Следует выделить две основные линии в истории градостроительства эпохи классицизма, различающиеся по стадии формирования города. Первая реализована в Петербурге — крупнейшем городе, в котором создается законченная урбанизированная среда, вторая — в Москве, дольше сохраняющей «штучный» подход к застройке ансамблей и рядовых улиц, и в губернских и уездных городах, которые только в конце XVIII в. проходят через генеральное планирование, хотя и развиваются по тем же принципам.

Большое внимание уделяют утилитарной стороне городской жизни. Начинается зонирование городских территорий, здесь действуют санитарно-гигиенические соображения (вынос на периферию города боен, кузниц, кладбищ) и социальная дифференциация (из центров вытесняются «бедные» строения). Существеннее становится размах работ по благоустройству и инженерному обеспечению города; предпринимаются работы по устройству набережных, мостов, городскому освещению, мощению, обеспечению водой и пр.

Развитие Петербурга. В 1769 г. в продолжение начатого Трезини и Еропкиным был утвержден генплан Петербурга в границах Фонтанки (А. Квасов). Было предусмотрено объединение малых рек левобережья в единую систему: расширены, выпрямлены, соединены с Фонтанкой речка Мья (Мойка) и болотистый Безымянный ерик (Екатерининский канал — канал Грибоедова). Построены прекрасные каменные мосты через устья малых рек, «одеты камнем» берега Невы в пределах центра, сооружена знаменитая решетка Летнего сада (Ю. М. Фельтен, П. Е. Егоров, 1770-е). Ведется крупных общественных зданий; особая роль в этом принадлежит И. Е. Старову, Ю. М. Фельтену, А. Д. Захарову, Д. Кваренги. Последний, по словам Екатерины II, «делает нам восхитительные вещи; весь город уже полон его постройками, он строит банк, биржу, множество складов, лавок и частных домов, и его постройки так хороши, что лучших и быть не может».

Расширяется жилищное по принципу «сплошного фасада»; высота застройки была регламентирована— 10 саженей (21,3 м), чтобы не превысить высоту Зимнего дворца. Это способствовало — вместе с общностью приемов фасадного оформления — единообразию застройки.

В 1770-е гг. начались работы по реконструкции старых и устройству новых площадей, примыкающих к Кремлю и Китай-городу. На месте полуразрушенного Белого города было начато устройство Бульварного кольца, пересечение

которого с радиусами основных улиц должно было быть отмечено площадями. Естественно, в центре внимания архитекторов — Кремль, с которым связан крупнейший градостроительный замысел В. И. Баженова — Кремлевский дворец.

кремлевской перестройки был начат в 1767 г., заложили дворец в 1773 г., а в 1775 г. было прекращено: задуманное Екатериной II как грандиозная демонстрация государственной мощи, строительство Дворца потеряло этот смысл после окончания русско-турецкой войны. Кроме того, земляные работы со стороны Москвы- реки привели к непредусмотренным осадкам грунта, угрожавшим кремлевским соборам.

Предполагалась полная перестройка Кремля. Сохранению подлежали общий абрис участка, несколько сооружений Соборной площади (Успенский, Благовещенский и Архангельский соборы, Грановитая палата, колокольня Ивана Великого), часть стен со стороны Красной площади со Спасской башней. В свете торжества «Палладиева вкуса», страстным поборником которого был В. И. Баженов, оградить средневековые памятники от разрушения мог только статус общерусской святыни; в композиции Баженова они заняли подчиненное положение. Основой композиции стало грандиозное здание Дворца, вмещавшее тронный зал, парадные покои, административные учреждения. Протяженным во всю длину Кремля фасадом Дворец выходил к Москве-реке; с этой стороны Дворец был четырехэтажным — нижние этажи служили подпорной конструкцией у обрыва холма. В центре северо-западного фасада, между Арсеналом и симметричным ему новым корпусом, предполагалось сделать парадный въезд с триумфальной аркой. Так же оформлен был въезд в Кремль с севера. Спасские ворота сохраняли роль третьего въезда.

Три луча, ведущие от этих въездов, совпадали с направлением старых дорог на Ярославль, Владимир и Кострому; сходились лучи в Кремле на грандиозной Овальной площади: геометрия поставлена была на службу идее связи страны с ее сердцем — Кремлем. Другая идея — народность. Овальная площадь должна была стать местом общенародных собраний; основание окружающей площадь части Дворца трактовано было как ступенчатые трибуны. В ансамбль входило еще несколько геометрических площадей, формой и расположением связываемых в единое целое. Той же цели служила здания — непрерывные, обходящие все корпуса, площади, интерьеры колоннады ионического, а в особо торжественных местах — коринфского ордера.

Замысел Баженова был предельно утопичен и, надо сказать, безжалостен по отношению к древнему Кремлю, однако русская культура с уважением хранит память о великом идеалисте, а для русской архитектуры этот имел особое значение: впервые с таким размахом были продемонстрированы комплексный подход к решению идеологических, планировочных и образных задач и новая образность, основанная на «простоте» строгой геометрии и ордерном каноне.

В последующие годы реконструкция Кремля была продолжена — строятся Сенат (М. Ф. Казаков, 1776—1787), Оружейная палата (И. В. Еготов, 1806— 1809). В Москве сооружается ряд узловых в градостроительном отношении объектов — Университет (М. Ф. Казаков, 1786—1793), Воспитательный дом (К. И. Бланк, 1764—1770), множество дворцов и особняков. Застройку этих лет определяла деятельность школы М. Ф. Казакова, разработавшей кроме ряда уникальных объектов десятки образцовых проектов и их конкретные модификации.