Рационализм проявляется и в ряде градостроительных указов на рубеже XVIII в. В центральных районах Москвы — в Кремле, Китай-городе и Белом городе запрещается строить вдоль больших улиц деревянные дома, а указ 1704 г. требует располагать каменные здания «по линии улиц». Стремление к более регулярному облику города, его благоустройству находит отражение и в указе «О наблюдении чистоты в Москве» (1699 г.).

Правительство принимает меры к переходу в городах к каменному строительству, чтобы уменьшить опасность пожаров, уничтожавших целые кварталы, районы, а иногда и города. Кроме требования возводить дома из кирпича, составляются образцовые проекты и даже строятся здания «в пример». Для уменьшения стоимости и большей доступности жителям рекомендуется строить мазанки или обкладывать деревянный каркас сырцовым кирпичом. Все это способствует развитию в конце XVII в. каменного частновладельческого строительства. Кирпичные палаты возводятся не только в Москве, Новгороде, Пскове, торговых приволжских городах, но и в далекой Вологде, сибирских вотчинах Строгановых.

Совершенствуются типы жилых зданий с сенями в виде коридора и четырехчастной планировкой. Появляются палаты с встроенными лестницами, получает распространение однопалатный посадский дом.

Стремление уменьшить опасность пожаров приводит к сокращению деревянных надстроек и расширению нижних каменных этажей. В посадской среде получает развитие схема многокомнатного жилого дома, сохраняющая в плане трехчастное деление. Место сеней в таких домах занимает достаточно широкий коридор, в который ведет «красное» крыльцо. С одной стороны коридора располагались две большие парадные палаты, а с другой — жилые комнаты поменьше.

Изменяется и композиция жилых зданий, отражая общую направленность архитектуры к регулярности. Достаточно сравнить общий вид многокомнатных жилых построек с удлиненными сенями середины — конца XVII и начала XVIII в., чтобы в этом убедиться.

Так, палаты Ромодановских (1640— 1680 гг.) в Курске имеют сильно развитое крыльцо с теремком, которое является основным вертикальным акцентом. В доме Зелейщикова в Чебоксарах (конец XVII в.) роль крыльца уменьшается. Благодаря четкому ритму одинаковых узорных наличников и более богатому пластическому решению карнизов фасад становится более статичным.

Еще меньшее значение во внешних объемах здания имеет крыльцо в доме Дергаловых в Тутаеве. Функционально оправданная живописность композиции, принцип реалистического выражения внутренней структуры здания с помощью лопаток и наличников разной формы, характерные для прошлых периодов, уступают место в доме Дергаловых симметрии и математически строгому ритмическому строю.

Экономичность и простота четырехчастной схемы плана, как отмечалось, способствовали ее распространению. Классическим примером четырехчастного дома может служить старая часть дома Пушниковых в Нижнем Новгороде (конец XVII в.). Квадратный в плане дом расчленен двумя внутренними стенами на четыре неравных помещения. Самая большая комната служила приемной-столовой, а самая маленькая — сенями. На углах и против торцов внутренних стен на фасаде сделаны лопатки, которые делят стены на неравные части. По традиции в парадные и жилые помещения выходят по три окна.

Иначе выглядит небольшой дом в Калуге начала XVIII в. Лопатки в нем расположены лишь по углам, в комнаты выходят не три, а два окна. Характерны уменьшение толщины внутренних стен и их сдвижка, позволяющая более рационально разместить печи.

Стремление к улучшению бытовой организации дома, подчас вопреки вековым традициям, особенно ярко проявляется в постепенном отказе от красы и гордости хозяина — «красного» крыльца, игравшего столь важную роль в древнерусском этикете: «со перва крыльца (площадки) поклон вели, со другого хлебом-солью встречали, а со третьего вино-брагу подносили».

Выдвинутые вперед открытые со всех сторон «красные» крыльца создавали зимой большие неудобства. Стремление улучшить эксплуатационные качества главного крыльца приводят к устройству лестницы в специальной пристройке. В ней открытые проемы заменяются окнами, столбы — стенами, и крыльцо со временем превращается в лестничную клетку, заключенную в каменную коробку.

На первых порах «красное» крыльцо с открытыми проемами начинает ставиться вдоль наружной стены, более органично примыкая к зданию. Такое расположение крыльца предохраняло его от сквозных ветров и позволяло уменьшить размеры двора, что играло немалую роль в городах. В дальнейшем лестница включается в объем дома, но продолжает оставаться у наружной стены с внутренней стороны. Наконец, на грани XVIII в. лестница вносится в середину здания и становится внутренней лестничной клеткой, как например в доме Конуникова в Гороховце. Соответственно меняется плановая схема здания. Сени занимают центральное место, их можно уже назвать передней или вестибюлем. Они являются связующим звеном, вокруг которого группируются остальные помещения.

Таким образом, на рубеже XVIII столетия зарождается новый тип жилого здания с парадной внутренней лестницей и вестибюлем, дальнейшее развитие которого относится к петровскому периоду. В это время получает распространение однопалатный каменный дом, знаменующий начало нового этапа в застройке древнерусских городов, когда каменное становится относительно массовым.

Простейшая жилая ячейка древней Руси — изба с сенями лежит в основе каменного дома. Эти «каменные избы» сооружались малоимущей частью посадского люда и сохраняли многие черты народного жилища. Нередко в кирпиче возводились только подклет и палата, а сени были деревянными.

В конце XVII в. приобретает планировочное завершение также тип богатого купеческого дома «глаголем». Купеческая верхушка, стремясь отойти от посадской среды, перенимала черты боярского быта. Так, богатейшие купцы при постройке дома предусматривали отдельную женскую половину с особыми покоями для жены и дочерей.

В доме Трубинских (конец XVII в.) в Пскове объединены уже под углом в одно целое две трехчастные ячейки с сенями посередине. Приемные помещения хозяина делает большими и выдвигает на улицу; в парадные сени ведет широкая встроенная в объем здания лестница. Женские приемные комнаты меньше и отодвинуты в глубь участка; вход в них намного скромнее.

Дальнейшее совершенствование таких зданий можно наблюдать в псковском доме Никифора Ямского. Его плановая организация проще: две трехчастные ячейки совмещены в единую композицию с одним, расположенным в углу, парадным крыльцом, с верхнего рундука которого ведет вход и в мужскую, и в женскую половины. Рациональность решения и бытовые преимущества этой схемы были использованы московскими каменщиками. Ими в Зарядье был построен небольшой Г-образный дом с предельно простой планировкой.

Консервативное родовитое боярство придерживалось традиций хоромного строительства с большим количеством различных палат, соединявшихся сенями и переходами с девичьими теремами и жилыми чердаками, а зачастую и с домовой церковью (палаты Юсуповых в Б. Харитоньевском пер., 21; конец XVII в., рис. 6.37). Средние слои «служилых людей» возводили каменные здания, сочетавшие принципы планировки посадских домов с более живописной композицией хором.