В Москве, Пскове, Новгороде и других крупных торговых городах на богатых купеческих дворах появляются каменные постройки, возводившиеся прежде всего для сбережения нажитого добра от огня и «лихих людей». На каменных подызбицах и подклетах рубятся по традиции «клеть», «пятистенок», «изба со связью». Эти привычные схемы жилых ячеек повторяются и в камне сначала как основания под деревянные жилые постройки, а затем и независимо, в качестве парадных палат.

Каменное жилье как бы исподволь завоевывало права гражданства и, начав с подклетов, постепенно отвоевывало у дерева этаж за этажом. Замену деревянных этажей каменными иллюстрирует дом калужского купца К. Н. Коробова. Сначала он выстроил каменные подклеты с деревянным жилым верхом, а затем в конце XVII в. вместо него возвел второй каменный этаж.

Начальный этап строительства жилья из камня и кирпича полон контрастов — это скромные подызбицы в Пскове и величественные палаты о трех «житьях» (палаты купца Сергея Поганкина там же), «каменные пятистенки» (дом Карташова в Пскове) и царские дворцы с анфиладами небольших комнат (палаты царя и царицы в Саввино-Сторожевом монастыре, середина XVII в.). Но наиболее характерны для того времени огромные трехчастные палаты, повторяющие схему зажиточного городского дома.

Представление о купеческих палатах середины XVII в. можно составить на примере дома Лапина в Пскове, известного также под более поздним названием «Солодежни». Жилище псковского «гостя» имело три каменных этажа, на которых располагались деревянные жилые чердаки. Каменное крыльцо вело в сени второго этажа, из которых попадали в две грандиозные квадратные палаты площадью почти по 100 м2. Из сеней по внутристенной лестнице можно было подняться и в верхние этажи. За сенями размещалось еще одно помещение, в его стене была устроена уборная с гончарными сливными трубами. Лаконичная дома Лапина с монументальными стенами, небольшими окошками, закрывавшимися железными ставнями, с выносным крыльцом и деревянными чердаками типична для ранних псковских жилых построек из камня. Очень близки по трехчастной планировке и характеру архитектуры первые палаты Меншиковых (середина XVII в.).

Во второй половине XVII в. каменные палаты появляются также и в приволжских богатых городах. В г. Гороховце до наших дней дошли первые древнерусские каменные посадские жилища. Из них рассмотрим подробнее дом Сапожникова (первоначально принадлежавший купцу Ершову), который позволяет воссоздать образ посадских палат в Центральной России. В этом здании сохранились два первоначальных этажа и каменная надстройка, которая сменила в начале XVIII в. деревянные жилые помещения. Одновременно со строительством третьего каменного этажа старое красное крыльцо было заменено лестницей, находящейся в специальной пристройке.

В нижнем этаже величественных палат были устроены складские и хозяйственные помещения, над ним в древнерусском «бельэтаже» размещалась по бокам сеней со стороны входа во двор парадная столовая палата, а в глубине участка находились две приемные комнаты. Комната хозяина была связана внутристенной лесенкой с подклетом. Из сеней также по внутристенной лестнице можно было попасть на третий этаж. С задней стороны дома к сеням примыкали маленькие кладовая и «нужник». Самой обширной (более 50 м2) и представительной палатой является столовая. В ее «красном» углу, под иконами, были накрепко закреплены лавки и стол, в «печуре» (стенная ниша) стояла дорогая посуда; слюдяной фонарь висел посередине красивого сомкнутого свода с симметричными распалубками, ребра которого были подчеркнуты профилированными тягами.

Каменные палаты были расположены торцом к улице и при входе во двор воспринимались с выгодной угловой точки зрения. Обзор здания из ворот, несомненно, учитывался зодчими, так как разные по форме наличники столовой палаты расположены симметрично углу здания, а не оси торца. В доме Сапожникова (Ершова) сохранились редчайшие старинные ворота из огромных стволов дуба.

Сравнение разновременных жилых домов, построенных в Гороховце в течение XVII в., позволяет проследить эволюцию трехчастной схемы при осуществлении ее в кирпиче. Если в доме Судоплатова пропорции плана вытянутые, подобно «избам со связью», а стены толстые, то в доме Селина, благодаря расположению прямоугольных палат длинными сторонами к сеням, сокращаются общая протяженность дома и периметр наружных стен, а их толщина уменьшается.

Большие планировочные возможности мелкоразмерного по сравнению с бревнами кирпича, его дороговизна и сложность ведения работ привели к поискам более компактных планов и экономичных решений построек. Накопленный опыт строительства из кирпича и камня позволяет мастерам второй половины XVII в. смелее отходить от канонических схем и формировать новые типы жилых каменных домов, отвечающих специфическим возможностям строительного материала и изменениям в быту.