Проводем анализ некоторых тюркских воздействий в традиционной казачьей культуре, также рассматриваются параллели между культурой казачества и позднесредневекового рыцарства Западной Европы, и формулируются этапы составления индоевропейской военной традиции и развитие украинского казачества в этом контексте.

В культурном комплексе украинского казачества прослеживаются параллели с культурой степных номадов.

Как отмечалось в предыдущих разделах, украинское казачество — это типичное проявление индоевропейской военной культуры и в определенной степени является своеобразным проявлением на украинском грунте общеевропейских рыцарских традиций.

Хотя казачество сформировалось, и встал на исторической сцене в конце XV — первой половине XVI в., но его архаические составляющие элементы представляли собой отголоски очень давних европейских военных традиций.

Несомненно, военная традиция на протяжении всего своего существования подвергалась изменениям и подпадала под чуждые влияния, но стержень ее оставался неизменным. Следовательно, такие архаические элементы в казацком культурном комплексе, как певцы воинской славы, обучение молодежи, красный цвет как признак военной слои, отношение воина к женщине, сакральные культы меча, коня, воина-зверя, связь битвы с пиром, побратимство, по своему происхождению относятся к архаическому индоевропейского культурного комплекса.

Эти элементы активно развивались у народов индоевропейской языковой семьи в III-I тыс. до н. э., а некоторые из них зародились еще в период V-IV тыс. до н. э., во время существования и начала распада европейской языковой общности.

Что же касается народов алтайской языковой семьи, а именно тюрко-монголов, то в них большинство этих архаических элементов, похоже, появились позже, чем в индоевропейских народов. У тюрков они имеют вторичный характер, заимствованные ими в древних скотоводов-индоевропейцев в 3-1 тыс. до н. э. Произошло это вследствие миграции кочевников-индоевропейцев, которые около 5 тыс. лет назад передвигались по степи Евразии на восток и принесли в алтайские степи скотоводство и связанный с ним культ коня.

Вследствие прихода в украинские степи народов алтайской языковой семьи в средневековую сутки начались обратные воздействия. Постоянные военные и бытовые контакты способствовали тому, что казаки перенимали лучше у своего исконного врага — татаро-турецких захватчиков. Это касается и оружия — сабля военного снаряжения военной терминологии, бытовой лексики, прически, одежды. Однако, много элементов, которые позаимствовали украинские казаки в своих тюркоязычных соседей (одежду, прическу), имели европейские происхождения.

Проблема индоевропейско-алтайских взаимовлияний сложная и многоплановая. Она нуждается в научных усилий различных специалистов и еще ждет своего исследователя. Исследуя различные элементы культурного комплекса украинского казачества, невозможно оставить без внимания западноевропейские влияния на культуру украинского казачества.

Начинается новый этап его развития, а именно происходит формирование и становление духовно-рыцарских монашеских орденов. Своим существованием и успешной борьбой с врагами эти монашеские ордена производили большое впечатление не только среди западноевропейского не орденского рыцарства, но и на своих близких и дальних соседей, в том числе и на восточноевропейские военные состояния, включая казачество. Это влияние на украинское казачество нашел свое отражение в высшем его проявлении — Запорожской Сечи — “казацкой христианской республике”.

Недаром один из самых известных историков XX ст. Арнольд Тойнби в своем известном труде «Постижение истории» писал, что сечевое общество днепровских казаков образовывало военное братство, имея общие черты, как с эллинским братством воинов, так и с орденами рыцарей-крестоносцев.

Таким образом, Запорожская Сечь имела аналогии с духовными рыцарско-монашескими орденами Западной Европы XII-XIV вв. С ними Сеч связывают религиозность и аскетизм казацкого братства, коллективное владение земельными угодьями, культы Девы Марии Покровы, почитание святых Михаила и Георгия (св. Юра).

Вероятно, что эти западноевропейские воздействия не были прямыми, а скорее всего, опосредованными, через Польшу, возможно Мальтийский орден. Духовные рыцарско-монашеские ордена были не только образцом и объектом для подражания запорожскими казаками. В частности, и сече вое казачество развивало старые рыцарские и создавало новые собственные традиции на плодотворном украинском грунте.