Принципы создания архитектурного проекта (и любого художественного произведения) в современном мире отличаются от творческих методов, которыми владели мастера предшествовавших эпох. Художественное творчество на данном этапе эволюции имеет иные цели, само мышление людей сильно изменилось.

Это главное, что теперь отличает процесс работы над произведением искусства (особенно в сравнении с Античностью). Во-первых, античный художник (в особенности эллинский) не мыслил свое творчество вне общей системы мировоззрения своего общества – речь идет в равной мере о религиозных и философских представлениях. Художники стремились отобразить в своих произведениях важнейшие общественные идеалы.

Идеалом был Человек богоподобной красоты, как понимали человека античные греки. И он же – образцовый Гражданин полиса, лучшей общественно-государственной системы в мире. Во-вторых, это осмысленный, во многом даже научный подход к решению поставленного вопроса. Передать красоту изображаемого предмета непросто, понять ее природу – гораздо сложнее.

От древних египтян греки унаследовали понимание, что гармония скрыта в пропорциях. Художественное творчество тесно смыкалось с математикой, суть которой заключалась в поисках мировой гармонии и общих для всего сущего закономерностей, имевших божественное начало. Понять пропорции человека, вычислить идеальные соразмерности лица и тела, всех частей и деталей – непростая задача.

Труд по составлению такого идеала взял на себя греческий скульптор Поликлет, ставший одним из ведущих художников греческой Классики. Сохранился «иллюстративный материал» к его утраченному теоретическому труду (он назывался «Канон») – это фигура Дорифора. Двигавшиеся по проложенному Поликлетом пути, скульпторы и художники греческой Классики могли точно сказать (если бы это потребовалось), как и почему они применили тот или иной прием, какой эффект они рассчитывали вызвать у зрителя.

Это знание ложилось в основу обучения следующих поколений художников. Сходные процессы происходили и в греческой архитектуре. Величайшим достижением в истории архитектуры стал ордер, к эпохе Классики уже превратившийся в целостную художественную систему. Пожалуй, главное достижение ордерного строя заключалось в том, что он мог обеспечить связь масштабов человека и архитектурного произведения – именно поэтому ордер столь долго считался основным способом обретения художественной гармонии.

Однако зодчие античной Греции шагнули значительно дальше в постижении глубин профессии. Они точно представляли себе особенности восприятия зрителя, включая несовершенство его глаза. Архитекторы умели корректировать свои произведения в соответствии с условиями восприятия (как при строительстве Афинского Акрополя). Мы видим также, что они способны были сугубо художественными методами «вести» зрителя, создавая через построение визуальных картин сложный сценарий движения по архитектурному ансамблю.

Это высший уровень мастерства архитектора. Становление этногосударственной системы позволяет ей влиять на международные отношения, что неизбежно ставит задачу самоидентификации. Государства создают особый архитектурный язык. Анализ его «словаря» и «понятийного аппарата» показывает, что семантически в нем заложены главные ценности этой цивилизации.

Также необходимо сформулировать своего рода программу – то, что может данная культура предложить человечеству в качестве универсальных ценностей в переводе на художественный язык. Последнее важно, когда мир подходит к порогу глобализации, что происходит на Земле не впервые. Государства, оспаривавшие право объединить ойкумену в античный период – изначально это Персия и Греция – выработали два различных архитектурных языка (и две различные формы власти, идеологии, мировоззрения и т.д.).

При этом Персия опиралась на наследие Ассирии и Вавилона, поскольку принадлежала к культуре Ближнего Востока. Греция использовала достижения других первичных цивилизаций – Египта и Крита. Военная победа Греции закрепила в античном мире главенство классической философии в качестве основы мировоззрения. Для европейской ветви цивилизации это означало господство рационалистического, научного, а позднее и позитивистского подхода к проблемам познания.

Римская империя по рационализму подходов к решению проблем в разных областях общественной жизни намного превзошла своих предшественников и учителей – греков. Это представляется особенно важным, поскольку именно Рим стал образцом для построения современной цивилизации Запада – ядра новой глобализации. При сравнении современных явлений глобализации со всеми предшествовавшими опытами можно заметить некоторые отличия.

В проходящих ныне процессах в гораздо меньшей степени можно ощутить религиозное начало, рационализм в механизме принятия решений все нарастает. Следует, вероятно, ставить вопрос об изменении целеполагающих основ в деятельности людей. Однако для нас интереснее изменение в деятельности архитектора в настоящее время и возможный прогноз на будущее.

Очевидно, что в своих произведениях практически перестал выражать такие идеи, как божественное начало мироздания (как в храмах Древнего мира), престиж божества или главы государства (как в древних дворцах и общественных сооружениях). Как ни странно, но и идеи наилучшего устройства общества в современной архитектуре прямое выражение находят редко.

Практически единственными основаниями для проектирования становятся технологическое задание и финансовые потоки. Средства образной и пластической выразительности объекта почти всецело отданы на усмотрение автора, они все более отделяются от теории проектирования, философских и эстетических построений и пр. В профессиональном образовании основой для подготовки специалиста становятся не опыт предшествовавших поколений, не наследование и продолжение традиций, а креативное начало, не обремененное никакими ограничениями.

Видимо, в этом же кроется причина нарастающего отрицания наследия (имеется в виду и нежелание увязывать архитектурные решения с памятниками, включать свои произведения в исторические ансамбли). Эти тенденции все более проявляется в современном проектировании, уничтожая историческое наследие.