Петр I и его реформы. Царствование Петра I — одна из самых ярких страниц в российской истории, которую она делит на две хорошо различаемых части: до Петра — «средневековье», после Петра — «новое время». Что же произошло в эти четыре неполных десятилетия (1689—1725)? В чем суть и значение так называемого «петровского перелома»? Этот вопрос занимает соотечественников на протяжении почти двух столетий.

Еще в XIX в. в среде историков культуры и архитектуры сложилась бытующая до сего дня версия, согласно которой Петр I пресек органичное развитие русской жизни, преобразовав ее на чуждый ей европейский лад. Отсюда следовал вывод о «фальшивом» характере архитектуры всего последующего периода. Однако еще В. О. Ключевский, крупнейший русский историк, указал: «Сближение с Европой было в глазах Петра только средством для достижения цели, а не самой целью».

Перед Петром стояла проблема преодолеть экономическую, политическую, культурную отсталость страны, и он вел поиски таких форм организации ее хозяйства, быта и просвещения, которые позволили бы в полной мере реализовать колоссальный природный потенциал России и духовное богатство ее народа. Поэтому более доказательной представляется версия, согласно которой петровская европеизация русской жизни была исторически закономерна и объективно необходима (ее придерживался, в частности, И. Э. Грабарь).

Петровские преобразования следует рассматривать в историческом ряду связей России с «внешним» миром — тех постоянных политических, торговых и культурных контактов, которые постоянно поддерживало русское государство (напомним, в частности, о влиянии Византии в древности или о влиянии итальянской культуры начиная с XV в.). Любая культура, соприкасающаяся с другой культурой, заимствует из нее, преобразуя заимствованное и собственные традиции,— это закон культурного развития.

К началу XVIII в. Россия остро нуждалась в выходе к морским дорогам — к Азовскому, Черному, особенно Балтийскому морям. Войны, которые ведет с этой целью Петр I, обусловили необходимость создания ряда новых крепостей, к числу которых относятся Азов, Таганрог, Кронштадт, Елисаветград (Кировоград) и др. Новые города зародились в связи с организацией промышленных предприятий — судостроительных (Новая Ладога, Лодейное Поле), железоделательных (Петрозаводск, Екатеринбург) . Особое место в ряду новых городов занимал Петербург, основанный в 1703 г., сочетавший функции крепости, столицы, промышленного и культурного центра.

Строительной деятельностью была охвачена территория всей страны. Расширяется производство строительных материалов — кирпича, стекла, естественного камня, извести, шпалер (обоев), устраиваются «вододействующие» лесопильные заводы.

В конце XVII — начале XVIII в. сложился окончательно единый всероссийский рынок: возросшее разделение труда способствовало товарообмену. Для обеспечения торговли Петр I предпринимает сооружение новых водных путей; строится Вышневолоцкий канал (1703), начато сооружение Ладожского канала. Предполагалось соединить каналами Волгу с Доном и Волгу с Москвой-рекой. В 1701 г. в Архангельск прибыло 103 иностранных корабля, а в 1725 г. порты Балтийского моря — Петербург, Выборг, Ревель (Таллинн), Рига, Нарва — приняли 914 кораблей. Экспорт (полотно, пенька, лен, кожа, металл) по стоимости в два раза превысил импорт (ввозились преимущественно предметы роскоши).

Социальные предпосылки развития архитектуры. Заказчик петровской эпохи. Суть политического устройства России XVIII в. определяется понятием «абсолютизм». Один из законодательных актов петровского времени гласил: «Его царское величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен». Жесткая централизация власти была

для России прогрессивным явлением: она способствовала преодолению остатков феодальной разобщенности и концентрации усилий общества на решении важнейших исторических задач. Естественно, что в архитектурной деятельности в петровскую эпоху ведущее место занимает государственный заказ, т. е. заказ, исходящий от правительства и финансируемый казной. Под эгидой государства ведется новых городов, крепостей, промышленных и торговых объектов, инженерных сооружений, общественных зданий, в том числе таких зданий, возведение которых преследовало сугубо идеологические цели: это парадные царские резиденции, триумфальные арки, и в известной степени храмы.

Роль церкви как социально-политического института в рассматриваемое время резко сокращается по сравнению с предшествующими периодами: церковь была подчинена государству и превратилась в орудие государственной власти. Верховным органом в церковной организации стал Синод, вошедший в систему управления наряду с Сенатом и Коллегиями (министерствами). Частичная секуляризация (передача в государственную собственность) церковных владений сократила объем строительства в монастырях. Это не означало упадка культового зодчества: люди верили в Бога, и, кроме того, новому времени созвучны были традиции, согласно которым здание церкви наделялось не только религиозными, но и светскими функциями и служило важнейшим средством пространственной организации застройки, имело значение памятника, увековечивающего историческое событие, и т. д.

Еще сильны были старые боярские роды, особенно в конце XVII в. По заказам бояр ведется в усадьбах-вотчинах и в городах; безусловно испытывая влияние новых архитектурных идей, эта сфера строительства тем не менее типологически и методически принадлежала предшествующему периоду. Но значение боярства уменьшается: на арену социально-политической жизни выходит дворянство, из состава которого Петр I набирает администрацию, командный состав армии и флота и специалистов, в том числе архитектурные кадры. Критерием выдвижения в петровскую эпоху становится не родовитость, а дееспособность. Подчиненные строгой дисциплине, дворяне обязаны были учиться и служить (известны петровские смотры недорослей, которым запрещено было жениться, пока они не «превзойдут науку»).

Значение дворянства растет с изменением порядка владения землей: до конца XVII в. только боярские роды передавали землю по наследству («вотчина»), служилые же дворяне получали ее в пожизненное пользование (поместье). По приказу 1714 г. помещики стали полновластными хозяевами имений. Среди приближенных Петра I были баснословно богатые люди: «светлейший князь» А. Д. Меншиков, адмирал Ф. А. Головин, фельдмаршал Б. П. Шереметев и др. Только с 1682 по 1710 г. из дворцового фонда было роздано помещикам 273 волости с числом крестьянских дворов, превышавшим 43 тысячи. Дворянин-помещик — второй ведущий заказчик рассматриваемого времени; городские и загородные усадьбы и дворцы дворян по своей роскоши соперничали с царскими.

Еще одна социальная сила, с которой связано развитие архитектуры петровской эпохи,— это купцы и промышленники. По их заказам строятся мануфактуры, пристани, гостиные дворы, городские дома, церкви. Вспомним знаменитые семейства Строгановых, строивших в Поволжье, и Демидовых, начавших промышленное освоение Урала. С этим сословием обычно связывается представление о «городском» образе жизни и специфических требованиях к архитектурной среде; но только 3% населения России жило в это время в городах, к тому же сохраняющих полу- сельский уклад жизни. Основную массу населения страны составляли крестьяне.

Крестьянское относительно консервативно. Процесс закрепощения крестьян, завершающийся в эти годы, сокращает возможности строительной деятельности; однако целый ряд регионов России был свободен от крепостного права — это прежде всего русский Север и Сибирь, где крестьяне, отнесенные к разряду «государственных», не испытали тягот рабства. В этих землях совершенствуются типы жилых домов и хозяйственных построек, возникают интереснейшие образцы культового зодчества; здесь хранятся и развиваются исконно народные традиции, которые исподволь оказывают влияние на «городскую» архитектуру и сами преобразуются под ее воздействием.

Культура петровского времени. Для допетровской эпохи характерно относительное единство мировоззрения, ценностных ориентаций и в известной степени единство быта всех слоев населения, что послужило причиной целостности архитектуры (богатое жилище отличалось от бедного в «количественном» смысле). С петровскими преобразованиями началось размежевание «народной» и дворянской культур. Сословное расслоение — фактор, который следует учитывать при изучении архитектурного наследия этой поры. Образование и книги были достоянием дворянской верхушки; резко различались «стили» быта и поведения дворянства и других слоев общества, что приводило к разным требованиям в организации предметно-пространственной среды.

Сам Петр I был крайне непритязателен; его будни были заполнены непрерывным трудом. Но свой двор он приучил к развлечениям и «торжествованиям»; эта склонность усилилась после его смерти, особенно при дворе Елизаветы Петровны.

Сословное расслоение обусловило разные темпы изменений в характере архитектуры дворянской и массовой — крестьянской и посадской. Последняя развивается медленнее. Впрочем уже в петровское время прослеживается влияние новых образцов на народную архитектуру: так, в резное убранство поволжских изб вошли декоративные мотивы ренессансного происхождения — их привнесли в село плотники, строившие петровские флотилии и выполнявшие «корабельную резь» по книжным образцам.