В контрасте со строгостью планировок и объемов, оттеняя схематизм городских ансамблей и симметрию строений, формируется в эти годы образ природной среды. Новый тип парка получил название «английский», поскольку восходит к традиции, основоположниками которой были английские архитекторы (В. Кент, У. Чемберс и др.). В основе концепции — осмысление красоты первозданной Природы, свойственное европейскому Просвещению. Но ландшафтный, или пейзажный парк — отнюдь не «дикая» природа: это рукотворное произведение, «материалом» которого служили поверхность земли (ее выравнивали, подсыпали искусственные холмы, выкапывали водоемы), вода, образующая зеркала спокойных прудов или льющаяся водопадами, деревья, тщательно подбираемые по силуэту и графике крон, а также по цвету листвы, составляющей сложные полихромные композиции.

Пространство парка компоновалось с учетом движения, открытые панорамы сменялись замкнутыми тенистыми сенями; его обогащали павильоны, гроты, «руины», скульптура. Один из первых пейзажных парков России (1783) сделал в Богородицке, близ Тулы, А. Т. Болотов, просветитель, агроном, ботаник, художник. Он разбил, по его словам, «множество извивающихся и способных для гуляния дорожек, выводя все оные либо на какие-нибудь посреди леса красивые площади, либо на сделанные внутри куреней разнообразные полянки, снабженные для отдыхания сидыками».

Выдающимся образцом садово-паркового искусства стал Павловский парк (Ч. Камерон, П. Гонзага, 1780-е). Новый пейзажный парк примкнул к старому регулярному близ Екатерининского дворца в Царском Селе.

Территориальные границы классицизма. По степени завершенности и зрелости конца XVIII — первой четверти XIX в., разумеется, неоднородна, особенно если учесть, что классицистические постройки, как правило, соседствовали со зданиями, ранее существовавшими. Специфика быта, определяемая рангом населенного пункта (столица или уездный городок), с одной стороны, и национальными и региональными традициями — с другой, особенности ландшафта и климата вносили особые черты в облик каждой местности или города. Тем не менее общие принципы классицизма — в известной степени благодаря централизации проектирования — распространяются на территорию всей Российской империи; Украины, Белоруссии, Молдавии, Прибалтики развивается в эти годы в том же ключе, что и русская архитектура.