Допетровская эпоха накопила богатый опыт строительства городов-крепостей. Основанию города предшествовал тщательный выбор территории; зонирование будущего города и его форма определялись специальным чертежом. Сооружение города велось за счет казны; формировались специальные строительные отряды. Затем в город переселялись по указу семьи бояр, служилых, ремесленников. Образованные по единому принципу укрепленной цитадели, города отличались индивидуальностью облика, обусловленной особенностями природного ландшафта.

Традиционным было и начало градостроительной деятельности петровского времени. Так, в 1697 г. был основан каменный Кремль Тобольска; проектированием руководил С. У. Ремезов, автор знаменитой «Служебной чертежной книги» (1701), в которой были зафиксированы планы десятков сибирских городов. Этапы его работы: детальный обмер старого города, сбор сведений об уезде, составление опорного плана, а затем проектных чертежей, совмещавших плановую проекцию с изображениями объемов зданий.

Строгий градостроительный чертеж появляется в связи с сооружением новых и укреплением старых крепостей во время войн Петра за выход к Черному, Азовскому и Балтийскому морям. ведется согласно правилам фортификационного искусства, разработанным знаменитым французским инженером П. Вобаном; в России была издана посвященная этим проблемам книга крупного немецкого фортификатора И. Штурма.

Почти все старые крепости европейской части России и ряд монастырей получают новые укрепления — земляные бастионы, сохранившиеся до наших дней во многих городах — Пскове, Ростове Великом и др. Строгая регулярная форма была придана новым крепостям — Азову (1696), Таганрогу (1699) и др. Улицы внутри крепостей прокладывались под прямым углом друг к другу или по лучевой сетке, площади делали геометрической формы. Крепостное имело большое влияние на становление новых принципов организации архитектурной среды и новых эстетических критериев. Простая и ясная в восприятии пространственная структура, основанная на симметрии, повторяемость объемных элементов и их геометричность делали мощные монументальные массивы крепостей, доминирующих в застройке города, особо значимыми.

Петербурга. «Петербургский эксперимент». Самым приметным событием в русской архитектуре начала XVIII в. стало основание и быстрый рост Санкт-Петербурга, новой столицы, которая не только обеспечила реальный выход России к Балтийскому морю, но и стала символом петровских преобразований.

Началом города послужила закладка 16(27) мая 1703 г. Петропавловской крепости в дельте Невы — типичной крепости нового типа, укрепления которой были выполнены в бревенчато-земляных конструкциях. Вскоре была заложена первая церковь — деревянная, увенчанная шпилем. Под прикрытием крепости был расположен торговый порт, близ него на нынешней Петроградской стороне начал расти посад. Там же был построен первый дом Петра I — небольшое рубленое здание, раскрашенное снаружи под кирпич и обитое внутри холстом. В 1704 г. на противоположном берегу Невы было основано Адмиралтейство, около которого начала расти Морская слобода.

Активное в Петербурге началось после Полтавской победы. Был издан указ, запрещающий каменное строительство по всей стране,— камень везли в Петербург. Впрочем ранний город был в основном деревянным, а затем мазанковым ( по типу фахверка).

Перед создателями Петербурга стояла задача: в короткий срок в открытом обширном пространстве построить город, который изначально обладал бы столичным масштабом и столичной монументальностью. Особую специфику будущему городу задавала ландшафтная ситуация — акватория Невы и ее притоков стала его композиционным стержнем.

Для решения этой задачи были найдены верные средства.

1. Пространство было композиционно организовано высотными доминантами, поставленными в значимых точках города. Это был традиционный прием, хорошо знакомый Петру и его сподвижникам по старым русским речным городам типа Новгорода и Пскова. Но если там акцентами служили только церкви и колокольни, то в Петербурге высотными башнями наделяются также общественные здания (Кунсткамера, госпиталь) и промышленные объекты (Адмиралтейская и Партикулярная верфи).

2. Особо значимые, столичного ранга, здания — Зимний дворец, Адмиралтейство, церковь Св. Исаакия Далматского, Александро-Невская лавра и др.— были построены на большом расстоянии друг от друга образовав семантический «каркас» еще не существующего города. Первой магистралью стала «Невская першпектива»— вначале просека, впоследствии Невский проспект, ведущий от Адмиралтейства к лавре. Историки архитектуры предполагают, что Петру принадлежала идея прокладки трех магистралей, сходящихся у Адмиралтейства,— знаменитого петербургского трехлучия, обеспечившего предельно ясную композицию городского центра, который начал развиваться на Адмиралтейской стороне.

Таким образом, была заложена основа иерархической структуры города, т. е. выделение в нем главного и второстепенного. Необходимо было урегулировать развитие всех территорий города, на которых начали стихийно расти слободы, придать всему городскому пространству единство и цельность. Залогом этого виделись геометрическая правильность планировки, прямолинейность улиц, нанизывающих на себя цепочки кварталов, ритмичность застройки. Для решения проблемы цельности и единства города нужен был генеральный план.

Причина своеобразия Петербурга кроется в сочетании традиционных отечественных и новых европейских пространственных и архитектурных решений. В содружестве русских и иностранных архитекторов был проведен единственный в своем роде «петербургский эксперимент», как назвал это выдающийся историк русского искусства И. Э. Грабарь. Предметом «эксперимента» были все сферы архитектуры — от градостроительства до декоративного убранства зданий. В ходе его проверялись, отбирались, закреплялись новые решения, получившие признание современников Петра, отбрасывались чуждые или нецелесообразные, прорабатывались способы синтеза отобранного с привычным или преобразование отобранного в духе сложившихся предпочтений.

В Петербурге намечались и уточнялись пути дальнейшего развития русской архитектуры. Самыми сильными и приметными новшествами, которые она приняла от северной столицы и органически освоила, стали приемы регулярного градостроения и ордерная система как средство пластической обработки зданий. Но некоторые нововведения, напротив, прививались с трудом: так, до середины XIX в. русские города «сопротивлялись» сплошной брандмауэрной застройке улиц, стре-

блоков, строго линейным или иметь небольшие выступы. Этот прием хорошо отвечал идее фронтальной композиции, столь уместной в застройке раннего Петербурга, позволяя максимально увеличить фронт застройки. Если объема здания для этого «не хватало», по сторонам его ставились флигеля или павильоны, соединенные с главным корпусом галереями. По этой схеме был создан дворец Екатерины I на берегу Фонтанки, так называемый Итальянский дом (М. Земцов, 1726—1728). Примечательно, что даже в небольших постройках архитекторы старались оформить как можно более протяженный фронт застройки. Так, например, образцовый жилой дом в семь осей фланкировали небольшими беседками, соединенными с домом дугообразными в плане оградами.

Дворы. «Двор», образуемый линейными корпусами, расположенными по периметру участка, замкнутого полностью или частично, строился в том случае, если надлежало скрыть функциональные процессы, для которых был предназначен объект. По этой схеме сооружаются производственные объекты, склады, конюшни и т. п. Зонирование территорий города на селитебные и промышленно-складские еще не практиковалось, и расположенные в городской черте специализированные предприятия должны были иметь облик, не противоречащий характеристикам городской среды. Прием восходит к старой русской традиции организации специализированных дворов (московский Монетный двор, Гостиный двор в Архангельске и др.). Этот принцип пространственной организации сохранялся на протяжении всего XVIII в.

В Петербурге петровского времени были заложены лесной склад «Новая Голландия», Литейный двор, Арсенал, Конюшенный двор и другие объекты, получившие законченное архитектурное оформление в последующие десятилетия. Самым ярким примером «промышленно-парадного» здания стала петербургская Адмиралтейская верфь. Внутри ее П-образного корпуса, раскрытого к Неве, располагались доки и эллинги; с внешней стороны вначале был проложен ров (верфь трактовалась как вторая петербургская крепость), однако уже с 1705 г., когда над въездными воротами была воздвигнута увенчанная шпилем башня, Адмиралтейство не только «принадлежит» городу, но становится важнейшим элементом его композиции.

Сохраняется схема «двора» и для торговых зданий — так был выстроен на Васильевском острове в Петербурге Гостиный двор. Он сильно отличался от своего архангельского прототипа: в новой столице уже неактуальны оборонительные функции двора, не нужны глухие стены и башни и двор как бы «вывернут» наружу — внутри его остались склады, а лавки, соединенные арочной галереей, открылись к городу.

К типичным дворам относится построенный в начале XVIII в. в Московском Кремле Арсенал — крупное здание для производства и хранения оружия. Трапецеидальная форма его плана соответствует очертаниям участка у кремлевской стены; положение в самом центре древней столицы обусловило тщательную архитектурную разработку фасадов. Для сооружения Арсенала была снесена старая деревянная застройка в северном углу Кремля; это была первая «реконструкция» кремлевского ансамбля, привнесшая в его облик крупный масштаб и «регулярность» архитектуры нового времени.

Структура «двора», уместная при пространственной организации любой замкнутой в себе функции, использовалась и при сооружении богатых резиденций. Эта традиция восходит к княжеским и боярским дворам средневековья (великокняжеские дворцы Московского Кремля, Передний государев двор в Измайлове под Москвой). Встречаются они и в петровскую эпоху: дворец А. Д. Меншикова в Москве (Лефортовский). Новое время придало старой схеме геометричность и симметрию. Разновидностью этой структуры стал парадный двор, открытый со стороны главного подъезда. Заимствованный во Франции, этот прием закрепился в России под французским названием «курдонер» и получил распространение начиная с середины XVIII в.

Замкнутыми комплексами традиционно были монастыри. Крупный новый монастырский ансамбль, заложенный Петром I в 1713 г. на берегу Невы,— Александро-Невская лавра. Это яркий пример сохранения и одновременно преобразования традиции. Как было принято, монастырь имеет замкнутый парадный двор, с которого ведут входы в келейные корпуса, церкви и главный собор, но расположен собор не внутри двора, а «встроен» в протяженный фасад, обращенный к Неве. Ансамбль симметричен относительно оси, фиксированной собором; от центра противоположного корпуса расходились по лесным угодьям лучевые просеки. В лавру были перенесены мощи св. князя Александра Невского — Петр понимал, что новая столица нуждалась в исторической «глубине», в святыне, которая осенила бы ее настоящее и символизировала связи с прошлым.

Адмиралтейство было задумано как крепость с бастионами и рвом. Внутри П-образного корпуса, раскрытого к Неве,— верфь, на оси комплекса расположена башня со шпилем. Эта схема сохранится при последующих перестройках Адмиралтейства