Рингппрассе послужила учебным пособием по расширению для нескольких городов Центральной Европы. Например, для Загреба, где пространство, отделяющее центр города от железнодорожной ветки, заполнено сетью бульваров, садов и парков, проложенных и разбитых в форме зеленой подковы — в соответствии с венской моделью. Как и в Вене, эта крупная городская артерия обрамлена различными зданиями, в которых расположились офисы различных серьезных общественных организаций.

Городская экспансия, улиц и площадей требовали от местных властей соответствующей организации. Поэтому, начиная с середины девятнадцатого века, органы городского управления стали создавать у себя отделы общественных работ. В ведение этих отделов передавались вопросы проектирования, оформления, строительства и содержания городских общественных мест, то есть улиц, площадей и озелененных зон. Во многих случаях такая практика приводила к резкому разграничению частных и общественных владений и к соответствующему разделению юридической ответственности. Именно тогда на органы власти была возложена ответственность за состояние всех общественных мест.

Начиная с конца девятнадцатого столетия, городская инфраструктура, как наземная, так и подземная, непрерывно разрасталась. Вся она, от трамвайных путей и уличного освещения до канализационных систем, труб и проводов, предназначавшихся для подачи воды, газа и электричества, даже (это касалось некоторых крупных городов) туннелей метрополитена, часто рассматривалась как область ответственности архитектуры. И проекты здесь рассматривались самые разнообразные — и ранние творения Отто Вагнера, проектировщика железнодорожных станций в Вене, и парижские достижения Эктора Гимара, и монументальные станции Московского метрополитена, созданные в сталинскую эпоху, и станции метро в Милане, исполненные Франко Альбини, Франкой Хельг и архитектором и графическим дизайнером Бобом Ноордой в стиле «», а также недавние вторжения Норманна Фостера в Бильбао, Эдуарду Соугуди Моуры и Алвару Сизы в Порту.

Обрели свое материальное воплощение и всевозможные типы частично общественных владений, такие, например, как универмаги, которые в девятнадцатом веке открывали свои двери во всей Европе и во многих отношениях способствовали эмансипации женщин; ведь они могли не только приходить сюда за покупками, но и находить здесь для себя работу. Другие примеры частично общественных учреждений — кафе, рестораны и клубы, спортивные залы, крытые и открытые бассейны, театры и концертные залы, публичные библиотеки и музеи.