а купол покоится на массиве, образуемом между примыкаемыми к центральному пространству глубокими нишами.

Крупнейшими городами Азербайджана в рассматриваемый период были Тебриз, Ардебиль, Ганджа, Шемаха, Баку, Нахичевань. Большое значение в изучении градостроительства XVI—XVII вв. имеют планы Баку, Ганджи и Шемахи, Нахичевани и Шеки, составленные в XVIII и начале XIX вв. русскими военными инженерами. Материалы позволяют охарактеризовать состояние градостроительства в Азербайджане в XVII в. как наиболее показательном из изучаемых столетий.

На структуру городов того времени и характер их застройки влияли следующие факторы: феодальный уклад общества, беспрерывные военные действия, ремесленно-торговое направление их экономики при сохранении частью городского населения связей с сельским хозяйством. Если эти факторы определяли общие черты городов, то природные и конкретные исторические условия порождали их различия, сообщая городам индивидуальные черты.

Феодальным строем объясняется наличие почти во всех городах цитадели; дворцовый комплекс и укрепления — главные компоненты этой части городов. В Азербайджане в XVI—XVIII вв. они известны под названием ичери или ич гала (внутренняя крепость), иногда,бала гала (малая или верхняя крепость) или же арк (так называлась цитадель Тебриза). Второй, главной частью городов была располагаемая вокруг цитадели застройка, т. е. собственно город, который в Средней Азии называется шахристаном. Эти части в большинстве городов обносились крепостными стенами. Однако почти во всех городах застройка выходила и за крепостные стены, где селилось население, связанное с сельским хозяйством, извозным делом, а также с торговлей. Эти поселения назывались обычно байыр-шехер. Если крепость, цитадель и другие общего назначения элементы городов в какой-то мере возникали в результате единовременных градостроительных мероприятий, то жилые районы складывались стихийно и медленно. Жилая застройка в городах того времени была обращена на улицу глухими фасадами.

Основная часть территории городов делилась на кварталы — махалле, что диктовалось в первую очередь социально-экономическими причинами. Жители махалле входили в общины, определявшиеся по социальному положению, по ремеслу и иногда по принципу землячества — главным образом при переселении из других городов страны. Формированию махалле в градостроительные единицы способствовало сооружение в них кроме жилищ, бань, мечетей, водоснабжающих устройств и др.

В связи с тем что в городах вели в основном отдельные феодалы и частные лица, а не городские общины, то благоустройство улиц и площадей города занимало второстепенное место. Центральная власть стремилась придать представительность лишь некоторым комплексам в Ардебиле, Тебризе и Гандже и благоустроить их территорию. Больше внимания уделялось озеленению и водоснабжению городов. Наряду с многочисленными дворовыми садами имелись зеленые массивы общего пользования в Тебризе, Шемахе, Гандже, Ардебиле, Нахичевани, а также встречались насаждения на центральных улицах и площадях, которые служили в первую очередь для создания тени. Путешественники с восхищением гово: рят о таких озелененных аллеях в Ардебиле и в Гандже.

Водоснабжение находилось на довольно высоком уровне. Оно осуществлялось по двум системам. В городах с развитым садоводством (а их было большинство) для обеспечения поливной водой устраивалась система небольших отводных от рек каналов — арыков. Ими охватывалось подавляющее большинство домов. Питьевой же водой города снабжались, как правило, системой кягризных водопроводов — подземных каналов, по которым вода подводилась в город зачастую из довольно далеких горных источников. Кягризы были в Тебризе, Ардебиле, Гандже, Шемахе и др. Кроме этих основных источников водоснабжения, в городах устраивались колодцы и водохранилища типа овдан или йер- дан.

Города Азербайджана являлись центрами не только торговли, но и ремесленной промышленности. Таким образом, развитие градостроительства в XVII в. было обусловлено соответствующими экономическими условиями. Более или менее значительные градостроительные мероприятия связывались с сооружением крупных культовых или торгово-складских комплексов— караван-сараев, рынков и др. В отдельных случаях центральные культовые и торгово-рыночные сооружения составляли единый комплекс. Такие комплексы способствовали созданию центральных площадей и формированию основных магистралей. Остальная же территория города представляла собой малоорганизованную сетку улиц.

Центры городов в XVII в. составляли торгово-рыночные комплексы. Значительное влияние на характер планировки городов Азербайджана того времени продолжают оказывать нужды обороны городов. Обнесенная крепостными стенами территория города была затеснена, что обусловливало плотную застройку и внутри крепости. Значительное велось также вне крепостных стен; характер этой застройки был различен в каждом городе, но в целом ей была свойственна полная свобода в размещении.

Тебриз в XVI—XVIII вв. пережил три периода в своем развитии. Первый — от начала до середины XVI в., когда он как столица сефевидского государства и крупнейший город Передней Азии не только сохранил свой выдающийся архитектурный облик, невзирая на военные действия, но и обогатил его. Население города в тот

период составляло не менее 300 тыс. человек. Второй период, после перенесения столицы из Тебриза, охватывает середину XVI — конец XVII вв. Несмотря на частые разрушения в связи, с военными действиями, Тебриз сохранял облик перворазрядного города. Третий период — время упадка, связанного с общим упадком экономической жизни в странах Передней Азии, ослаблением сефевидского государства и с дальнейшими феодальными междоусобицами в Иране.

Для градостроительной структуры Тебриза была характерна замкнутость махал- ле, зачастую отделявшихся специальными воротами. В. сложении величественного облика центральных районов города первостепенную роль играли культовые сооружения. Это единогласно отмечают все источники. По данным Эвлия Челеби, посетившего город в 50-х годах XVII в., в Тебризе насчитывалось 320 культовых зданий. В нем было очень много торговых сооружений. Тебриз того времени — город многочисленных садов, дворовых садиков и озелененных мест для гуляний. Эвлия Челеби особо останавливается на описании аллей шейха Сефи — места проведения общественных сборов, конных и спортивных состязаний. Немаловажное место занимали устройства, связанные с водоснабжением Тебриза. Воду в город подводили 900 кяг- ризов. Эвлия Челеби говорит о чистоте основных улиц и площадей города.

Ардебиль — город средней величины, отличавшийся свободной планировкой и довольно высоким для того времени уровнем благоустройства. Отсутствие в нем укреплений позволяло избегнуть крайней скученности застройки. На планировку города оказывала влияние протекавшая через него речка, из которой отходили многочисленные каналы для орошения садов. Улицы города были обсажены деревьями.

В период правления Сефевидов комплекс шейха Сефи был подлинным градообразующим фактором Ардебиля. Это выразилось не только в том, что он организовывал целый район города и имел немаловажное экономическое значение, но и в том, что был религиозным центром, привлекавшим в Ардебиль тысячи людей.

Центр Ардебиля составляли крупная городская площадь — мейдан, и несколько широких улиц — Дарване, Гавач, Ниардавар, Кумбалан и Кафиркуче. Система этих улиц, река и площади образовывали довольно четко определившееся деление Ар- дебиля на ряд районов, внутри которых господствовали кривые, узкие улицы. Наряду с культовыми сооружениями, в центральных районах города располагались монетный двор, жилище хана, здание, предназначенное для послов — Мехман- хане, госпиталь — Дар-ул-шифа, бани и караван-сараи. К главной площади Арде- биля, на которой размещались большие городские комплексы, тяготели все основные общественные сооружения. Непосредственно за площадью находился крытый рынок, большое четырехугольное, перекрытое куполом здание — кейсарие. Ардебиль имел хорошо налаженное водоснабжение, обильно получая хорошую питьевую воду из кяг- ризов, подводивших ее с горы Савалан.

О градостроительной структуре Баку известно из исторических источников и сообщений путешественников. После XVI в., являвшегося для Баку временем застоя, в XVII в. в городе строились, в основном, караван-сараи и другие связанные с торговлей сооружения. Это привело к перемещению центра города в его торговую часть. В XVII в. сильно развился форштадт города, где располагалась окруженная стенами цитадель правителя.

Несмотря на падение прежнего значения, Ганджа (ныне Кировабад) оставалась значительным городом Азербайджана и к концу XVII в. превосходила по численности населения и по занимаемой территории все другие города Северного Азербайджана. Город имел многочисленные сады. Застройка внутри крепости, хотя и была скученной, отличалась правильной планировкой. Центральный комплекс города, состоявший из джума-мечети и сгруппированных вокруг огромной площади торгово-рыночных сооружений, служил одним из лучших примеров градостроительных начинаний в Азербайджане XVII в.