Соединение централизации и автономии, единства и многообразия — характерная черта архитектурного образа древнерусских городов.

Характерная черта архитектурного образа древнерусских городовЭта черта, в частности, отчетливо проявлялась в построении уличной сети. Улицы по отношению к зонированию играли в структуре города подчиненную роль. Основные улицы города были в первую очередь связками между отдельными важными объектами, между зонами города. Характерно изображение Пскова на иконе из часовни Владычнего Креста, где детально показаны стены и храмы города, а улицы тонкими линиями без всякой застройки соединяют эти объекты. Путь, среда не интересовали изографа (отсутствие сопротивления среды Д. Лихачев отмечает как специфическую черту древнерусской литературы). Благодаря связи главных улиц с центром и во всей сети наличествует центростремительная идея всеобщей связи с центром и подчинения ему. Но это связь с центром была связью довольно самостоятельных составных частей со своей внутренней жизнью и своей планировкой. Такая автономия могла быть при различных планировочных формах. В Новгороде это параллельные линии как бы отвернувшихся от главной дороги своей застройкой улиц.

Характерная черта архитектурного образа древнерусских городовКаждая — нечто самостоятельное, но связанное с центром только через посредство соединяющей их Пробойной. Иерархия улиц, в точности отражающая политическую организацию Новгорода (административными единицами которого были концы и улицы), имела, несомненно, композиционное значение, рассказывала градостроительным языком идею организационного построения города, идею для новгородцев очень важную, представляющуюся основой их демократии.

Характерная черта архитектурного образа древнерусских городовВ других городах сеть второстепенных улиц и переулков создавала между основными направлениями довольно сложное переплетение (в Москве, например, это участки к югу от Маросейки в Белом городе, между Пречистенкой и Арбатом и в районе Зачатьевских переулков — в Земляном). Этот сложный рисунок переулков, понятный только местным жителям, имел свое композиционное содержание: планировка как бы формировала интимный мирок местных жителей.
Характерная черта архитектурного образа древнерусских городов