Основные планировочные схемы и их связь с конструкцией. В рассматриваемый период приемы планировки жилых и общественных зданий одинаковы. Набор планировочных схем ограничен следующими вариантами: цельное (зальное) пространство, старинные схемы «пятистенка», «шестистенка», «крестовика», восходящие к народному жилищу, ряд одинаковых помещений, соединенных внешней открытой галереей, анфилада.

Распространение этих приемов обусловлено общепринятой конструкцией зданий, состоящей из несущих наружных и внутренних (продольных и поперечных) стен и плоских балочных перекрытий. Своды, широко применявшиеся в гражданских зданиях допетровской эпохи, теперь используются реже — для перекрытия галерей, коридоров, вестибюлей, иногда помещений цокольных этажей. Преобладают помещения прямоугольной формы (редкое исключение — круглый зал Кунсткамеры, перекрытый сводом). Пропорционирование планов ведется традиционным способом на основе геометрии квадрата (соотношение сторон и диагонали).

Зальные пространства иногда делают двухсветными; для перекрытия их использовались стропильные фермы с подвесными потолками. При большой ширине зала устраивались промежуточные опоры (например, залы Кунсткамеры, где в образованных рядами колонн боковых нефах сделан был промежуточный ярус — для шкафов с коллекциями).

Традиционные типы планировок жилых домов сохраняются в массовом строительстве всей России петровского времени. Эти рациональные и простые планы, хорошо знакомые архитекторам, возникают и в раннем Петербурге: «пятистенок» прослеживается в плане образцового дома для небогатых застройщиков; дом «для именитых» представляет собой развитие традиционной трехчастной схемы: по обе стороны сеней расположены два «крестовика».

Увеличить размеры здания можно было как бы пристраивая к основному ядру дополнительные членения плана. Поставив проемы между комнатами по одной оси, получают анфиладу — самый распространенный вид планировки дворцов и общественных зданий (дворцы в Петергофе и Стрельне, здание Двенадцати коллегий и др.). Он дает сильный пространственный эффект — глубокую перспективу, ритмически расчлененную поперечными стенами, но сохраняющую при этом цельность. В такое пространство хорошо вписывался ритуал парадных приемов и праздников. Для функций административного, учебного здания, больницы или обычного жилища в нашем представлении анфилада подходит плохо, но в XVIII в. это никого не смущало. Если все же требовалась планировочная изоляция отдельных помещений или групп помещений, проблема решалась устройством крытой галереи (Меншиковский дворец в Москве, здание Двенадцати коллегий).

Поэтажное разделение функций жилого дома было унаследовано от XVII в.: первый отводили для служебных помещений (кухни и пр.), под жилье для прислуги; второй этаж был парадным. Функциональное зонирование городской усадьбы достигалось за счет размещения служебных построек в глубине участка.

Очень важным новшеством стало появление внутренней парадной лестницы (раньше этажи соединялись внутри- стенными лестницами; на второй этаж поднимались прямо с улицы — через парадное крыльцо или по лестнице, помещенной в специальной пристройке). Парадный вестибюль с нарядным порталом и открытыми лестницами принял на себя функции «красного крыльца» и стал непременным элементом жилого или общественного здания — он хорошо удовлетворял требованиям репрезентативности, понятия очень существенного в представлениях заказчика XVIII в. Впрочем, встречался и очень своеобразный «открытый» вестибюль — как бы вдвинутое в объем здания крыльцо (дворец в Стрельне). Так делали и позже, например, вестибюль здания Академии художеств в Петербурге получил наружные двери только в начале XIX в.

Интерьеры и оборудование. В отделке интерьеров петровского времени, как и в планировке зданий, привычные способы сочетались с новыми. Внутренние поверхности стен и потолки обычно штукатурились; но традиционная нелюбовь к «каменному» жилью побуждала обтягивать стены в интерьерах богатых домов тканью — с той разницей, что для обивок использовались узорные штофы. Применялись облицовки деревом — великолепные резные дубовые панели были выполнены для кабинета Петра в Петергофском дворце. Печи (а иногда и стены) облицовывались голландскими сине-белыми изразцами с узорами и картинками (в развитие древнего искусства изразцовых печей). Но многое изменилось: большие окна с характерной мелкой расстекловкой хорошо освещали покои, сильную ноту в образ интерьера вносила живопись. Ее выполняли на холсте, натянутом на подрамниках, которые затем крепили к стенам и потолкам. В деталировке профилей, тяг, дверей и пр. использовались барочные и классицистические мотивы. Дополняли убранство богатых интерьеров наборные паркеты, европейская мебель, скульптура, драгоценная посуда.

Отапливались здания печами; иногда в доме делали теплую (зимнюю) и холодную «половины». В начале XVIII в. впервые в России появляется проточнопромывная канализация. Она была устроена по проектам архитектора Леблона в Летнем дворце Петра I и в Монплезире, но потом это новшество надолго забыли.

Уборные делали, как правило, надворными, если же их включали в объем дома (выгребные), то располагали у наружных стен заднего фасада или на торце здания, в неотапливаемой его части.