Период Момояма (1573-1615) прошел под знаком постоянных войн, в результате которых Япония объединилась под рукой одного владыки. Замковая приобрела в те времена очень важное значение — замки были и средством сосредоточения власти у военных, и символом этой власти.

В конце XVI и начале XVII в. число замков в Японии превысило сотню. Многие из них своими размерами и техническим совершенством не уступали лучшим европейским. Но их отличало то, что кроме каменных укреплений в их конструкции применялись мощные деревянные каркасы, позволявшие выдерживать длительную осаду.

Лучшим примером из сохранившихся до наших дней уникальных сооружений является комплекс замка Химедзи (Химедзи-дзё). был построен после того, как сёгун Иясу Токугава отвел этот участок земли своему зятю Икеде Терумаса в благодарность за мужество в битве при Секигаре. Те

румаса между 1601 и 1609 гг. возвел здесь огромный замок. Он был окружен тремя рвами с водой, и внутри внешнего из них оказалась половина города Химедзи. Средний ров отделял жилища самураев от простых ратников и жителей города. За последним рвом сложная система ворот вела к крутому подъему. Он был устроен в виде неправильной спирали, и чем выше, тем более узким становился проход.

Комплекс защищали три сторожевые башни, связанные с главным зданием, или «стражем неба», контуры которого повторяли форму холма. По окружающим стенам шла двухэтажная галерея, укрепленная с обеих сторон.

Главная башня выглядит угрожающе, поднимаясь на 31,5 м от фундамента, а над окружающей долиной возвышаясь на 100 м. Ее построили по образцу более ранней сторожевой башни (боро) из трех независимых, но сообщающихся частей. На каменном фундаменте стоит двухэтажная секция,

над ней возвышается средняя секция, которая является основанием трехэтажной башни. Весь каркас, чтобы выдержать обстрел и землетрясение, укреплен двумя мощными столбами, поднимающимися от основания до самого верха здания. Первоначально восточный столб представлял целый ствол благородной пихты высотой 24,8 м. Западный столб был соединен из стволов двух деревьев — тсуги и благородной пихты. Конструкция сооружения демонстрирует глубокое знание средневековыми строителями механики высотных зданий;

в ней применены прочные соединения, распределяющие высокие нагрузки. Возможно, строители использовали здесь опыт возведения многоэтажных пагод.

Хотя так никогда и не прошел испытания осадой, он представлял собой могучую крепость. У трех сторожевых башен, окружающих центральную, свой силуэт кровли, выполненной в целой гамме стилей, в том числе китайского; здесь есть также мансарды, заостренные фронтоны с орнаментами. На жилые помещения смотрят закруглен-

ные сверху декорированные окна, а на седьмом этаже главной башни высится одинокий разукрашенный столб. Бойницы для лучников имели прямоугольную форму, а бойцы, вооруженные огнестрельным оружием, могли выбирать между круглыми, треугольными и квадратными бойницами. Стены комплекса до самых свесов крыши покрыты белой штукатуркой. Светлая палитра придает замку очень живописный вид, напоминая большую птицу, поэтому имеет еще одно название — Сирасагидзё, что означает «Замок Белой цапли».

Интенсивное замков, в свою очередь, привело к совершенствованию плотницкого инструмента. Двуручной пилой было не только работать тяжело, но и выковать ее полотно было трудно из-за большой длины. Плотники из Киото первыми придумали одноручные пилы.

В тот же период пришедший из Китая рубанок превратился в Японии в инструмент для обработки торцов. Он быстро вытеснил тесло, которое использовали, чтобы делать поверхность гладкой. Впоследствии у плотников появились также ин-

струменты для проточки канавок. Благодаря этому проще стало планировать внутреннее пространство зданий.

Нидзё был построен между 1602 и 1604 гг. и служил в Киото резиденцией сёгуну Иэясу Току- гаве. В 1625 и 1626 гг. он расширил замок, включив в него три сооружения, перевезенные из замка Фу- сими. Они образовали Ниномару, находящийся в центре комплекса и ставший символом богатства и власти.

Включенные в три здания соединены между собой галереями, выстроенными в стиле, который ныне известен под названием «соин-зуку- ри», или стиль японского дома. Проходя по ряду помещений, посетитель должен был проникнуться ощущением, что находится в самом средоточии власти.

Первым было помещение для слуг; следующее — для гостей, перед тем как их пропускали на официальную аудиенцию сёгуна. Положение гостя и хозяина подчеркивалось разной высотой пола. Посетитель входил в приемную, а сёгун сидел на возвышении. Две задние комнаты были предназначены для бесед с избранными гостями. Последняя же служила для личных нужд хозяина.

Комнаты в плане почти квадратные, и по всему периметру они окружены галереей с особым «соловьиным полом», громко скрипевшим, когда по нему проходил человек, как бы предупреждая о незваном госте.

Ниномару стоит отдельно во дворе замка, и тщательно отделанные ворота указывают на важный пост, занимаемый его хозяином. В Японии многие титулы ведут свою историю от символического значения ворот. Например, титул «Мо- мин» (Вдовствующая императрица) дословно переводится как «Отставленная от дворцовых ворот». В процессе объединения страны вместо военных сооружений Токугавы появились более изысканные знаки власти. Однако политическая составляющая архитектуры осталась прежней.