Чем более реальное строительство превращается в процесс создания жесткой техногенной среды, все более напоминающей какую-то осуществленную антиутопию или одну из фантазий Шекли, тем больше архитекторов, художников-мыслителей ищут и будут искать выход в альтернативном творчестве. В чем-то очень близки к этому работы французского художника Эшера, который в своих архитектурных фантазиях решает философские вопросы осмысления существования человека, его мира, его пространства и движения.

Относительность продвижения, несовершенство и условность восприятия человеком своего места в мире превращают каждый из рисунков в небольшой трактат на избранную тему. Конечно, творчество Эшера скорее уже вне архитектурной профессии, но нельзя сказать, что его не влияют на процесс мышления того, кто их воспринимает. В этом смысле Эшер продолжает (или замыкает?) тот ряд, который составляют рисунки Леонардо, фантазии и Гонзаго, проекты-новации Клода Леду, «архитекторы» Малевича, макеты Татлина, монтажи Родченко и многое другое, что можно назвать творческим поиском в его чистом виде. Это с одной стороны. С другой стороны, после периода неких искажений в принципах профессиональной деятельности, после кризиса всегда возникает стремление вернуться к незыблемым основам профессии, сверить их с реалиями современности, по необходимости модернизировать — и пользоваться далее. Ведь основные постулаты профессии — суть опыт всех поколений мастеров, накопленный, систематизированный и переданный нам. Архитектура за время своего существования пережила многие периоды -сменялись стили, концепции, материалы и конструкции. Времена расцвета перемежались с тяжелыми периодами кризиса и упадка. Об этом легко думать и рассуждать, рассматривая процесс в исторической ретроспективе. Гораздо тяжелее, когда ты погружен в трудности и хитросплетения текущего момента. Так обстоит дело сегодня. Кому-то современная архитектура нравится, кому-то — нет. Это нормально. В любом случае следует помнить, что архитектура была всегда и будет тоже всегда, пока существует человеческая цивилизация. В каждый исторический момент она адекватна степени развития общества, она чутко улавливает и отражает все нюансы его развития. Сейчас трудно говорить о характерных чертах архитектуры завтрашнего дня, поскольку в реальности они еще не проявились. Несомненно только, что архитектура нового витка развития человечества будет отличаться от того, что есть сегодня. Ее создадут новые поколения зодчих, исправляя ошибки прошлого, опираясь на совокупный опыт всех предшествующих поколений. Важно сохранить стержень профессии, способ мышления архитектора, метод создания проекта, а затем реального сооружения — здания, города. Пришедшее, как казалось сначала, в помощь архитектору компьютерное проектирование теперь стремится заменить собой весь процесс создания проекта. Это ложный путь. Не всем это понятно, но проект создается не в компьютере, так же, как он никогда не создавался на листе бумаги, бересты или папируса. Можно сказать, что проект создается в голове у архитектора и лишь потом переносится на лист бумаги, но и это не совсем точно. В голове архитектора рождается некий общий замысел, реальные черты проект получает в процессе рисунка набросков, причем мысль толкает руку, а рука — мысль. Это удивительный творческий акт, который трудно объяснить логически. Здесь все строится на чутье, опыте, интуиции. На листе непосредственно в процессе рисования формируются и мысль, и образ, и весь строй будущего сооружения. Архитектура рождается на кончике карандаша. Уберите первоначальные из процесса проектирования — что тогда останется от архитектуры как от величайшего из искусств? Она превратится в сугубо технический, инженерный процесс, лишенный художественного начала, попросту перестанет быть искусством. Так уже бывало в истории — в эти периоды архитектура уступала место утилитарному строительству, напрочь лишенному художественного начала. Будем надеяться, что окончательной победы строительства над архитектурой не случится никогда, и наши потомки будут жить в гармоничном мире, придуманном, нарисованном и построенном учениками тех, кто сегодня только пробует взять в руки остро отточенный карандаш.

Характерные черты архитектуры завтрашнего дня
Характерные черты архитектуры завтрашнего дня
Характерные черты архитектуры завтрашнего дня
Характерные черты архитектуры завтрашнего дня
Характерные черты архитектуры завтрашнего дня
Характерные черты архитектуры завтрашнего дня
Леонардо да Винчи (1452 - 1519). Рисунок центрического храма. Фрагмент листа рукописи
Леонардо да Винчи (1452 — 1519). Рисунок центрического храма. Фрагмент листа рукописи
Мелоццо де Форли. Фрагмент картины.
Мелоццо де Форли. Фрагмент картины.

Действие помещено художником в воображаемый интерьер, изображенный по законам перспективы — прием, широко использовавшийся мастерами Ренессанса в период разработки новых архитектурных принципов

Питер Брейгель Старший. Вавилонские башни (1563)
Питер Брейгель Старший. Вавилонские башни (1563)

Питер Брейгель Старший (между 1525 и 1530 — 1569). Вавилонские башни (1563). Одна из популярнейших тем в Ренессанса. За библейским сюжетом картины отчетливо просматривается интерес художника к проблемам футуристического или альтернативного градостроительства

Фрагменты фрески «Страшный суд»
Фрагменты фрески «Страшный суд»

Ростовская иконописная школа. Фрагменты фрески «Страшный суд» — «Город праведный и Город греховный» из Ростовского кремля, XVII в. Яркий пример архитектурной фантазии эпохи Позднего средневековья