Китайская цивилизация примечательна ие только древностью, но и целостной философской системой. Особое значение для становления этой системы имел вклад самого известного китайского мыслителя Конфуция (551-479 гг. до и. э.), чьи взгляды па мораль и политику определяли стиль жизни китайцев вплоть до XX в. По его мнению, в идеальном обществе люди ищут гармонию в иерархическом равновесии Вселенной, достигаемой в уважении друг друга и государства. По Конфуцию, сыновья преданность — это краеугольный камень системы взаимоотношений, в которой человек превыше всего ставит сообщество человека и политической структуры, поддерживающей порядок в этом сообществе. Его последователь Мэи-цзы (372-299 гг. до н. э.) сделал важное толкование идей Конфуция. Он напоминал правителям, что, имея власть, данную им небом, сами они не являются святыми, но лишь посредниками в отношениях между богами и людьми.

Менее века спустя в Китае возникла система бюрократической монархии, когда к власти пришла династия Цинь (221-206 гг. до и. э.). Система еще более окрепла при пришедшей на ее смену динас-

тии Хань (206 г. до н. э. — 220 г. и. э.). В этот период были определены географические границы Китая и установлено единообразие административного порядка во всей стране. Представители династии Хань объявили, что существование местных валют, шрифтов или систем мер является государственной изменой.

Конфуцианцы периода Хань представляли себе мир состоящим из пяти элементов, или «стихий»: огня, воды, земли, металла и дерева. Этими элементами управляли циклические потоки невидимых небесных сил инь и ян. Эти слова, которые буквально означают границу между освещенным и темным склонами горы, использовались для описания противоположных сил, которые удерживают Вселенную в равновесии. Таким образом, исторические коллизии, например борьбу за наследование трона, которая вроде бы противоречила существованию небесного провидения, можно было рассматривать как нарушение в этот момент природного баланса между инь и ян, вызванное вмешательством неба. Пока правители действовали без ошибок, они не нарушали равновесия, находясь посередине между небом и землей. Плохое

руководство могло вызвать наводнения, землетрясения, эпидемию чумы, и негодный правитель рисковал потерять божественное расположение и лишиться трона. Конфуцианцы того времени, таким образом, создали философскую систему, оправдывавшую борьбу за власть, победитель в которой не только получал право властвовать над огромной империей, но это право закреплялось за ним небом.

Однако китайская концепция неба совсем не была похожа на небо в религиях древних греков и иудеев, из которых сложилось христианство Западной Европы: там небом правил творец, создавший людей по своему образу. Для китайцев же небо было хотя и одушевленной, но совершенно абстрактной, космической силой. В отличие от средневековой христианской традиции, согласно которой человек считался властителем природы, китайская философия не выделяла человека среди других природных объектов и возлагала на него ответственность за поддержание равновесия во Вселенной. У гор, озер и лесов была душа, которую люди должны были уважать. Дерево как одна из природных «стихий» представляло собой много большее, чем просто строительный материал. Его использовали, чтобы возводить здания, в которых человек чувствует себя в безопасности в этом заряженном космосом мире. Планировку и внешний облик зданий выбирали так, чтобы оказаться как раз посередине между силами инь и ян. Поэтому здания располагали с учетом естественной топографии и сверхъестественных сил, действовавших в этой местности.

Самым ярким примером символического характера китайской архитектуры является « Неба» (Тяньтань), воздвигнутый в 1420 г., вскоре после превращения Пекина в столицу империи под властью династии Мин, правившей страной с 1368 по 1644 г. Когда династия Мин взошла на трон, Китай был огромной империей. Четвертый сын основателя династии Чжу-Юаньчжана отнял трон у своего племянника и переехал со своим двором из прежней столицы Нанкина в Пекин. Здесь был построен совершенно новый город. Важной частью застройки стало создание места, где по многовековой традиции император мог бы от имени народа приносить жертвы богам. Этим местом стал «Храм Неба», представлявший собой огром-

ный ансамбль, расположившийся на окруженном стеной пространстве площадью 273 га. Северная часть ансамбля имеет круглую форму, символизирующую небо, а южная — квадратную, символизирующую землю.

Основные сооружения для церемоний и образуют церемониальный маршрут, ведущий к центру комплекса. Алтарь представляет собой каменную площадку, где и происходит главная церемония. В круглом «Зале Небесного свода» (Хуан- щонъюй) хранились таблички, использовавшиеся во время церемоний. Нынешняя постройка датируется XVI в. Она опирается на два кольца из бревен, каждое из которых лежит па восьми колоннах. Внешнее кольцо поддерживает свесы крыши, а внутреннее — трехъярусный круглый потолок. Обрешетка кроме несущей функции обеспечивает также изгиб свесов крыши, придавая ей изогнутую форму.

Далее на церемониальном маршруте стоит « молитвы за богатый урожай» (Циияньдянь), также имеющий круглую форму в плане, с крышей с тремя свесами. Каждая деталь в конструкции имеет

символическое значение. Крыша выкрашена в голубой цвет, как небо. Двенадцать наружных колонн, по числу месяцев в году, поддерживают нижний кровли. Внутреннее бревенчатое кольцо лежит тоже па 12 колоннах, стоящих внутри помещения и символизирующих 12 часов в сутках (древние китайцы делили сутки на 12 частей, а не на 24, как принято сейчас). Каждая колонна сделана из бревен, часть которых при реконструкции 1890-1896 гг. привезены из лесов на юго-западе Китая, а остальные из США. Четыре центральные колонны высотой 19 м, на которых держится верхний ярус крыши, представляют четыре времени года. Всего крышу держат 28 колонн по числу созвездий, которым молился император во время жертвоприношения Небесам.

Таким образом, должно было олицетворять связь между землей, императором (представляющим человечество) и остальной Вселенной. Эти отношения подчеркиваются также тем, что имеет три крыши и, как и алтарь, установлено на трех террасах, на которые ведут три императорские лестницы.