И. Фэй Джонс был американским архитектором и помощником Фрэнка Ллойда Райта. Его работы поддерживали и развивали «органическую архитектуру» Райта, идеальный дизайн, при котором стиль здания интегрируется с потребностями обитателей и особенностями окружающего ландшафта.

Вместе с Морисом Дженнингсом Джонс построил несколько часовен, самая большая из которых часовня Скайроуз в Уиттиере, штат Калифорния. Заказчиком часовни был крупный крематорий Ро- уз-хиллз в окрестностях Лос-Анджелеса. Фирма «Дженнингс энд Джонс» создала монументальные конструкции за счет использования всевозможных пород дерева, в данном случае ели. И хотя изначально эклектический характер проекта не определял выбор именно этого материала, со временем дерево стало отличительной чертой культовых сооружений.

Часовня Скайроуз в профиль почти треугольная, широкий центральный неф обрамляют с двух сторон боковые приделы, которые освещаются через центральную часть стеклянной кровли. Восточная сторона имеет большую стеклянную стену, что позволяет размещать гробы перед алтарем, откуда открываются перспективные виды на Лос- Анджелес.

С другой стороны нефа массивные деревянные колонны поднимаются до потолка, а поперечные связки между ними гораздо меньшего размера. Здесь Джонс разработал систему, которую назвал «активная противоположность», на создание которой его вдохновили каменные подпорные арки, поддерживающие стены готических соборов. Это

уравновешивает внешнее давление стен за счет подкрепления их внешними опорами. Поскольку деревянные фермы удерживают элементы в напряженном и сжатом состоянии, Джонс смог использовать поперечные связки для скрепления всей структуры изнутри — то есть они и представляют собой «активную противоположность» арок. Эта работа уникальна тем, что делает фермы центральной деталью дизайна. 26-метровый свод уводит взгляд к перемешанным поперечным связкам, напоминающим полог леса. Они соединены вместе стальными муфтами с полым сердечником, что создает пустоту вдоль центральной линии свода.

С помощью этих тонких решетчатых деревянных элементов создается впечатление строгой симметрии всей композиции. В этом плане часовня Скайроуз только частично напоминает «органическую архитектуру», как ее представляли себе или братья Грин, поскольку, хотя она и органическая по материалу, по форме она монументальная.

Совсем иная «органичность» достигнута в Прайс- резиденс, в Корона-дель-Мар, Калифорния. Это действительно причудливая и оригинальная работа из дерева, предназначавшаяся для одного из самых известных заказчиков XX в. Джо Прайс впервые стал заказывать архитекторам проекты зданий, когда убедил отца нанять Фрэнка Ллойда Райта для строительства ставшей знаменитой башни Прайс-тауэр в Бартлсвилле, Оклахома. После этого продолжил проектировать дома для семейства Прайс в Бартлсвилле и Фениксе, Аризона. Однако, когда дело дошло до строительства собственного дома Джо Прайса, он предпочел нанять ученика Райта, независимого архитектора Брюса Гоффа. После смерти Гоффа Прайс переехал в Калифорнию, где заказал помощнику Гоффа, Барту Принсу, построить дом в стиле Гоффа.

Прайс-резиденс, как кажется на первый взгляд, расположен в каком-то тупике, не поддающемуся описанию, в окрестностях города. Но на самом деле он находится на скалах, с которых открываются прекрасные виды на Тихий океан. Здесь практически нет ничего стандартного, каждый элемент сделан на заказ. Внутри дома, начиная от улицы, помещения следуют одно за другим, при этом каждое последующее более укромное, чем предыдущее.

Позади подъездной дорожки ко входной двери ведет череда лестниц как круговой, так и спиральной форм. Сверху находится офис Джо Прайса, стены и потолок которого выполнены из слоев орегонской пихты с вертикальными волокнами, и эти слои выступают из стен и потолка в виде серии арок. Большой стол и корзина для мусора изготовлены из фанеры карельской березы, а офисные стулья из древесины клена.

Сидя за столом, хозяин офиса может открыть потайную дверь и пригласить посетителей в комнату для развлечений и бар, которые располагаются над плавательным бассейном в виде следующих один за другим трех связанных между собой «деревянных отсеков». Эти «отсеки» поддерживаются составными колоннами, сделанными из клееных брусов из орегонской пихты, окружающих скрытый воздуховод. Элементы колонн деревянные, но соединения из нержавеющей стали, и петли соединений скрыты деревянными шпонками. Тонкая медная пластина, проходящая по всей дли

не элемента, создает впечатление, что в дереве имеются металлические прокладки, но на самом деле это не так, поскольку полоса занимает только желоб размером 0,6 см. Это просто деревянная рама с металлическими соединениями. В данном случае порода дерева подбиралась из соображений безопасности и эстетики. Местечко Корона-дель- Мар находится прямо в зоне калифорнийского разлома, и Прайс предпочел деревянную не только потому, что ей можно было придать понравившуюся форму, но еще и из-за угрозы землетрясений. Кроме того, из соображений противопожарной безопасности кровля была изготовлена из воздухонепроницаемых, прочных, ламинированных деревянных элементов. Получилась массивная деревянная «тарелка», накрывающая весь дом. Выбор древесины также позволяет создавать различные поверхности интерьера. Там, где «отсеки» соединяются между собой, стороны оставлены открытыми, а структурные элементы составляют остов арок.

И наконец, кого-то из гостей можно пригласить пройти вниз через потайную дверь в приемной. Отсюда к бассейну спускается спиральная лестница, огибающая составную колонну, поддерживающую «отсек». Вокруг бассейна размещаются гостиная, кухня и комната для развлечений. Формы этих комнат определяют располагающиеся над ними «отсеки», выполняющие роль огромных зонтиков, а расстояния между «отсеками» позволяют солнечному свету проникать в комнаты. Последнее и самое укромное помещение спрятано за потайной дверью, ведущей в нижний этаж дальше по склону, где Принс спроектировал галерею с видом на море. Рядом с галереей японский Кисё Куракава спроектировал для Джо Прайса чайный домик, который строили приезжие японские мастера.

Ряд американских архитекторов определенно унаследовали от Райта его решимость создавать архитектурные творения одновременно и модернистские, и строго индивидуальные.