В Братском соборе Старцев сохраняет угловые пилястры, а в Никольском заменяет их полуколоннами на высоких пьедесталах, зрительно поддерживающими с фризом. Так в строительстве Приднепровской Украины появился ордер. Осип Старцев, взяв за образец украинские здания, создал произведения в духе местных традиций. Крупному московскому архитектору не трудно было понять стиль и построение украинского зодчества, тем более, что к моменту расцвета его творчества существовал оживленный обмен культурными ценностями между Россией и Украиной.

По-иному, чем в Поднепровье и Левобережье, протекала архитектурно-строительная деятельность в западных землях Украины, находившихся почти до конца XVIII в. под властью шляхетской Польши. В конце XVII — начале XVIII столетия на Правобережье строили мало. Правда, в отдельных магнатских поместьях иногда велось руками заезжих мастеров. Но в целом же экономика этих районов была в состоянии упадка, что препятствовало строительству в крупных масштабах.

Если в восточных частях Украины была наделена чертами самобытности и яркого своеобразия, то архитектура западных районов выглядит иначе. Колонизаторская политика шляхты, естественно, приводила к подавлению национальной украинской культуры и к распространению западных архитектурных форм. Поскольку шляхта принадлежала к римско-католической церкви, то, естественно, она насаждала распространенные по всей католической Европе формы барочной архитектуры. И сейчас еще на фоне типично украинского пейзажа высятся барочные, с готическими чертами костелы в Виннице, Бердичеве, Мед- жибоже и других местах. Такие сооружения, как бы сами по себе ни были они значительны, йе относятся к сфере украинской национальной архитектуры.

Примеры синтеза архитектуры со скульптурой в практике строительства Левобережья и Поднепровья в XVII — начале XVIII в. крайне немногочисленны. в архитектуре была более распространена. О монументальной живописи в украинской архитектуре XVII в. довольно много говорится в записках Павла Алеппского; он указывает, что стены почти всех виденных им, в основном деревянных, церквей были внутри покрыты росписями, и сообщает, что в Киеве «среди казацких живописцев есть много искусных мастеров, которые обладают большой изобретательностью ума в изображении людей как они есть». Сочетание народных сочных архитектурных форм с реалистической манерой живописи — таковы отличительные черты этого синтеза. Это можно видеть на примере сохранившейся росписи Троицкой церкви Киево-Печерской лавры. Эта живопись — вполне светская по манере письма, наделена чертами местного национального колорита.

На Украине был распространен прием использования живописи в виде так называемых парсун и колтрин, т. е. портретных изображений на холсте, коже и дереве, помещаемых в зданиях общественного назначения, в том числе культовых. Известно, что в несуществующей субботовской церкви, в которой был похоронен погибший в. бою сын Хмельницкого Тимофей, висел портрет последнего. Портрет самого Богдана Хмельницкого после его смерти находился в Ильинской церкви в Субботове, где он был похоронен.

В XVII—XVIII вв. украинские зодчие создали множество иконостасов, являющихся настоящими произведениями искусства. Особенно замечательными были иконостасы в Елецком и Троицком соборах в Чернигове, Софийском, Никольском, Братском и Лаврском соборах в Киеве, а также Сорочинской, Лютенской, Роменской и других церквах.

В XVII в. и примерно в первой трети XVIII в. декоративное убранство фасадов выполнялось в кирпиче. Декорирование плоскостей и объемов с помощью лепки получает распространение с 30-х гг. XVIII в. и достигает очень высокого художественного уровня.

Из обзора украинской архитектуры второй половины XVII — начала XVIII в. видно, что украинские зодчие, развивая накопившиеся веками традиции, с большим мастерством создавали новые типы зданий исполненные национального своеобразия. Украинской архитектуре того времени не было чуждо и западноевропейское зодчество, приемы которого осваивались применительно к местным условиям. В этом процессе обновления и совершенствования зодчества особая роль принадлежит взаимному контакту с русской архитектурой, благотворное влияние которой очевидно.